Нас Вязынь накрепко связала

Казалось бы, ну что за достопримечательность — въездной знак? У вязынцев на сей счет свое мнение. История и впрямь интригующая.

Скупые на похвалу крестьяне перечисляют добрые начинания и дела местной власти.

Казалось бы, ну что за достопримечательность — въездной знак? У вязынцев на сей счет свое мнение. История и впрямь интригующая.

Княжна Елена и император Наполеон

Да, именно великая княжна Елена Иоанновна, невеста великого князя литовского Александра Казимировича в 1495 году имела счастье проследовать через сие местечко и обратить на него свое величайшее внимание: от тех древних времен и пролегла коммуникационная военная дорога — извилистая, огибающая заболоченные места. Спустя три с лишним столетия свою руку приложил и император Наполеон — спрямил путь. Следы насыпной гребли сохранились и до дней нынешних.

«2-го июля, в день положения ризы Пресвятыя Богородицы, совершилось скромное, но отрадное для религиозного чувства, торжество — освящение новоустроенной во имя Успения Божией Матери деревянной приходской церкви в м. Вязынь Вилейского уезда» (Литовские епархиальные ведомости. 1901 год). Через 8 лет в деревне был воздвигнут костел Рождения Девы Марии.

Дом культуры, школа, садик, магазины — это уже соцкультбыт советских времен. Агрогородок — сегодняшнее творение, дань и олицетворение современности.

В гармонии с природой и душой

— Если люди почувствуют, что они живут именно в этом единстве, то тогда буду считать, что состоялся как председатель сельского Совета, — рассуждает Игорь Судникович.

Получается ли? Крестьяне, в общем-то, скуповатые на похвалу, вместо ответа перечисляют добрые начинания и дела, «народные стройки» местной власти.

КОЛОДЦЫ. Их, общих, несколько на деревню. Но у каждого — хозяин. И не один, а два-три. Кто поблизости живет, чаще пользуется, тот и раскрасит, и подкрасит, и подремонтирует. Чтобы лучше был, чем соседский. И обязательно цветочная клумбочка рядом или экзотические растения. Андрей Гаранин, работник лесничества, к примеру, украсил свой «социальный объект» резьбой и поделками из дерева. Если надо, сельисполком краску, материал выделяет.

МОСТ. Он появился на окраине малонаселенных деревенек Чехи и Щуки также благодаря коллективным стараниям. Хотя, казалось бы, стратегического значения и не имеет. Но он так был нужен! Чисто в житейском плане. В лес ведь не сходить, на сенокос, в соседние деревни не попасть. Река отрезает и от добротных пастбищ. Воистину, и стар и млад вышли на «народную стройку». Пенсионеры детей из города повызывали. Даже председатель-организатор был удивлен проявлением всеобщей и в то же время индивидуальной заинтересованности, выразившейся в необычной и неожиданной форме: каждый человек, оскабливая бревно, оставлял личную метку, что это именно он приложил свою руку. Соревнование даже устроили, чьих бревен будет уложено больше.

Зато как бережно относятся теперь к общественному достоянию! Кто-то попытался на груженом тракторе перемахнуть через мост. Тут же позвонили председателю сельсовета, чтобы пресек безобразие. Строение-то максимум на проезд легковушки рассчитано.

ДЕНДРОПАРК. Казалось бы, кругом такая чудесная природа, а кто-то мечтает о… дендрарии. Архитекторы поработали — и неухоженный пустырь как нельзя лучше вписался в «лицо» деревни. 18 наименований деревьев и экзотических кустарников, рассаженных на полутора гектарах, теперь радуют глаз. Ухаживают за ними работники лесничества и школьники.

Память бережно храня

Величественные строения костела Рождения Девы Марии и церкви Успения Божией Матери — исторические достопримечательности Вязыни. Святые места. Прихожане трепетно хранят их, чтобы и они оберегали еще не одно поколение трудолюбивых сельчан. А буквально нынешней весной высадили у костела аллею из 70 елей.

На Польском кладбище уже никого не хоронят. Но какой здесь всегда порядок!

— Времена, к счастью, изменились. Воинствующий атеизм отступил. И теперь многие общественные дела Совет решает вместе со служителями церкви и костела. А если уж совсем откровенно, то с верующими гораздо легче работать, — признается Игорь Михайлович и приводит конкретный пример: — В соседней деревне Кобузи  все до единого жителя вышли без уговоров на благоустройство кладбища. За два часа и прибрали, и подправили, покрасили забор, и деревья старые спилили. Любо-дорого посмотреть.

Всего лишь несколько километров отделяют этот населенный пункт от деревни Латыголь. А отношение к памяти предков совершенно иное. На благоустройство пришли... депутат и староста. Церковный служитель Петр Лисовский утешил: мол, память не сразу и не ко всем возвращается. Как потом стыдно было ни во что не верующим, когда вместо них группа молодежи из Молодечно (по просьбе местного священнослужителя) убрала могилки, в которых покоятся чьи-то родители, дедушки и бабушки.

Стыд все-таки проник в заблудшие души: большинство захоронений теперь ухожены.

Да что кладбища, в 33 деревнях Совета много стариков нуждаются в ежедневном уходе и заботе. Исполком вышел с инициативой перед районными властями: организовать дом сезонного проживания. Объединились с центром занятости, отремонтировали пустующее здание бывшей библиотеки. Тут же три бабушки откликнулись на предложение перезимовать под одной крышей. Во-первых, экономнее. Во-вторых, веселее время и одиночество коротать.

Или вот три пруда. Панскими их и по сей день называют. Когда-то красивейшими были. А теперь заброшенные, неухоженные.

— Начали прорабатывать проект расчистки. Прикинули по деньгам — за миллиард зашкаливает. Предлагаю поэтапно браться за дело, частями изыскивать средства. Обращаюсь в ведомства, от которых зависит финансирование, с серьезным аргументом: озера наверняка связаны в вилейской водной системой, как можно допускать попадание в нее грязной болотной воды? Понимание есть. Денег пока нет.

— А уверенность-то хоть есть, что и деньги найдутся, и пруды оживут?

— Без веры и уверенности и не начинали бы! — отвечает Игорь Судникович. — Дело времени.

Денег не проси — сам заработай

Вязынский сельсовет — аукционный (в Вилейском районе еще три Совета обладают правом проведения аукционов по продаже земельных участков). Живописные места востребованы. И особенно притягательны для минчан. Конечно, не все 33 деревни, а лишь 6 — прилегающие к лесным массивам, водохранилищу и речке Илия.

Аукцион — это живые деньги. 100 миллионов с начала года положили в собственную копилку — больше всех в районе.

Конечно, поработать в паре с Молодечненским УКСом пришлось немало. Но овчинка, как говорится, выделки стоит. Поэтому расчищается новый массив. Но уже с отсыпанной дорогой, проложенным водопроводом, линией электропередачи. На аукцион будет выставляться не «голый», а с полным «набором» коммуникаций. Естественно, стоить будет подороже и доход побольше.

Но вот беда: заработанные на аукционах деньги сельсовет не может расходовать по своему усмотрению. Ремонт здания исполкома ведется — ни копейки не взять. Те же пруды чистить — тоже бы неплохо начать со «своих» денег.

— Беда. Но не так уж она и страшна, — не теряет оптимизма председатель сельисполкома. — Главное, есть идеи, стремление воплотить их в жизнь. Ведь наша древняя Вязынь накрепко нас всех связала.

Владимир СТРЕЛЬСКИЙ, «БН»

Вилейский район

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?