Источник: Союзное вече
Союзное вече

Народная артистка России Татьяна Догилева: Раньше меня знали как «Блондинку». А сейчас как бездомную

Дочь Догилевой –  22-летняя Екатерина пошла по стопам мамы – окончила Американскую академию драматического искусства
Фото: Елизавета КЛЕМЕНТЬЕВА/ТАСС
Сегодня любимица зрителей на экране появляется редко. Но каждая ее работа – событие. В прошлом году она сыграла строгого завуча в молодежной комедии «Хороший мальчик», а скоро на фестивале «Кинотавр» представит драму Кирилла Плетнева «Жги», где у нее снова роль начальницы. О любимых ролях и несбывшихся мечтах актриса рассказала на творческом вечере в Гатчине.

В ТЕАТРЕ ВЫЖИВЕШЬ ИЛИ НЕТ – ТВОЯ ЗАБОТА

– Сценическую жизнь вы начинали в Ленкоме – одном из самых популярных московских театров. Легко нашли общий язык с художественным руководителем Марком Захаровым?

– Очень тяжело. Марк Анатольевич строил театр, «созвучный» времени. Но не растил актеров. А я пришла сразу после ГИТИСа, где к студентам относились очень нежно, считали бутонами, которые вот-вот должны раскрыться. В театре выживешь или нет – твоя забота. Роль Нели в «Жестоких играх» вместе со мной параллельно репетировала другая актриса. Происходило это так: «Садись, Таня, теперь Мила играет. Опять Таня. Нет, у Милы лучше получается». Очень жестко. Зато благодаря этой роли меня заметили и пригласили в телепостановку «Безобразная Эльза», где моими партнерами стали прекрасные артисты – Василий Бочкарев, Евгений Стеблов, Александр Леньков.

– Какую театральную роль любите больше всего?

– Электру в трагедии Эсхила «Орестея». Ее в начале 1990-х ставил в Театре Российской  армии немецкий режиссер Петер Штайн. Мы даже гастролировали в Греции, на родине пьесы. Причем играли в античном амфитеатре Эпидавра по ночам, когда на улице было не так жарко. Выступая на сцене, которой уже двадцать пять веков, испытала катарсис. Было ощущение, будто тобой овладевают какие-то высшие силы.

Вообще, когда сейчас анализирую свои работы в кино или театре, понимаю одно: это не роли, а часть моей жизни. Говоришь о какой-нибудь героине – и вспоминаешь, что тогда происходило в жизни.

МИРОНОВ ЧАС СИДЕЛ ПО ГОРЛО В ЛУКЕ

– В вашей кинобио-графии большую роль сыграл Владимир Бортко…

– Поколение восьмидесятых знало меня по его «Блондинке за углом», а вот нынешнее, боюсь, по «Бомжихе» (телесериал, вышедший на экраны в 2007 году. – Ред.).

Андрей Миронов – любимый экранный партнер актрисы. Дуэт особенно запомнился по фильму «Блондинка за углом».
Кадр из фильма

С Бортко тоже работалось непросто – много спорили. Недавно была на премьере его фильма «О любви». Увидев меня, режиссер заулыбался и зачем-то подвел к исполнительнице главной роли Ане Чиповской: «Ты – это она, а она – это ты!». Опешила и даже не поинтересовалась, что это значит. Лишь потом дошли слухи, что Аня тоже сильно ругалась с Бортко.

Комедия «Блондинка за углом» была одним из его первых фильмов. Опыта ноль, на съемках регулярно случались какие-то курьезы. Например, один эпизод снимали на овощебазе в пятиградусный холод. Андрей Миронов, по горло закопанный в лук, почти час ждал, пока режиссер с оператором выстроят мизансцену. В итоге не выдержал и вылез из этого холодильника с криком: «Я не буду сниматься, сначала договоритесь!»

– На тот момент он был уже звездой. Сказывался статус?

– Что вы, в то время закидали бы камнями любого, кто произнесет слово «звезда»! В моде была самоирония. Миронов ни разу не говорил о своих успехах. Он был прекрасен, показал мне Ленинград. Обожал этот город, там жил его сводный брат Кирилл Ласкари (артист балета, хореограф, писатель. – Ред.). После съемок мы гуляли втроем, ходили по ресторанам или в гости к друзьям Андрея.

СТАНИСЛАВСКИЙ ПРИУЧИЛ К ДНЕВНОМУ СНУ

– Тоскуете по большим проектам в кино?

– Нет. Счастлива, что у меня нет зависимости от профессии. Я много играла, пробовала себя в разных профессиях, с кем только не довелось общаться. В той же «Блондинке за углом» снимался Марк Прудкин, ученик Станиславского. В три часа дня, независимо, успели или нет снять нужную сцену, актер отправлялся отдыхать. Потом говорил: «Вы думаете, я устаю? Нет, это Станиславский приучил нас к дневному сну. Потому что в театр к началу спектакля надо приходить со свежей головой».

– Вы всегда отличались твердой общественной позицией. Следуете завету Некрасова: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»?

– В школе я училась в историко-литературном классе, в том числе поэтому всегда поддерживаю проекты по сохранению старой Москвы. Больно смотреть, как разрушают исторические здания. Но, к сожалению, поняла, что моих сил для борьбы недостаточно.

ДОСЬЕ «СВ»

Татьяна Догилева родилась 27 февраля 1957 года в Москве. В 1978 году окончила ГИТИС. В 1978 – 1985 годы работала в «Ленкоме», в 1985–2012 годы – в Театре имени Ермоловой. Дебютировала в кино в 1971 году ролью радистки в фильме «Отдать швартовы!». Снялась в сотне фильмов: «Восток-Запад», «Забытая мелодия для флейты», «Дважды рожденный», «Афганский излом» и многих других. Режиссер фильмов: «Лера» и «Горизонт». Автор книг «Жизнь и приключения Светы Хохряковой», «Тогда, сейчас и кот Сережа».

САМА СЕБЕ РЕЖИССЕР

Мечтала сняться у Германа


– Есть режиссер, у которого вы мечтали сняться, но не довелось?

– Одно время я часто отдыхала в поселке Репино, где у многих ленинградских кинематографистов были дачи. 

В том числе у Алексея Германа. Он был совсем не таким, каким можно представить по его фильмам: весельчак, говорун, рассказчик... Однажды решилась ему сказать: «Леш, мне так хочется сняться в таком кино, как у тебя…» Он отшутился.

– Теперь понятно, почему сами решили заняться режиссурой.

– Всем актрисам моего склада после сорока лет хочется пробовать себя в другой профессии. Ольга Аросева, узнав о моих мыслях, была шокирована: «Боже мой, зачем тебе это надо?!» Но меня было не переубедить. Сначала затеяла спектакль «Лунный свет, медовый месяц» по пьесе английского драматурга Ноэля Кауарда «Частная жизнь». Думала, въеду в профессию на белом коне, а в результате не было ни одной газеты, которая меня не обругала бы. Хотя в итоге спектакль шел почти двадцать лет.

Потом мне страшно захотелось снять кино. Ходила по продюсерам – снова на меня смотрели, как на сумасшедшую. Но внезапно на «Мостелефильме» предложили сценарий мелодрамы «Лера». И я тут же согласилась. Перед съемками начало трясти, да так, что дышать не могла. Занялась аутотренингом: «Успокойся, вспомни, зачем ты все это затеяла?» Ответ нашелся один: «Из желания крикнуть «Мотор!» Больше ни одной мысли в голове не было. Но все сложилось удачно – на этот раз никто меня не ругал. Наоборот, даже получала призы на кинофестивалях.

– Последняя ваша режиссерская работа – короткометражка «Горизонт».

– Сейчас в кино царит страшный диктат «формата» и денег – хуже, чем идеология в Советском Союзе. Актрис чаще всего утверждает не режиссер, а продюсер. И мне захотелось, хоть на телефон, снять то, что хочется. Написала сценарий о взаимоотношениях пожилой интеллигентной пары с молодой сиделкой. Действие происходит в Юрмале. Супруги любуются природой, говорят о вечном. А прислуге нужны только деньги. Налицо конфликт поколений и менталитетов. Фильм снимали силами рижских студентов. Вместе со мной и молодой латышской актрисой в фильме снялся Эммануил Виторган.

Нина КАТАЕВА

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?