Минск
+16 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

По следам публикации в "СБ" в МВД разработан законопроект об усилении борьбы с пропагандой неонацизма

«Наколол» свастику? Выжигай, иначе придется платить

По следам публикации в "СБ" в МВД разработан законопроект об усилении борьбы с пропагандой неонацизма
Слова «Вот урод!» — чтобы подобный резкий, осуждающий заголовок появился на полосе общественно–политической газеты, нужен особый информационный повод — шокирующий и возмутительный. Именно о таком происшествии и было рассказано в читательском письме, опубликованном в «СБ» 1 июня.



«На днях ехал в 7.30 утра в электричке Минск — Молодечно на работу. В вагоне полно людей, ни одного свободного места. Из всей разношерстной массы работяг мой взгляд выцепил молодого человека. На левой руке у него «красовалась» татуировка в виде свастики, на предплечье — наколка СС. Самое нелепое, что никто никак не реагировал на такую страшную демонстрацию, нагло брошенный вызов», — возмущался автор электронного письма Андрей Сержанин. В качестве неопровержимого доказательства читатель приложил фото пассажира с вызывающими омерзение татуировками на левой руке.

«Вот урод!» — не сдерживая эмоций, вторили заголовку многие из увидевших снимок. Кто–то применял и слова покрепче. Внуки старались спрятать номер газеты от старых солдат — не хватил бы фронтовика сердечный приступ... Нам написали о слезах Марьи Стефановны ее внуки: как плакала бабушка, в детстве пережившая бомбежки немцами Минска, облавы карателей.

«И как только таких земля носит?» — тыкали в «портрет» негодяя те, кто помоложе. Эмоции выплеснулись в комментариях на сайте sb.by

«Кто ему такую «наколку» сделал? Разрешено, что ли, а если нет, то тогда почему милиция не реагирует, народ безмолвствует, ведь это запрещенная у нас символика! Один звонок в милицию, и она должна мгновенно реагировать на подобное — арест, разбирательство и наказание не только носителя, но и автора — изготовителя татуировки! При сопротивлении аресту принимать жесткие меры задержания», — это высказывание на интернет–форуме «СБ» Александра из Бобруйска.

«Если приведенное фото реальное, то через соответствующие органы можно определить этого человека — фамилию, имя, отчество, где живет и так далее, а затем и полностью раскрутить по полной степени ответственности и его самого, и изготовителя (автора) наколки», — пишет наш постоянный читатель под ником «Петр, пенсионер».

Почему молчали пассажиры? Вот как видит причину отвратительной сцены в электричке некто «Белорус»: «Могу предположить, что наши люди просто уже устали от всей этой бесовщины, наблюдая всевозможные националистические шествия в Украине, да и в России порой, поэтому и не реагируют остро: боятся разжечь конфликт. Молодые люди вообще индифферентны к подобным «демонстрациям». Многие считают, что каждый имеет право на самовыражение. А события двух последних лет только подогрели интерес к подобной символике. На мой взгляд, надо остро реагировать всему обществу, демонстрировать атмосферу неприятия, но делать это только в рамках закона. Бравада или проверка на нашу терпимость? В любом случае — беда!»

Высказал свое возмущение, но уже на страницах газеты в письме под заголовком «Кто воспитывает поклонников наци?» («СБ» за 30 июня) житель Узденского района полковник в отставке Михаил Константинович Чигир: «Горько осознавать, что хоть и немного, но поклонники нацистов есть и в Беларуси. Но еще горше читать о том, что пассажиры электрички молча, равнодушно взирали на этого поклонника наци. Люди, одумайтесь! Будьте бдительны, не дадим возродиться нацизму!»

Конечно, интересно было бы узнать мнение политологов, психологов, иных экспертов. Но за комментариями обращаюсь в главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. И адресом, как кто–то может подумать, не ошибаюсь. Именно в структуре антимафиозного ведомства работают специалисты по противодействию неонацизму и другим проявлениям экстремизма. Их реакция на письмо А.Сержанина и фото доморощенного «эсэсовца» жестка и молниеносна. Прямо при мне начальник ГУБОПиК Николай Карпенков и начальник 3–го управления Михаил Бедункевич отдают распоряжение оперативникам: бросившего наглый вызов обществу подонка в кратчайшие сроки разыскать, изобличить и привлечь к ответственности. Офицеры дают мне понять: арест поклонника свастики — дело чести: «Тот, кто плюет в нашу память о жертвах нацизма, имеет наглость прославлять зверства гитлеровцев, должен держать ответ».

Полковник Бедункевич еще больше погружает меня в злободневную тему: «Мы не раз привлекали фигурантов к суду за нацистские татуировки. Сейчас решается вопрос по витебчанину Гончарову. Тому самому, который воевал на востоке Украины в рядах одиозного полка «Азов». Как известно, на нем клейма негде ставить — весь в татуировках с символикой СС, свастиках, на ноге — портрет Гиммлера. Всю эту «галерею» набил в Витебске, еще до своих похождений в горячей точке Украины. Окружающие, конечно, видели кощунственные тату, но открыто не возмущались. Видимо, знали, что Гончаров и его стая — люди, способные на все. Могут отомстить, имущество повредить. Вот и предпочитали обыватели проходить мимо, не вмешиваться, чтобы не иметь проблем. Отсюда и безнаказанность нацистов. За любителями атрибутики «третьего рейха», как правило, тянется шлейф преступлений. По делу Гончарова, в частности, установлено несколько фактов, связанных с хулиганскими действиями. Собран материал и для квалификации по статье 130 Уголовного кодекса («Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни») — в том числе за осквернение еврейских могил нацистской символикой. Такие люди не должны оставаться на свободе! К ним будет применяться либо уголовная, либо административная статья».
 



Наци–татуаж витебчанина Станислава Гончарова никто будто не замечал

Но одно дело — такие отморозки, как «азовец» Гончаров по кличке «Террор–Машина» или арестованный в Украине за военные преступления брестский неонацист Даниил Ляшук из отряда «Торнадо». А как привлечь к суду недоумков вроде персонажа с фото из пригородной электрички? Едет себе тихо, никого не трогает, «зиг хайль» не орет, «Майн кампф» вслух не читает... Но оказывается, есть и на таких управа. В МВД напоминают: статья 17.10 Кодекса об административных правонарушениях предполагает ответственность за пропаганду и (или) публичное демонстрирование, изготовление и (или) распространение нацистской символики или атрибутики. В том числе «под статью» идут те, кто множил коричневую мерзость на просторах интернета, другой информационной сети.

Ныне по КоАП под нацистской символикой или атрибутикой понимаются флаг, гимн, эмблема, вымпел, галстук, нагрудный и опознавательный знак «национал–социалистической рабочей партии Германии» или их копии. За совершение правонарушения на гражданина может быть наложен штраф в размере до 10 базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения, а также орудий и средств совершения нарушения или административный арест с конфискацией. Если правонарушитель — индивидуальный предприниматель, штраф может составить до 50 базовых величин, юридическое лицо — до 200 базовых величин. В таком случае также применяется конфискация.

Недавний пример: 8–м управлением (по Гомельской области) ГУБОПиК установлено, что один из лидеров околофутбольной группировки ФК «Гомель» «Полесский стиль», неоднократно судимый по статье 339 УК («Хулиганство»), Дмитрий Радевич с октября 2010 года по май 2016–го на своем аккаунте ВКонтакте и с июля 2012–го по май 2016–го в соцсети Одноклассники разместил фотографии со свастикой. В конце апреля на допросе показывал татуировку в виде свастики. Судом Центрального района Гомеля подвергнут административному взысканию — раскошелился на 10 базовых величин. У него конфискован жесткий диск его персонального компьютера.

По данным МВД, за 5 месяцев этого года к административной ответственности по статье 17.10 КоАП привлечено 4 правонарушителя — по два в Гомельской и Минской областях. В 2015–м таких дел было 15 (во всех регионах, кроме Витебщины). А могло бы быть намного больше. И «зигующие» хулиганы не наглели бы от безнаказанности, если бы, мягко говоря, не выжидательная позиция многих: дескать, я — человек маленький, пусть милиция неонацистами занимается. Что ж, именно с попустительства и равнодушия, трусости, правовой безграмотности «простых людей» начинался рост ультраправых движений на европейском континенте и прямо у наших границ.

...О дикости и нелепости существования в Беларуси апологетов гитлеризма беседуем с начальником главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности (МОБ) МВД Романом Мельником. «Увы, есть отдельные индивидуумы, — сокрушается полковник. — Но самая главная составляющая борьбы с таким пусть и не распространенным, но тревожным явлением — отрицательное отношение массы наших людей к проявлениям нацизма. Каждой семьи коснулась фашистская агрессия, все потеряли родных, близких. И нет у нас такого населенного пункта, где не стоял бы памятник жертвам нацизма и погибшим защитникам Отечества. Почти еженедельно в разных регионах страны обнаруживаются неразорвавшиеся боеприпасы, мины, гранаты, патроны, остатки оружия времен Великой Отечественной войны. Это все и служит причиной возмущения общества такими вот поклонниками «рейха». Трагедию оккупации, когда, только по официальным данным, погиб каждый третий белорус, нельзя забывать! И людям мы советуем: увидев в общественном месте (в транспорте, на пляжах, а еще в бассейнах, банях, спортзалах) татуировки со свастикой, неонацистские футболки и тому подобную мерзость, не оставляйте вопиющий факт без внимания. Постарайтесь запечатлеть незнакомцев с кощунственными татуировками, к примеру, на камеру мобильного телефона. Далее немедленно сообщите о правонарушении в ближайший отдел милиции или по телефону 102, либо непосредственно сотруднику милиции. Будьте уверены: патрульные милиционеры, омоновцы оперативно отреагируют на информацию даже при наличии устного заявления.

По словам офицеров МВД, стражи порядка нападут на след еще быстрее, если свидетели запомнят больше деталей: на каком транспорте, с какими номерами передвигался обладатель оскорбительного тату (или, к примеру, расклейщик фашистских листовок, стикеров), когда и на какой остановке входил–выходил. Любая подробность приближает наказание!

Спрашиваю у Романа Мельника, как помочь людям преодолеть страх перед «скинхедами» и прочей швалью, бравирующей свастиками на глазах стариков и детей. Роман Иванович не склонен обвинять свидетелей в трусости: «Я понимаю, когда гражданин побаивается. Ведь страх часто возникает спонтанно. Человек, допустим, боится в лесу увидеть змею. Но это не значит, что при нападении змеи человек не будет предпринимать меры безопасности. Может, это и не совсем правильное сравнение, но страх и боязнь у каждого проявляются по–разному. И дело каждого, как он будет реагировать — открыто высказывать свое неприятие свастики на чьем–то предплечье или молчать. Но право сообщить нам о факте у всех есть. Я не настаиваю на том, чтобы свидетели сообщали информацию о себе. У нас есть возможности причислять их к статусу «анонимных лиц, сообщивших о правонарушении». Это не значит, что раз сведения предоставлены анонимно, то с ними не будут разбираться. И если кто–то не желает выступать свидетелем, то правоохранительные органы будут соблюдать анонимность гражданина. Напомню: в стране действует законодательство, защищающее право гражданина на закрытость информации о персональных данных».

Делают офицеры МВД и такой вывод из своего богатого опыта: правонарушители, преступники тоже многого страшатся. И в любой момент готовы удрать в кусты. Так что не надо, завидев фашиствующего подонка, опускать очи долу и прятаться как мышь под лавкой. «Шмайссера» у него нет, и при встрече с вызванным нарядом милиции напускная бравада куда–то вмиг улетучивается. А начинаются глупые оправдания. Мол, не свастика не бицепсе, а древний индийский знак. Не «зиговал», а приветствовал «от сердца к солнцу». Все это, однако, совершенно не действует ни на милицию, ни на судей.

...Того самого отмороженного незнакомца из пригородной электрички оперативники, как и обещали, нашли быстро. Помогли базы данных МВД и граждане, которые откликнулись на просьбы милиции оказать помощь в розыске.



Персонаж из электрички сразу после задержания

Июньским утром 31–летний минчанин Евгений Андрушкевич на пару с приятелем «приговорил» две бутылки водки. Затем пьяницы пошли в гости к корешу и сообразили на троих еще две поллитры. А на «закуску» у Евгения, принявшего богатырскую дозу горькой, была неожиданная встреча. В пятом часу вечера у подъезда родительского дома его ждали крепкие мужчины в штатском. Парень посылал визитеров далеко и надолго, его сильно штормило, но в отделении милиции в пьяных глазах появились хоть какие–то проблески разума. И когда ему сказали, чтобы показал свастику на левой руке, стали фотографировать и вести съемку, задержанный начал осознавать: задержали не за пьянку...

Изучение биографии задержанного еще раз доказало очевидное: нацистские пристрастия — результат скудоумия и ущербности. Наш антигерой — банальный маргинал. Уже шесть раз судим — по уголовным статьям за разбой с применением насилия, кражу, нарушения превентивного надзора. При первой своей «ходке» (в 2004 году был осужден за разбой с применением насилия — избил в деревне у родственников сельчанина и похитил имущество) с помощью сидельца–умельца обрел среди прочих татуировок свастику на предплечье со стилизацией под повязку полицая и две эсэсовские молнии. Знатоки тюремных нравов объясняют: подобными татуировками выделяют себя из толпы других осужденных противники администрации исправительной колонии — «отрицалово». Свастикой дают понять, что им плевать на законы общества. И тут вспоминается, как в кровавом 41–м бежали в полицаи–«бобики» отпетые урки, как выслуживались перед оккупантами убийцы, насильники, домушники.



Оперативник ГУБОПиК, участвовавший в задержании Евгения, рассказал мне, что тот признался: «В юности нравилась эсэсовская форма, атрибутика. Вот по глупости решил сделать татуировку с учетом хорошего мастера».

«Задержанный работает грузчиком в филиале «Пинскдрева» в Заславле, — рассказал мне офицер. — Живет по принципу: заработал — пропил. В армии не служил. Ни семьи, ни детей. Обитает с сожительницей в каком–то притоне. Навещает в Минске мать и сестру (нормальные, кстати, люди, приличная квартира). Особой уголовщины за Андрушкевичем в последнее время не водилось. Но в течение полугода несколько раз привлекался за пьянку в общественных местах, сквернословие».

Достигнутое, впрочем, не предел. И в июле маргинал со свастикой на предплечье пошел под административный арест уже дважды. Вначале ему присудили 10 суток за мелкое хулиганство — пьяные оскорбления офицеров милиции с рук ему не сошли. А затем «клиент» пошел уже на 5 суток по антинацистской статье КоАП. За дни и ночи пребывания в суровом заведении в переулке Окрестина Андрушкевич обязан выложить государству полтора миллиона рублей старыми. Далее его ждет жесткий профилактический учет. Милиционеры станут его постоянными гостями. Так что светит Евгению и перспектива очередных «суток» по той же самой административной статье. Впрочем, выход из замкнутого круга есть: любым способом вывести с левой руки ненавистные всем нормальным людям символы.

Мы встретились в одной из комнат центра изоляции правонарушителей. Конвоиры заперли арестанта в железной клетке. И он соглашается поговорить, только без диктофонной записи. «У меня есть план, как изменить татуировку. Есть хороший знакомый мастер. Я уже продумал тему нового рисунка. Он станет длиннее, с нацизмом ничего общего иметь не будет. Да и это у меня не фашистская свастика, фашисты переняли хороший символ у индийцев. И я никогда не имел отношения ни к этому, как его, социал–национализму или национал–социализму! И к расизму всякому. К «скинхедам» не причастен. «Зиг хайль» не кричал. Никогда никого не трону. Не такой, чтобы драться, бить. Я хороший. Всегда интеллигентный. Татуировку «набил» по глупости. По молодости. Жалею. Сейчас бы такое не «набил» уже. И молодежи не советую. Хотя посмотрите: какие только татуировки сейчас ни «набивают»! Разврат и все что хочешь! А мне за все эти годы никто ни разу претензий не предъявил по поводу свастики. Никого она не возмущала. И даже бабушек–соседок. Я им сумки всегда помогу занести: «Спасибо, внучек!» И никаких претензий. Майку обычно носил с рукавом такой длины, что свастики не видно. Это только тогда в электричке резинка немного приподнялась. Кто ж знал, что сфотографируют?».

Вот так вот — улыбается и сам себя нахваливает, будто бы ничего не произошло. И, похоже, врет, как дышит, хотя уверяет, что обманывал в своей жизни только одного человека — маму, в чем раскаивается и постарается впредь не делать. Вот уж кого во всей этой истории по–настоящему жаль... Ведь мать не учила сына поклоняться идолам гитлеризма, прививала любовь к Родине.

Арестанта выводят из клетки — возвращается в камеру дочитывать роман Алексея Толстого «Князь Серебряный». Хорошо, что не «Майн кампф». И плохо, что не «Карателей» Алеся Адамовича... Тяжелая дверь за тем, кто поднял волну возмущения читателей газеты, захлопывается. Но точку в истории ставить рано. Ведь шокирующий снимок в «СБ» дал старт серьезной и целенаправленной работе, которую координирует министр внутренних дел Игорь Шуневич. Глава МВД распорядился разработать еще более жесткие меры борьбы с проявлениями неонацизма, нанести целенаправленные удары по зачаткам коричневой чумы — как точечные (по печально известным персоналиям из мира криминала и молодежных группировок профашистского толка), так и глобальные — путем ужесточения законодательства.

«Подонок из электрички наказан, взят под контроль. Спокойной жизни у него теперь не будет. Но сколько таких же маргиналов еще хвастаются фашистскими татуировками? — задается вопросом начальник ГУБОПиК МВД полковник милиции Николай Карпенков. — На пляжах люди сторонятся их как прокаженных, брезгуют находиться рядом. Но сами обладатели профашистских тату никого не сторонятся, не стесняются, играют мускулами. Поэтому будем подходить к этому явлению еще строже. В ближайшее время МВД обратится к парламентариям с законодательной инициативой внесения дополнений в статью 17.10 КоАП. Наши специалисты выявили пробелы в законе, теперь необходимо устранить бреши. Спасибо «СБ» за поднятую острую проблему! Она ведь далеко не местечковая. Ведь почему становится модной символика неонацистов? Импульсы идут из некоторых стран Западной Европы, из Украины, где наблюдается значительный рост ультраправых настроений. Все чаще в общественных местах и у нас стали появляться «неформалы», не скрывающие эти гадкие татуировки. Потому и обращаются в органы внутренних дел граждане с обоснованными требованиями: наказать фашиствующих персонажей, оскорбляющих чувства наших людей».

В ГУБОПиК подготовлен законопроект — новая редакция статьи 17.10 КоАП. Будущий закон «О внесении изменения в Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма» предполагает, в частности, увеличение размера штрафа (в размере до 20 базовых величин для физических лиц, до 70 БВ для индивидуальных предпринимателей, до 200 БВ для юридических лиц). Будет введена ответственность за нанесение или публичное демонстрирование татуировки с изображением наци–символики (штраф в размере до 30 базовых величин или административный арест). Предполагаются санкции за повторные подобные правонарушения. Тут штрафы предлагаются такие: от 50 базовых для физлиц до 100 и 300 БВ для ипэшников и юрлиц соответственно.

В примечании к новому варианту статьи КоАП увеличен перечень символики и атрибутики за счет элементов, использовавшихся не только в Национал–социалистической рабочей партии Германии, но и в государственных, военных и иных структурах, признанных преступными Международным военным трибуналом. Наказуемыми станут приветственные жесты национал–социалистов, пароли, цифры, в которых зашифрованы имена фюрера, всевозможные руны, «кельты», «коловраты». Примечание к статье 17.10 КоАП дополнено в новой редакции нормой, позволяющей освобождать от административной ответственности обладателей наци–тату при условии, что они еще до рассмотрения дела добровольно вывели такие татуировки либо внесли в них изменения (коррекцию), исключающие изображение нацистской символики и иное антиобщественное содержание. Такая инициатива белорусского МВД, к слову, не имеет аналогов в мире.

Кстати, дабы избежать слухов и инсинуаций, в примечании к законопроекту фигурирует пункт, согласно которому не являются административными правонарушениями изготовление, публичное демонстрирование и (или) распространение нацистских символики и атрибутики «при осуществлении деятельности в области театрального, музыкального, циркового и изобразительного искусства, библиотечного дела, кинематографии, музейного дела, организации и проведения культурно–зрелищных, развлекательных мероприятий, издательского дела, образовательной деятельности, СМИ в соответствии с законодательством, если оно не направлено на формирование позитивного отношения к нацизму».

Что же за всем этим следует? Заместитель начальника 3–го управления ГУБОПиК МВД Александр Алёкса разъясняет, что действительно тяжелые времена наступают для циничных тату–мастеров, изготовителей «коричневых» стикеров и логотипов (на майках, кружках, сувенирах и т.д.). Срочно придется «соскабливать» наци–татуаж и «правым скинхедам», и многим околофутбольным хулиганам, и «отрицалову» за решеткой. Особенно трудно придется мерзавцам на пляжах, в аквапарках, при входе на стадионы. Патрульные, омоновцы, участковые инспектора, милиционеры на транспорте уже получают соответствующие инструкции по изобличению бездумных идиотов с имиджем крутых наци. В МВД уверены: целенаправленная работа очень быстро отобьет молодчикам охоту красоваться со свастиками и гербами «третьего рейха». Фашизм в Беларуси никогда не пройдет. Эту уверенность, думаю, разделяют люди самых разных политических взглядов. Все мы сообща, в память о жертвах последней на нашей земле войны, можем сделать многое. Красноречивая история удачной охоты на «эсэсовца» из электрички — яркое тому подтверждение. Его пример — другим наука!

spetsnaz@sb.by

Фото предоставлено ГУБОПиК МВД.

Советская Белоруссия № 140 (25022). Суббота, 23 июля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости и статьи