Нам застанецца спадчына

Медык, мастак, педагог, архiтэктар -- каррэспандэнты "Р" сустрэлiся з лаўрэатамi прэстыжнай прэзiдэнтскай прэмii

На працягу ўжо 20 гадоў у калядныя дні стала добрай традыцыяй ушаноўваць лепшых людзей краіны. Пяць самых высокіх узнагарод — прэміі Прэзідэнта «За духоўнае адраджэнне», а таксама 10 спецыяльных прэмій дзеячам культуры і мастацтва ўрачыста ўручаны ў Палацы Рэспублікі.


Давайце пазнаёмімся бліжэй з некаторымі з уганараваных лаўрэатаў.

Сделать шаг вперед


Научился сжимать пальцы рук, ползать, сделал первый шаг… Для детей, в медкартах которых стоят сложнопроизносимые диагнозы, — это почти как для большинства на Эверест взобраться. И они взбираются, пусть с трудом и усилием. Поэтому в стенах Республиканского реабилитационного центра для детей с инвалидностью не просто верят в чудеса, а знают, что они случаются. Например, шестерых детей здесь подняли с инвалидных колясок буквально за полгода. Не зря коллектив этого центра получил премию «За духовное возрождение». 

Захар РЕУТ учится ходить с помощью специального «космического» костюма


В руках у директора центра Людмилы Кондрашовой фотография:

— Это наша гордость — Стасик. На фото, видите, еще на инвалидной коляске. Во время прошлой реабилитации он научился ходить. Представьте, мы не могли даже остановить мальчугана — все путешествовал по коридорам.

Еще год назад Станислав проводил время больше на руках у своего папы. Сегодня передвигается сам. Сергей Белый, пока жена остается с младшей дочкой, постоянно ездит на реабилитацию с сыном. И каждый раз они хвастаются  перед ней очередными победами. Сергей Николаевич рассказывает, как это обычно происходит: «Радуем нашу маму после каждого реабилитационного курса. Например, сразу говорили, что Стас научился самостоятельно стоять несколько секунд. Потом уже показывали, как  сын делал первые шаги. А в этот раз приехали и предупредили: «Лучше сразу присядь в кресло, чтобы не упала. Стасик может ходить!» В основном он передвигается с помощью ходунков, но уже может и без них. Для ребенка, который еще недавно не мог стоять даже несколько секунд, — это как в космос полететь, вы же понимаете».

Прячет за угол ходунки и четырнадцатилетний Ваня. Несколько лет назад он пообещал, что будет заходить в кабинет к директору без помощников. И, молодец, выполнил обещание. Делает свои несмелые шаги пока с поддержкой десятилетняя Катюша Белова. Она вместе со своей сестрой-двойняшкой родилась недоношенной. Сестренку «подтянули», за ней тянется и Катя. Таких историй здесь много. Но эти победы, нужно понимать, даются непросто. Через боль, слезы, через «не хочу».

— Но наших детей жалеть не надо, правда, Катюша? — Людмила Николаевна подмигивает девочке. —  Надо действовать по-другому: создавать мир, в котором они чувствуют себя комфортно. Поэтому в центре проводится комплексная реабилитация, нацеленная не только на восстановление физического здоровья ребенка, но и на всестороннее развитие личности.

На каждого подопечного здесь составляют индивидуальную программу реабилитации. Курс занимает от 4 до 6 недель. За это время один  ребенок получает около 60 процедур. С детьми работает целый штат педагогов, психологов, дефектологов, медицинских работников. В центре внедрены роботизированные реабилитационные системы. Здесь собраны самые современные, а заодно и эффективные тренажеры и аппараты. «Космические» костюмы, имитаторы ходьбы, велосипеды… Например, на динамическом параподиуме могут ходить девочки и мальчики с травмами спинного мозга, ДЦП, неврологическими нарушениями…

Но ребята во время реабилитации не только получают лечебные процедуры, но и учатся, подчеркивает Людмила Кондрашова: «Более того, теперь здесь могут пройти реабилитацию первокурсники вузов и ссузов, которым еще не исполнилось 18 лет. Этот курс внедрили совсем недавно».

Людмила КОНДРАШОВА вместе с Катюшей БЕЛОВОЙ

Антон Прокопцов как раз попал на такой курс. Он — студент Минского государственного музыкального колледжа имени М.И. Глинки. Молодого человека встречаем с микрофоном в руках: «Готовлюсь к концерту». Впервые его вокальные данные раскрыли именно здесь. Музыкальный руководитель Наталья Денисова аплодирует ученику и тихонько шепчет: «В каждом заезде ищем таланты. Уже взрастили своих звездочек. Один поет, второй рисует, третий пробует себя в актерстве. Дети раскрываются, начинают чувствовать себя увереннее». 

Чтобы реабилитация еще была более полной, в центре открыли класс профессиональной ориентации. Ребят обучают работе с кожей, сапожному делу, знакомят с азами работы приемщика заказов, бухгалтера и директора мастерской. Кроме того, известные спортсмены, визажисты, повара проводят мастер-классы. Людмила Николаевна показывает уютный класс, где дети делают свои первые шаги, но уже в будущей профессии: «Надеемся, для них это станет толчком к ремесленной деятельности, индивидуальному предпринимательству».

Кстати

Республиканский реабилитационный центр для детей с инвалидностью входит в систему Министерства труда и социальной защиты. Первые детки приехали сюда на лечение еще в 2000 году. За все эти годы центр принял более 15 тысяч человек. Если по состоянию здоровья или по своему возрасту ребенок нуждается в сопровождении, он может оставаться с мамой или папой — для этого есть гостиница на 41 место. Важно, что реабилитацию  дети проходят бесплатно. Здесь вообще нет ни одной платной услуги — все расходы по содержанию и функционированию РРЦДИ несет государство. Но самое важное то, что почти у 100 процентов детей после курса реабилитации наблюдается улучшение состояния.

Таисия АЗАНОВИЧ

azanovich@sb.by

Книга всей жизни


Народным зодчеством Сергей Сергачев увлекся, еще будучи студентом  Белорусского политехнического института. А получив диплом архитектора, все свободное время стал проводить в поездках по деревням. Постоянным его спутником был фотоаппарат. Тогда молодой человек, а сегодня профессор, заведующий кафедрой «Архитектура жилых и общественных зданий», и представить не мог, что станет автором книги «Народное зодчество Беларуси. История и современность», за что и получит премию «За духовное возрождение».

Почти 50 лет Сергей Алексеевич собирал материал для книги


— Сергей Алексеевич, в первую очередь хочу поздравить с 70-летием, которое вы на днях отмечали. Настроение рабочее?


— Работать мне всегда интересно. Архитектура — прекрасная профессия, есть возможность выбирать, чем тебе заниматься. Я всю жизнь занимался народной архитектурой, нынче увлекся далеким прошлым. Меня сейчас интересуют две темы. Первая — 1500-е годы, когда было Великое Княжество Литовское. Тогда все перевернулось, очень жестко стало в землепользовании. Это повлияло на планировку городов, застройку деревень. И то, что мы сегодня имеем, зарождалось тогда. Но ведь сейчас у нас тоже колоссальные изменения в экономике, в общественных отношениях все по-другому. Я наблюдаю, как это сказывается на архитектуре.  А сказалось решительно. Все перестроено. Каждый город получил рынок как признак деловой успешности. Короткие связи, плотная застройка — все это формировалось тогда. Теперь, в принципе, происходит то же самое. Поэтому все эти процессы — как мостик из далекого прошлого сюда. 

— Обычно заслуженные архитекторы очень любят критиковать нынешнюю архитектуру Беларуси. А что скажете вы, человек того же поколения, но который как раз и выпускает в жизнь молодых специалистов, создающих сегодняшние города?

— Мне очень нравится то разнообразие, которое у нас есть. В 70—80-е все было куда печальнее. Строительство финансировало государство, а у него никогда много денег не было, поэтому приходилось ужиматься. В итоге все получалось достаточно скромным и одинаковым. Сейчас много нового, непохожего. Это меня радует. Студенты ищут пути, как себя проявить, новые направления. Идей, фантазий у них полно. Но для меня куда важнее, чтобы специалист, который выходит из наших стен, был востребованным. 

Что касается сегодняшней архитектуры, к Минску есть вопросы. Мне бы хотелось, чтобы он не потерял свою столичность. Не хочу обидеть областные центры, но внимание в первую очередь должно быть к главному городу, он — лицо страны. Вот возьмем Национальную библиотеку. В ее адрес было много критики: что за форма, почему стекло? Я на это так смотрю: раз говорят, значит, привлекла внимание. Пусть спорят, обсуждают — так рождается интерес к объекту, на него едут смотреть. Столицам именно такие здания и нужны. 

— Удивительно, что среди своих любимых мест вы не назвали музейный комплекс «Дудутки», одним из создателей которого вы являетесь.

— В «Дудутки» попал случайно. Там уже началась стройка, делали коровник, но он получился широким, и надо было переделать конструкцию крыши. Для этого меня и позвали. Я знал историю этой местности, про род Ельских (это композиторы, скульпторы, коллекционеры, писатели и так далее), но, увидев все воочию, понял, что это место должно славиться не молоком коровьим, а чем-то другим.  То есть сначала я приехал туда подработать, а под воздействием атмосферы, того воздуха мы изменили направленность объекта. Это было в начале 90-х. Мы стали позиционировать себя европейской столицей, куда будут приезжать гости. А что им показать? У нас хороший музей войны, Курган Славы, Хатынь. Остальное, что связано с историей, не то, было не подготовлено для показа. Главное же — ничего национального. Так и появились «Дудутки». Кстати, возвращаясь к Национальной библиотеке. Вокруг «Дудуток» тоже было много споров, ведь есть разные трактовки истории. Но в том числе благодаря этому люди и поехали на них смотреть. 

По тем временам это был интересный объект. Но я задумывал пойти дальше: чтобы приехавший туда человек взял плуг и перевернул несколько пластов этой земли. Или в кузнице сам взял в руки молот, пару раз ударил по наковальне и почувствовал все прелести физического труда. И таких интересных ходов может быть много. Надеюсь, что это будет следующий шаг. До этого я создавал музей народной архитектуры и быта. Руки связаны, денег минимум. «Дудутки» показывают, что музейное дело уже не может быть консервативным, его надо по-другому вести. Надеюсь, два эти объекта будут развиваться,  взаимодействовать с человеком.

— Ваша книга охватывает историю и современность народного зодчества Беларуси. Если с первым все понятно, то со вторым есть проблемы. Вы согласны, что народное зодчество умирает?

— У меня был такой период в жизни, когда я сам себе сказал, что уже все знаю и даже если увижу что-то, то это не может быть для меня новым. Потом я этим переболел. И теперь в какую бы деревню ни приехал, всегда нахожу что-то интересное, характерное для местности. Даже новая застройка в агрогородках создается на окраинах населенных пунктов, то есть деревни, улицы в целом сохраняются в том виде, как они сложились 400—500 лет назад. Недавно был в Рубежевичах, что в Столбцовском районе, и заметил, что дорога там необычная: осевая идет извилистой линией. Когда-то много-много лет назад лошадка с повозкой, чтобы подняться на эту крутую гору, виляла из стороны в сторону. С годами эту дорогу подсыпали, подсыпали, потом положили асфальт, но в итоге дорога все равно осталась извилистой. 

То есть и сегодня, куда ни поедешь, находишь что-то интересное. Другое дело, что уже не увидишь того, что я находил еще в свои студенческие годы. Не найдешь уже соломенной крыши, нет уже даже настоящей гонтовой крыши. Но принцип компоновки дворов, которые составляли улицу, сама застройка — все это осталось. И более того, сейчас вернулись к строительству скатных крыш, потому что в сельской местности плоские сложнее обслуживать. 

— Не обидно, что народное зодчество осталось только в деревнях?

— Когда в деревне человек собирался строить дом, то он сам выбирал местность. Никто не подгонял бульдозер и не выравнивал землю. Просто ставили разноуровневый фундамент и строили. В городе такое не могли позволить, там архитектуру «создавали» при помощи бульдозера. Вот в  том же Копыле очень крутой рельеф. В XVIII  веке там даже улица была под названием Задний Ров. Почему? Потому что, чтобы проложить дорогу, делали ров. 

— То есть настоящая Беларусь, она в деревне, а не в столице? Почему мы тогда зовем иностранцев в первую очередь в Минск?

— Чтобы понять Беларусь, надо ездить в деревню. Коровы, птички, а главное — люди, веками живущие на земле, их образ жизни — это самое интересное. А не только дома и стены больших городов. К счастью, у нас и большие города красивые и зеленые, и там тоже есть на что посмотреть.

— Расскажите, как создавалась книга?

— Собирал информацию всю жизнь. В 1969-м окончил БПИ и уже осенью по выходным начал ездить по стране. Фотографии тех времен есть в книге. Каких-то объектов из того времени уже нет, что-то перестроили. Например, в Кореличском районе на кладбище в деревне Лыковичи колокола висели на стволе раздваивающегося дерева. Конечно, сейчас этого уже нет. А вот в Нарочи перед костелом еще стоит колокольня, ее сейчас перекрасили, обшили — все красиво, но иначе, чем было. Я, к счастью, успел заснять ее в первоначальном виде. 

Сейчас в составе жюри республиканского конкурса на лучшую усадьбу езжу по стране и вижу, что сельский агротуризм ориентируется на то, чтобы поддерживать и показывать наши традиции. Меня радует, что люди покупают и перевозят какие-то отдельные здания, элементы. В Ошмянском районе, например, человек за основу своей агроусадьбы взял шляхетский домик 1918 года постройки, решил как-то разнообразить территорию, перевез амбарчик, реставрирует его, и это будет хорошим историческим памятником. Заметил, что практически в каждой агроусадьбе есть коллекция этнографии этого региона. Иностранцам это интересно. Агротуризм дает шанс памятникам народного зодчества и этнографии продлить свое существование и быть востребованными. Это очень радует.

Наталья СТЕПУРО

stepuro@sb.by

Узялi высокую ноту

Мінская музычная школа мастацтваў № 10 імя Яўгена Глебава летась адзначыла 45-годдзе. Сёння гэтую навучальную ўстанову добра ведаюць у краіне, сярод яе выхаванцаў нямала лаўрэатаў рэспубліканскіх і міжнародных конкурсаў, стыпендыятаў спецыяльнага фонду Прэзідэнта па падтрымцы таленавітай моладзі. Яе юным артыстам апладзіравалі ў Японіі, Італіі, Германіі, Балгарыі, яны прадстаўлялі краіну на дзіцячым «Еўрабачанні», як роўныя выступаюць з самім Дзяржаўным акадэмічным сімфанічным аркестрам. Вось і нядаўна на завяршэнне Года культуры і юбілейнага года школы канцэрт ладзілі разам. Выконвалі араторыю Глебава «Падарожжа ў краіну маленства». Маэстра Анісімаў зноў не скрываў захаплення.

Заняткі музыкай — справа сур'ёзная.
Фота Віталя ПІВАВАРЧЫКА

Вучням гэтай школы смела давяраюць першае выкананне сваіх твораў вядомыя кампазітары. Больш за 20 гадоў тут ажыццяўляецца праект «Музыка беларускіх кампазітараў у сэрцах нашых дзяцей» — адна з творчых візітовак школы, у канцэртах з вучнямі прымаюць удзел знакамітыя аўтары — Ігар Лучанок, Эдуард Зарыцкі, Кім Цесакоў, Валерый Іваноў. У 2001-м менавіта за поспехі ў развіцці нацыянальнай культуры школе было прысвоена імя выдатнага кампазітара народнага артыста СССР і Беларусі Яўгена Глебава.

Дырэктар школы заслужаны дзеяч культуры Беларусі Тамара Куніцкая расказвае:

— Дзеці нашы вельмі таленавітыя, працавітыя, ёсць сапраўдныя самародкі. Штогод радуюць перамогамі ў конкурсах, віншавальныя маланкі лаўрэатам размяшчаем на стэндах у школьным калідоры раз за разам. Не буду пералічваць імёны, каб нікога не пакрыўдзіць, гэта — дзясяткі вучняў, імі школа ганарыцца. Наогул, нашы дзеці вельмі любяць удзельнічаць у конкурсах, канцэртах, робяць гэта часта і з задавальненнем. Выступаюць і сольна, і ў складзе хароў, аркестраў, ансамбляў.

Пра гісторыю і сённяшні дзень школы Тамара Арцёмаўна можа гаварыць бясконца. Уся біяграфія — на яе вачах і з яе ўдзелам. Параўноўвае: у пачатку 1970-х было ўсяго 70 вучняў і два інструменты — баян і фартэпіяна. Сёння ў школе 900 выхаванцаў, іграюць на 23 інструментах: усе струнна-смычковыя, народныя, ударныя, духавыя, словам, паўнавартасны склад сімфанічнага аркестра.

Але не толькі з юнымі талентамі працуюць педагогі. Больш за 20 гадоў у школе існуе эстэтычны цэнтр, тут навучаюць музыцы ўсіх жадаючых, без узроставых абмежаванняў, група ранняга развіцця — пачынаючы з 3—4 гадоў, кожны, каго вабіць пачуццё прыгожага, можа далучыцца да таямніцы творчасці.

Дырэктарам Тамара Куніцкая працуе звыш 40 гадоў. Сённяшнія дасягненні — і яе вялікая заслуга. Гаворыць, сакрэт педагагічнага поспеху просты: першае — трэба любіць музыку і дзяцей, другое — абавязкова злучаць вопыт, мудрасць, прафесіяналізм настаўнікаў з імпэтам яркай і таленавітай моладзі. З задавальненнем пералічвае выхаванцаў розных гадоў, якія выйшлі на прафесійную сцэну: спяваюць у «Хоры Турэцкага» ў Маскве, іграюць першыя скрыпкі ў Марыінскім тэатры ў Пецярбургу, у аркестры Гергіева, з поспехам канцэртуюць па Еўропе, працуюць ва ўсіх вядучых аркестрах нашай краіны. З асаблівай гордасцю Тамара Куніцкая адзначае: больш за два дзясяткі выпускнікоў вярнуліся ў родную школу выкладчыкамі. Гэта, лічыць яна, — асноўная стратэгія ў фарміраванні моцнага педагагічнага калектыву.

Ірына ЮР’ЕВА

Нашчадкі Скарыны


Выдавецкі праект «Кніжная спадчына Францыска Скарыны» ўражвае маштабнасцю. Прымеркаваны да 500-годдзя айчыннага кнігадрукавання, якое будзе святкавацца сёлета, ён ажыццяўляўся на працягу некалькіх гадоў. Афіцыйны старт быў дадзены напрыканцы снежня 2014-га. Ініцыятарамі і асноўнымі выканаўцамі выступілі банк БелВЭБ і Нацыянальная бібліятэка.

Працу над факсімільным выданнем спадчыны Скарыны Канстанцін ВАШЧАНКА лічыць для сябе самай значнай
Фота Уладзіміра ШЛАПАКА

Факсімільнае выданне максімальна поўна аднаўляе кнігі Францыска Скарыны. У іх захаваны структура, змест, асаблівасці шрыфтоў і гравюр арыгінальных выданняў, перададзены ўсе штрыхі, набытыя на працягу 500-гадовага існавання. Усе тэксты выданняў суправаджаюцца каментарыямі вучоных, перакладамі прадмоў і пасляслоўяў Францыска Скарыны на беларускую, рускую і англійскую мовы.

25 кніг у 20 тамах — поўны збор таго, што было надрукавана Францыскам Скарынай у Празе і Вільні. Аснову факсімільнага выдання складаюць электронныя копіі захаваных кніг першадрукара, якія знахо-дзяцца ў бібліятэках і музеях Беларусі, Расіі, Украіны, Германіі і іншых краін.

Вядомы мастак-графік Канстанцін Вашчанка, які афармляў мнагатомнае выданне, не скрывае гонару, што атрымаў рэдкую магчымасць працаваць з унікальнымі матэрыяламі:

— Было надзвычай цікава і адказна. Зразумела, раней бачыў копіі ілюстрацый Скарыны, а тут у руках давялося патрымаць нават некаторыя ары-гіналы. Вельмі ўразіла! Наогул, працы такога маштабу і значнасці мне раней выконваць не даводзілася, думаю, наўрад ці калі яшчэ прыйдзецца.

Ці былі цяжкасці? Самым складаным, гаворыць мастак, было падтрымліваць стыль Скарыны, каб макет атрымаўся і не рэтра, і не надта авангардны, каб выглядаў арганічна.

— Калі вучыўся ў тэатральна-мастацкім інстытуце, адзін з педагогаў, вядомы ілюстратар Аляксандр Шэвераў гаварыў нам: у працы не павінна быць бачна поту. Гэта і было тым, чаго мне хацелася дабіцца. Так я і стараўся зрабіць. І, на мой погляд, атрымалася: проста, неназойліва і арганічна.

Пацвярджэнне поспеху — высокая адзнака дзяржавы. Спецыяльнай прэміяй Прэзідэнта дзеячам культуры і мастацтва Канстанцін Вашчанка адзначаны за высокі прафесіяналізм у афармленні шматтомнага факсімільнага выдання, дакладную перадачу ладу эпохі Францыска Скарыны і адпаведнасці гістарычнай значнасці першадрукара.

Ірына СВІРКО

svirko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости