Надежда Остапчук: «Я оптимист, но прежде всего — реалист!»

На первенстве планеты по легкой атлетике в Хельсинки Беларусь вновь подтвердила статус спортивной державы. Из пяти ее медалей, наверное, самая прогнозируемая и легкая – «золото» мастера толкания ядра Надежды Остапчук. Это наивысшее достижение в ее карьере. Обладательница лучшего результата в мировом сезоне (21, 09 метра) уже в первой финальной попытке деморализовала оппоненток, которые так и не смогли превзойти ее показатель. Но эта кажущаяся легкость, об истинной цене награды знает только сама чемпионка.
На первенстве планеты по легкой атлетике в Хельсинки Беларусь вновь подтвердила статус спортивной державы. Из пяти ее медалей, наверное, самая прогнозируемая и легкая – «золото» мастера толкания ядра Надежды Остапчук. Это наивысшее достижение в ее карьере. Обладательница лучшего результата в мировом сезоне (21, 09 метра) уже в первой финальной попытке деморализовала оппоненток, которые так и не смогли превзойти ее показатель. Но эта кажущаяся легкость, об истинной цене награды знает только сама чемпионка. — Надежда, уже в ранге победительницы тебе удался самый дальний бросок турнира. Он получился на волне эйфории или это обыкновенный профессионализм? — И в последней попытке ни о каком расслаблении не могло быть и речи. Ведь стремилась не только к лаврам, но и к результату. И в каждом выходе в сектор старалась выложиться еще больше. Как говорит мой наставник Александр Ефимов, в первую очередь борешься с собой. Согласна с ним: главный соперник у атлета – он сам. И это аксиома большого спорта. — Остался ли Александр Николаевич доволен выступлением подопечной в Суоми и какие его качества особо способствуют твоему спортивному росту? — Затрудняюсь даже их все перечислить: добрый, заботливый, вежливый, целеустремленный, интеллигентный. Как специалиста его лучше всего характеризуют успехи учеников. Импонирует и то, что он всегда смотрит вперед, никогда не останавливается на достигнутом. «Совершенству нет предела!» – это его слова. — В чем причина низких показателей во многих дисциплинах в Хельсинки: погодные катаклизмы или увеличившееся более чем в два раза количество допинг-проб по сравнению с Парижем-2003? — Отвечу только за свой вид. Теперь у нас идет смена поколений. Возрастные атлетки уже не способны на большие высоты, молодые – еще тянутся к ним. В предыдущие годы, когда ядро регулярно посылалось за 21 метр, были иные состязательные условия: не столь жесткий допинг-контроль, да и конкуренция была на порядок сильнее. К примеру, только в «обойме» бывшего Союза числилось около 20 классных ядротолкательниц, отсюда и предельные результаты. — И все-таки, погодный фактор изрядно донимал в Финляндии? — Накануне первенства подхватила простуду, но, к счастью, она не сказалась на моей готовности. Еще на разминке перед соревнованиями поняла, что способна на многое. Однако… Вначале долго просидели в жаркой комнате сбора, а потом – стадион со шквалистым ветром и низкой температурой. Они-то и не позволили раскрыться в полной мере. Надела все, что у меня было, даже полотенцем обмоталась, но это не помогало. Состояние организма было отнюдь не боевое. Хорошо, хоть дождь минул нашу дисциплину… — Как же одна из фавориток Афин-2004, да еще с лучшим броском в квалификации (19, 69), который в финале никто так и не перекрыл (!), умудрилась остаться вне пьедестала?! — Слишком много тогда было несопутствующих обстоятельств. В руководстве сборной шли большие передряги. Мне не давали нормально тренироваться, беспочвенно обвиняли в употреблении запрещенных препаратов. Требовали перед отъездом в Афины пройти допинг-контроль в Беларуси, хотя в течение года 12 раз его уже сдавала. Сказались, конечно, и условия самих соревнований. После утренней квалификации два часа прождала на пекле автобус. Пока приехала, приняла душ, кое-как пообедала, а затем опять в далекий путь к античному местечку Олимпия, где и проходил спор толкателей ядра. Поэтому и не успела собраться с силами, восстановиться. А россиянок, к слову, доставили в олимпийскую деревню на автомобиле сразу после предварительной части. — После Афин не хотелось провалиться сквозь землю? — Нет, хотя было очень обидно. Ведь через 10 дней на турнире в Германии показала и вовсе 20,36. К тому же до Игр в Греции в общей сложности пробыла 260 дней на шести сборах и соревнованиях и неизменно побеждала. Как получилось, так и вышло, ничего уже не поделаешь. Правда, и 4-е место на таком форуме весьма почетно. Много ли в Беларуси было толкателей ядра, выступавших в финале Олимпиады?! — В последние годы в вашем виде, наверное, как ни в каком другом, много допинговых «проколов». И что любопытно, среди нарушителей одни славянки: Коржаненко – Россия, Павлыш – Украина, Корольчик – Беларусь… — Не вижу здесь никакой предвзятости или «заказа» со стороны антидопингового агентства (ВАДА). Все претенденты на значимые награды находятся на особом контроле у его комиссаров. Скорее всего, это ошибки в принятии фармакологии самих атлетов, их тренеров и медиков. Не исключены и происки конкурентов. — Ты уже пятый год входишь в мировую элиту и за это время прошла «огонь, воду и медные трубы». Каких полосок в твоей карьере все же больше? — Однозначно — белых. По натуре я оптимист, и стакан у меня всегда наполовину полный, а не пустой. Никогда не сомневаюсь в себе, в уровне своего наставника. И если проделан большой объем работы, результат никогда не заставит себя ждать. — Знаю, что у тебя и твоих подруг — сестричек Алеси и Риты Туровых, также известных спортсменок, «одна, но пламенная страсть»! — К автомобилям мы действительно неравнодушны. Это главный помощник в нашей нелегкой деятельности, экономящий немало сил, средств и нервов. Он позволяет всегда и оперативно успевать на тренировку, на массаж, в федерацию. Как и теперь, в салоне машины можно и с журналистом пообщаться. Свобода и быстрота передвижения для меня – это веление времени, жизненная потребность. Три года назад стала инициатором получения прав на вождение, у меня появилось и первое авто. Учились вместе с Ритой, а год назад по нашим стопам пошла и Алеся. — Нет ли между приятельницами своеобразного заочного соперничества на мировых аренах? — В этом споре, если бы он велся, давно бы вырвалась вперед. Вместе с чемпионатами планеты среди юниоров и взрослых в моем послужном списке числится уже восемь наград. Но это не самое главное в наших отношениях. — Какой, интересно, подарок тебе преподнесли в аэропорту друзья-товарищи после возвращения на белорусскую землю с финской? — В первую очередь они устроили очень теплую и незабываемую встречу. На большом плакате на английском языке было написано: «Надя, ты — лучшая!» А сам презент был не материальный, не осязаемый. И у каждого друга он был свой и неповторимый. Ради таких мгновений стоит жить и трудиться еще больше! — Как часто удается навещать родной поселок Речица Столинского района и больше там отдыхаешь или трудишься? — По понятным причинам дома бываю все реже. А если и наезжаю, то больше, конечно, восстанавливаюсь в общении с друзьями, близкими, наведывая любимые уголки. При необходимости помогаю отцу. Мама, к сожалению, умерла в 2002 году, всегда навещаю ее могилку… — После столь триумфальной виктории человек ты уже обеспеченный, теперь, пожалуй, очередь за избранником твоего сердца?! — У атлетов, как известно, браки поздние. Скоро мне 25, но пока с замужеством не тороплюсь. Все время отнимает спорт. Кандидаты на мою руку уже есть. Однако, считаю, прежде чем определиться, нужно не один год знать человека, с которым свяжешь всю оставшуюся жизнь. В идеал не верю, однако хочу, чтобы супруг имел хоть и понемногу, но как можно больше положительных качеств, чтобы был разносторонне развит. — Об ином самом заветном желании, наверное, можно догадаться с одной попытки? — Ошибаетесь, если вы думаете об олимпийской «сатисфакции». Пекин-2008 – это всего лишь цель, к которой буду стремиться, когда придет ее время. Я оптимист, но прежде всего — реалист. Три года, оставшиеся до Игр, – огромный срок, за который может многое произойти. Поэтому поживем — увидим!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.23
Загрузка...
Новости