Источник: Союзное вече
Союзное вече

Народный артист России Эдгард Запашный: В душе собачник, а всю жизнь работаю с кошками

Представитель знаменитой династии рассказал «СВ», как завоевать уважение царя зверей, в чем разница между российским и белорусским цирком и почему в последнее время часто приезжает в Могилев.

С белоснежного льва Джона отливали фигуры (фото внизу) для Пушкинского моста в Могилеве.
Личный архив Эдгарда Запашного

CIRQUE DU SOLEIL – ИКРА ЗАМОРСКАЯ, БАКЛАЖАННАЯ

– Эдгард, российский и белорусский цирк чем отличаются?

– Российская цирковая компания – самая большая в мире. Нигде нет такого количества стационарных зданий и официально работающих в этой структуре артистов. Здание Большого Московского цирка на проспекте Вернадского – третье по величине. Первые два находятся в Китае, но построены недавно. Нашему почти полвека.

В Беларуси, как и в России, очень бережно относятся к традициям – поэтому высокий уровень мастерства. Часто встречаю артистов из республики на международных цирковых фестивалях, где они занимают призовые места. Правда, не могу сказать, что их много.

– К нам на гастроли часто приезжает всемирно известный Cirque du Soleil. Для вас канадцы – конкуренты?

– Пятьдесят-семьдесят процентов их труппы – русскоговорящие артисты, выходцы из стран СНГ. То есть качество зарубежного цирка во многом зависит от отечественного. Часто слышу возмущения, мол, давайте иностранным гастролерам перекроем рынок. Зачем? Пусть приезжают. Конкуренция стимулирует развитие.

С большим уважением отношусь к Cirque du Soleil. Но вижу, какие трудности со зрителями они испытывают и в России, и в Беларуси. Популярность начинает падать. Моя подруга, сходив на шоу, очень точно охарактеризовала их уровень: «Икра заморская, баклажанная». Канадский цирк настолько раскручен, что зритель, покупая билет, ждет чего-то невероятного. В итоге после одного-двух представлений пропадает желание тратить деньги. Все программы мало отличаются друг от друга. Тот же минский цирк выдает не менее качественные шоу, но за вменяемые цены.

ПОРА МЕНЯТЬ КАРТИНКУ

– Вы часто приезжаете на «Славянский базар в Витебске» – и как ведущий, и как зритель. Нет желания выступить с цирковым шоу?

– В прошлом году была такая идея – не хватило времени на подготовку. Цирк тяжело снимать – в большинстве случаев в кадре получается сплошное мелькание. Поэтому нужно подобрать номера, которые хорошо смотрелись бы на телевизионном экране. Надеюсь, в этом году все-таки выступим.

– На ваш взгляд, «Славянский базар» способен конкурировать с большими европейскими фестивалями?

– Может даже перещеголять своих западных конкурентов. В Витебске уникальная атмосфера. Я был на всевозможных форумах в Венгрии, Германии, Италии. Под конец дня наблюдал грязный, пьяный город. «Славянский базар» проводится на более высоком культурном уровне. Люди приходят на концерты большой семьей – с маленькими детьми, пожилыми родителями. Все цивильно, никому в голову не придет устроить дебош.

Проблемы у фестиваля тоже есть – некая форма заезженности. Из года в год приезжают одни и те же артисты и поют одни и те же песни. Зритель перекормлен таким продуктом. Пора менять картинку, использовать новые формы – балет, театр, спорт, как на открытии Олимпийских игр в Сочи. Зрителям и участникам нужно показать культуру страны.

– Обычным цирковым представлением, наверное, сейчас тоже никого не удивишь…

– Конечно, зритель ждет масштабного действа. Если братья Запашные два часа будут жонглировать пятью мячиками, то через пятнадцать минут их вместе с цирком вынесут куда-нибудь на помойку. С другой стороны, недавно был на моноспектакле «Не покидай свою планету» по «Маленькому принцу» Экзюпери. Константин Хабенский полтора часа один на сцене. В этом случае любой спецэффект сразу испортил бы постановку. Достаточно хорошей современной режиссуры.

– Вы себе смену готовите?

– Сестер Запашных – у нас с братом по две дочки. Уж не знаю, насколько хорошая смена получится. О моих еще рано говорить – слишком маленькие. А вот семилетняя Ева Аскольдовна уже потихонечку начинает работать. Правда, пока «на ролях», а не как самостоятельная исполнительница.

МОЙ ЛАСКОВЫЙ И БРОНЗОВЫЙ ЗВЕРЬ

Африканский красавец Джон стал моделью для белорусского скульптора.

Фото: БЕЛТА

На вопрос, какой белорусский город любимый, Эдгард отвечать не любит. Говорит, сложно выделить один:

– Минск, как и Москва, – государство в государстве. У Бреста величайшая история. В Могилев влюбляешься с первых минут – я там последнее время частый гость.

В Могилеве Эдгард никогда не выступал, зато… участвовал в создании бронзовых львов для Пушкинского моста через Днепр.

Скульптуры четырех диких кошек лепили с натуры. Прообразом стал четвероногий артист цирка Запашных по прозвищу Джон. Пушистый красавец родом из Южной Африки. Это первый белый лев на территории России.

Джон вопреки опасениям оказался идеальной моделью – часами смиренно лежал в одной позе, пока скульптор Андрей Воробьев делал слепки. Запашные контролировали процесс от начала и до конца. Даже на завод приезжали – поправить неточности.

– Гуляя по Питеру, часто вижу как прекрасные скульптуры львов, так и ужасные: где-то лапа слишком маленькая, где-то хвост непропорционален телу, – рассказывает Запашный. – Больше всего обидно, что люди на протяжении веков созерцают эти неудачные работы. Поэтому к могилевскому проекту отнеслись ответственно. Долго обсуждали, какой должен быть лев – добрый, злой, агрессивный, дружелюбный…

В результате получились настоящие стражи города, которые не дадут в обиду ни жителей, ни гостей. Высота фигур – примерно два метра. Одна пара бронзовых красавцев стоит, опираясь на шар, а другая – лежит, внимательно наблюдая за тем, что происходит вокруг.

– Как думаете, Джон и его сородичи вас любят?

– Лев – эгоистичное животное. Найти общий язык с крупным хищником очень нелегко. Но шанс завоевать уважение все-таки есть, если ты действительно хороший дрессировщик. Но мне еще тяжелее. В душе я собачник, а всю жизнь работаю с кошками.

ДОСЬЕ «СВ»

Эдгард Запашный родился в 1976 году в Ялте. Представитель цирковой династии. На арену цирка Эдгард впервые вышел в детстве вместе со своим младшим братом Аскольдом. Вместе они продолжили семейное дело и основали «Цирк братьев Запашных». Дважды занесен в Книгу рекордов Гиннесса: за самый длинный прыжок льва с человеком на спине и за трюк «Самая высокая колонна из трех человек на бегущей паре лошадей». С 2012 года директор Большого Московского госцирка на проспекте Вернадского.

Ирина МУСТАФИНА

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?