Нам всё по рублю

Из 39 объектов, выставленных на продажу за 1 базовую величину (это сегодня 35 тыс. рублей), 15 находятся в деревне Зубревичи Оршанского района. Другого такого «клондайка» копеечных сооружений в стране, пожалуй, и не сыщешь. Но что это за сокровища? К поиску ответа на этот вопрос должно двигать, наверное, не только любопытство, но и здоровый коммерческий интерес. Ведь нынче модно инвестировать в недвижимость...

Из 39 объектов, выставленных на продажу за 1 базовую величину (это сегодня 35 тыс. рублей), 15 находятся в деревне Зубревичи Оршанского района. Другого такого «клондайка» копеечных сооружений в стране, пожалуй, и не сыщешь. Но что это за сокровища? К поиску ответа на этот вопрос должно двигать, наверное, не только любопытство, но и здоровый коммерческий интерес. Ведь нынче модно инвестировать в недвижимость.


На сайте Госкомитета по имуществу указано, что здания и сооружения в Зубревичах принадлежат учреждению «База — хранилище государственного страхового фонда документации». Это нынешнее витиеватое название. А что под ним? В глухом лесу в 7 километрах от деревни никаких документов не хранится. Зато когда–то здесь покоились... ядерные боеголовки.


Дорога дальняя


В советские годы объект являлся совсекретным, этим, очевидно, объясняется его местоположение. От ближайшего городского поселка — Болбасово — до бывшей военной части примерно 11 км. Наша машина тряслась по узенькой, местами прерывающейся «бетонке». По обе стороны — ни души. Чем ближе было хранилище, тем чаще мелькала мысль: «Разве кто–нибудь поедет в такую глухомань?» Ошибались. Навстречу нам из–за ворот базы выехала «Шкода» с минскими номерами.


«Приезжали трое предпринимателей, интересовались, что да как, — объяснил директор базы Владислав Мартиян. — Пообещали приехать еще раз с мощными фонарями. Хотят рассмотреть подвалы бывших бомбохранилищ».


По словам директора, за последние месяцы на объекте побывало с десяток бизнесменов. Владислав Яковлевич надеется, что кто–нибудь из них отважится на покупку и он «снимет с плеч свою ношу». С нетерпением ждут нового собственника и в департаменте по архивам и делопроизводству Минюста (этот орган сейчас курирует объект). В этом году на содержание бывшего военного городка запланировано выделить 92 миллиона бюджетных рублей.


Помимо директора, на базе работают еще десять человек: бухгалтер и охрана. Большинство сторожей — пенсионеры из Зубревичей и соседних деревень. Добираются сюда на велосипедах и пешком, чтобы подзаработать (зарплата сторожа 250 — 300 тысяч). Оружия у них нет. Впрочем, интереса к базе никто не проявляет. Наверное, потому, что, кроме телефона, здесь уже давно ничего не работает. А более–менее ликвидные материалы разворовали сразу после ухода военных.


Зато большой интерес к хранилищу питают дикие кабаны. Животных манит запах перегнившего зерна...


Из рук в руки


— А зерно–то здесь откуда? — интересуюсь я у директора.


— В 1993–м военные покинули объект (одновременно, как я позже выяснил в Минобороны, с городка был снят гриф секретности. — В.В.). Сразу встал вопрос, кому передать все это огромное хозяйство — здесь ведь не только бывшие бомбохранилища, но и гаражи, лаборатория, столовая, автономная дизельная электростанция, водокачка... Решили, что новым собственником должен стать местный колхоз «Дубровка» (теперь СПК «Зубревичи». — В.В.). Колхоз разместил здесь технику... А одно из помещений оборудовал под зернохранилище, — прояснил ситуацию Владислав Мартиян.


...Руководство колхоза испытало разные варианты, чтобы сделать переданное ему «хозяйство» рентабельным. На территории бывшего военного объекта выпускали даже сыр и мебель. Но огромные стареющие площади оставались обузой. В 1995–м колхоз избавился от тянущего в финансовую трясину балласта. Новым «счастливчиком» стало архивное ведомство.


«Мы посчитали, что разворачивать здесь какую–либо деятельность — себе дороже. Большинство построек 1956 года. С 1991 года за ними никто не следил. Нужны большие капзатраты, чтобы привести здания в порядок. А мы ведь не частная фирма, а организация, живущая за счет бюджета», — высказали свое видение в департаменте по архивам и делопроизводству.


Почему же бизнесмены не спешат?


Я попробовал взглянуть на базу глазами инвестора. Только 3 из 15 предлагаемых зданий (два бомбохранилища и столовая) представляют собой что–то стоящее. Остальное — неликвид, который проще снести, чем восстановить. Нужно вложить немало средств и пройти не одно согласование, чтобы обеспечить объект необходимыми коммуникациями: «запитать» электричеством здания от подведенной к базе ЛЭП, отремонтировать водокачку, оборудовать котельную котлом, поменять сгнившие трубы. Нужно выложить нормальную дорогу, на которой без проблем смогли бы разъехаться два грузовика. В общем, понадобятся сотни миллионов рублей, а возможно, счет пойдет на миллиарды.


Кроме того, надо будет заплатить за землю, на которой находятся постройки. Сколько? Позвонил в Госкомимущество, потом в землеустроительную и геодезическую службу Оршанского района и Орши. Узнал следующее. Земля — а территория бывшего военного городка составляет почти 62 гектара — должна передаваться в аренду по кадастровой стоимости. Поскольку объект находится в лесу, то при ее оценке нужно руководствоваться постановлением Совмина от 28.03.2007 г. «О кадастровой стоимости земель лесного фонда». Заглянем в него. Если лес относится ко II группе, то за гектар придется заплатить от 12,8 до 81,3 миллиона рублей. А если к I, то от 25,6 до 162,6 миллиона. Прибавим к арендной плате показатель инфляции и платежи по земельному налогу...


В общем, чтобы найти применение выкупленным за 1 базовую зданиям, нужно быть очень крутым бизнесменом. Такие, по словам сотрудников департамента по архивам и делопроизводству, на объект приезжали. Но их энтузиазм охлаждался, когда они узнавали, что до железной дороги более 20 километров...


Пока еще не поздно?


По информации департамента, два аукциона по продаже объекта не состоялись — не нашлось покупателей. Хотя их уже ищут давно: последние шесть лет нынешний собственник регулярно обращался в Витебский облисполком, Мин-


экономики, Минсельхозпрод, МИД и другие инстанции с просьбой посодействовать в привлечении инвестора. Направлялись предложения и в Минобороны. Но все глухо.


«Хотя здесь, например, можно было бы производить чистую воду и всевозможные напитки, — считает директор Мартиян. — Под землей находятся артезианские скважины глубиной более 60 метров».


Но выкупать «медвежий уголок» бизнесмены не спешат. А государство тем временем несет затраты на его содержание, ничего не получая взамен. Сколько в стране таких заброшенных военных городков, школ, сельскохозяйственных комплексов и прочего неиспользуемого, затратного имущества?! Найдут ли они своих покупателей? Специалисты, с которыми я поговорил по этому поводу, считают, что поиск новых собственников проходил бы успешнее, если бы устанавливалась не только льготная цена на объект (многие из которых, по большому счету, надо сносить), но и льготные условия аренды и инвестирования в выкупленные комплексы. Ведь даже если государство какое–то время и не будет собирать налогов с переданного «наследия», оно, по крайней мере, освободится от затрат на его содержание. А это уже плюс.


Резонно, на мой взгляд, и другое соображение. Многие откровенно запущенные здания сегодня можно продать частному бизнесу далеко не за одну базовую, а вполне по рыночной цене. Но если пройдет еще несколько лет, то сгнившие коробки вряд ли заинтересуют инвесторов. Даже за бесплатно.


Фото Александра РУЖЕЧКА, «СБ».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...