Наш боевой собкор

Наш собкор — фронтовик Владимир Кушнер — прошел войну от Сталинграда до Будапешта

Наш собственный корреспондент — фронтовик Владимир Игнатьевич Кушнер — ушел из жизни чуть больше года назад. Ему было без малого 100 лет. Биография ветерана‑собкора — это эпоха испытаний и потрясений. Но особое место в ней занимает Великая Отечественная война.


Семья фронтовика бережно хранит все то, что напоминает о нем. Черно‑белые фотографии 40‑х, вырезки из газет, боевые медали и ордена. Дочь ветерана Татьяна Владимировна, гомельская пенсионерка, улыбается с тихой грустью:

— Мне кажется, что вот сейчас раздастся стук в дверь, и я услышу голос отца: «Посмотри, какие нынче ягоды я принес из леса!» Он ведь не мог жить без природы. Она давала ему силы. Корни у папы сельские. Родился и вырос в деревне Великий Бор Хойникского района. Его отец работал письмоносцем, папа и читать‑то научился по газетным строчкам. После школы пошел учиться в Могилевский газетный техникум, а там срочная армейская служба в Киеве, которая вскоре обернулась фронтовыми буднями.


 Татьяна Владимировна легко возвращается в прошлое. Что отец воевал, с детства — святая данность. Была маленькой и очень гордилась, когда мальчишки во дворе спрашивали:

— Твой отец военный?

Важно отвечала:

— Нет, он фронтовик!

Рассказывает, как всегда ждала 9 Мая. Тогда вместе с папой, взяв его за руку, шла на парад. Отец уже был собственным корреспондентом «СБ» по Гродненской области, где проработал около 35 лет.

ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА КУШНЕРА.

— Медали он не надевал. Как‑то не принято это было. Просто нарядно, как все. О войне папа рассказывал без особых подробностей. Наверное, оберегал меня как дочь от тяжелых впечатлений. Знала, что был политруком в танковых и артиллерийских войсках. После госпиталя — уже на территории Венгрии — командиром санитарной «летучки», которая перенаправляла раненых с поля боя на «большую землю». Там и встретил победу. Когда подросли мои сыновья — Павел и Миша, стала просить отца, чтобы рассказал подробнее о фронтовом прошлом.

ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА КУШНЕРА.
Несколько лет назад Павел взялся записать дедушкины воспоминания. Каждый вечер они понемногу разговаривали о войне, восстанавливая его фронтовые пути от Сталинграда через Украину, Румынию, Болгарию до Будапешта.

— Сталинградская битва — сражение, о котором трудно говорить спокойно, — Павел делится тем, что его сильно задело за живое. — По рассказам деда, это был настоящий ад. Фашистские самолеты летели в три этажа. Бывало, вместо бомб немцы сбрасывали вагонные колеса. Эффект не менее пугающий. Иногда казалось, осколков и пуль в воздухе больше, чем самого воздуха — голову страшно было поднять. Пыль и дым после бомбежек на долгие часы застилали небо. Как вообще уцелел, он и сам не понимал. Медаль «За оборону Сталинграда» для него была первой и, пожалуй, самой дорогой из наград. 

Незадолго до ухода из жизни внук свозил Владимира Игнатьевича в родную деревню Великий Бор. Дед хотел поклониться отчим местам и постоять у памятника односельчанам, сожженным в годы оккупации. Павел пересказывает историю, услышанную от него:

— Это был тот самый фашистский цинизм, когда собрали стариков, завели в конюшню, сказали, мол, подождите здесь, сейчас за вами приедет машина, чтобы отвезти на работы. Сами же заперли ворота и подожгли... Суровые времена пережил мой дед. В нынешнем веке это трудно и представить. Для меня он — человек с большой буквы, сумевший с достоинством пройти тяжелейшие испытания, по жизни остаться настоящим бойцом, а еще стержнем и душой семьи.

draluk@sb.by

Уважаемые читатели! Пишите нам о своих дедах и прадедах, воевавших на фронтах и партизанивших в Великую Отечественную. Присылайте их фото. Мы обязательно расскажем о них в газете.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ
5
Загрузка...
Новости и статьи