Источник: Знамя юности
Знамя юности

Надежда Ангарская: как бы я ни старалась, худой не стану

Актриса, резидент Comedy Woman рассказывает, почему не планирует становиться худышкой, отчего ее муж часто мерзнет, а также о том, как ограждает сына от гаджетов.


–Долгие годы было принято считать, что таким нестандартным дамам, как я, невозможно пробиться на сцену: актрисы должны быть определенного размера, а всем остальным в шоу-бизнес дорога закрыта. Но со временем взгляды на моду и стандарты стали меняться, я вдруг оказалась всем нужна, и мне начали говорить, что ни в коем случае нельзя худеть. И публика обратила внимание на красоту, которая выходит за рамки типичных глянцевых стандартов. Так что у меня с шоу-бизнесом свои отношения.

– Как вы относитесь к моде на красоту плюс-сайз?

– Я не поддерживаю агитацию за излишнюю пышность тела, поскольку все-таки выступаю за здоровый образ жизни. Если вес переваливает за сто килограммов, нагрузка на суставы и сердце сильно увеличивается, здоровья в таком теле мало. Я знаю, о чем говорю.

– Поэтому и решили сбросить вес?

– Да, и мне это удалось. Несколько лет назад весила больше ста килограммов, сейчас – почти на 40 кг меньше. Хотя расслабляться нельзя – в феврале после гастролей по Америке мой вес опять скакнул вверх. Объяснение этому, конечно, есть: в Штатах другой климат, другой часовой пояс, режим питания и сна сбивается. К тому же на гастролях нет такой бурной деятельности, как в Москве, когда ты вечно куда-то бежишь: прибежала, собралась, взмокла и только вспомнила, что надо бы поесть, а на часах уже шесть часов вечера, а значит, есть нельзя. Вот и получилось, что за три недели пребывания в Америке я побила все рекорды. Пришлось вновь браться за себя.

– И что же помогает придерживаться правильного режима?

– В этом деле самое сложное – осознать, что режим – это не диета на пару месяцев, а образ жизни. Это навсегда. Но мне очень помогают зрители, точнее, то, как они на меня смотрят. Я мотивирую их становиться лучше. Они видят, что я смогла побороть свои слабости, и понимают, что тоже могут. Это их вдохновляет. Нисколько не стесняюсь своего прошлого, но сегодня нравлюсь себе гораздо больше. Придете на мое новое сольное шоу Stories, посмотрите на фото в разные периоды жизни, которые я демонстрирую на сцене, и сами все увидите.
Надежда Ангарская

Родилась: 30 ноября 1982 года в городе Мирный

Семья: муж — Раед Бани, бизнесмен; сын — Давид (3 года)

Образование: окончила Якутский государственный университет, математический факультет

Карьера: с 1997 года играла в КВН в составе команды «ДежаВю», в 2010 году на музыкальном фестивале «Голосящий КиВиН» команда получила один из главных призов. С 2010 года — участница шоу Comedy Woman. Преподает в вокальной студии музыкального колледжа. Играет в спектаклях «Хитрец по найму» и «Подыскиваю жену, недорого!»

– Почему вы решили выступать сольно?

– Эта идея родилась давно. Когда-то я обещала поклонникам, что выпущу альбом с собственными песнями. С тех пор много воды утекло, я родила сына, и вот настал момент, когда надо было решаться. Нашла композитора, мы бесконечно переделывали слова, аранжировки и наконец пришли к некоему результату. Ну, мне кажется, во всяком случае, что мы к нему пришли.

В проекте Comedy Woman с Татьяной Морозовой (слева) и Мариной Федункив
Пресс-служба ТНТ
 
А этой весной я поехала в большой тур по Якутии, пела свои песни. Поскольку не могу просто молчать между песнями, что-то говорила, и людям это «заходило» – наш термин, юмористический, означающий, что люди реагируют на твои слова именно так, как ты рассчитывал. Неожиданно стали поступать звонки с предложением выступить именно с этой программой на корпоративах, днях города и прочее.

Первым делом мы отправились на Сахалин на День шахтера. И вот там-то мне и пришла в голову мысль сделать такой спектакль. Когда искала людей, которые будут со мной организовывать этот концерт, подумала: почему я не вижу вокруг себя тех, с кем вместе начинала? Нашу команду КВН? Так рядом со мной оказалась Люда Березовская, которая была директором нашей команды в Нерюнгри, ее администратором и вообще основоположником. Один из авторов – Сережа Николаев, тоже бывший сокомандник, а я выступаю как режиссер, постановщик, сценарист, автор, спонсор, генеральный партнер и так далее. В общем, совместными усилиями создали спектакль, в основе которого – музыка и танцы, перебивающиеся историями из жизни, стендап-номерами, шутками. А почему нет? Это же мое шоу. Все весело, смешно и на одном дыхании.

Конечно, я не на сто процентов уверена в результате, но в качестве юмора уверена. Поездив по России, выступая в разных городах, я уловила, что нужно людям.

– Этот спектакль – первый ваш театральный опыт?

– Несколько месяцев назад я получила роль в спектакле Нины Чусовой «Хитрец по найму». Досталась она мне не сразу. Впрочем, в моей жизни часто так бывает: с первого раза меня не берут, а потом все-таки возвращаются к моей кандидатуре. Или наоборот: я не соглашаюсь на проекты сразу, и только если зовут второй раз – иду. Так было, кстати, с проектом Comedy Woman: когда Наталья Еприкян предложила мне участвовать в проекте, у меня были совсем другие планы. Второе приглашение последовало спустя несколько месяцев, и тут уж я согласилась.


Так вот, роль в той пьесе мне предлагали пять лет назад, я попробовала, и у меня не получилось – не сошлись с режиссером во мнениях. Потом и вовсе все пошло не так, и спектакль не состоялся. И вдруг полгода назад звонок с приглашением на роль. Я слушаю и говорю: «Ребята, стоп, я же знаю эту пьесу, и роль эта мне знакома!» В общем, согласилась. Только переживала очень, получится ли. Честно признаюсь режиссеру: «Я не актриса, образования профильного у меня нет, диплом технического вуза, как буду играть?» – «Не переживай, тебе все помогут, будет здорово», – успокоила она меня.

И действительно, уже после первой читки стало понятно, что вместе мы справимся. Рядом со мной опытные мастера – Оскар Кучера, Тимур Еремеев. Он очень смешной, он меня «колет» (так на нашем языке называется, когда актер от смеха не может удержаться во время спектакля). Стараюсь сдерживаться, хотя это очень нелегко. Ты смотришь в глаза человеку и понимаешь, что он уже на грани, что сейчас еще одно движение – и он взорвется смехом. И ты тоже близок к этому состоянию. Но это не так уж и страшно, особенно когда зал реагирует и смеется вместе с тобой.

Для меня в спектакле есть еще одна сложность – я во время действия переодеваюсь пять раз!

– Это так трудно?

– Я не очень люблю примерки и переодевания, шопинг. Как правило, новые вещи в моем гардеробе появляются так: в магазинах, где обычно приобретаю одежду, знают мои размеры и мои предпочтения, присылают новинки прямо ко мне домой, я их примеряю и оставляю то, что подошло. И рада, что не надо идти в торговый центр и бесконечно вертеться перед зеркалом. И селфи, кстати, тоже не люблю. Долго привыкала к тому, что мне от них никуда не деться. Я год вплотную занимаюсь своим Instagram – и то только потому, что жизнь этого требует.

– А фотографии вашего сына Давида там появляются?

– Сейчас уже да, а когда совсем маленьким был, старалась его не показывать. Не очень верю в сглаз и прочую чушь, но были, например, такие ситуации: днем я выставила его фото, все умилялись и расхваливали Давида, а ночью нас на «скорой» увезли в больницу. Тут поневоле задумаешься. В общем, стараюсь не злоупотреблять. Все время думаю, каково будет тем детям, матери которых каждый день выставляют их фото на всеобщее обозрение, когда они станут взрослыми. Не всем ведь это понравится. Хотя, наверное, они привыкают к такому образу жизни.

Нам сложнее, большая часть сознательной жизни прошла без сетей, без Instagram, и сейчас приходится привыкать. Хотя как-то же мы выжили – слушали пластинки, сказки, читали книжки. Сейчас другая жизнь, дети по-другому воспитываются – через телевизор, через гаджеты.

– В жизни Давида гаджеты присутствуют?

– К сожалению, совсем оградить его от них не могу. Знаете, когда меня спрашивают: «Как вы все успеваете?», отвечаю: «Никак», потому что ничего не успеваю. Мне хочется побыть с ребенком, почитать ему книжку, поговорить, но на это почти не остается времени. Хорошо, если получается забрать Давида из детского сада, тогда мы идем гулять, в кафе и хоть немного успеваем поболтать. Но как только приходим домой, на меня наваливаются неизбежные дела. Конечно, Давид тут же начинает скучать и просит включить мультики. Я до поры до времени выкручиваюсь: то «забыла», как они включаются, то пульт потерялся, то еще что-то придумаю. Чаще всего Давид отвлекается. Но когда он остается с папой, тот не может с ним справиться и включает телевизор.

Конечно, я мечтала бы с ним везде ездить, путешествовать, показывать ему настоящую интересную жизнь, но не получается так часто, как хотелось бы.

– Давида обязательно отдам в музыкальную школу – даже если не станет музыкантом, хотя бы колыбельные своим детям сможет спеть

– У Давида уже есть какие-то обязательные занятия?

– Он занимается английским языком. У нас отличная учительница, сын ее обожает. Первое время был очень стеснительным, а сейчас уже сам с радостью собирается на занятия. Ну и музыкой планируем заниматься – Давид очень хорошо поет.

– А вы сами разве не сможете его научить?

– У меня музыкальная школа по классу баяна. В основном все, чему я научилась, постигала не в школе, а работая певицей в ресторанах. Мечтаю устранить этот пробел в знаниях и пойти поучиться играть на фортепиано, как только со временем получше будет. Так что Давида обязательно отдам в хорошую школу – даже если не станет музыкантом, у него будет широкий кругозор. Ну или хотя бы колыбельные своим детям сможет спеть, тоже хорошо.

Спорт тоже присутствует в жизни сына. Он очень любит хоккей, каждое воскресенье просится на каток, несмотря на то что в нем течет южная кровь (его папа родом из Иордании). Но поскольку я плохо катаюсь на коньках и боюсь, что люди будут как-то не так реагировать, когда вый­ду на лед, – приходится просить папу.

– Как вы познакомились с мужем?

– В сети, как и многие сейчас. Я была зарегистрирована в одной группе, там музыканты переписывались, знакомились друг с другом. Раед предложил мне вместе записать его песню – он пишет музыку. Недели две ему не отвечала, потом завязалась переписка, и я обмолвилась, что скоро полечу в отпуск в Египет. Он говорит: «А может, лучше в Иорданию?» Я подумала: «А что я, действительно, теряю?» Так и встретились. Он переехал сюда, мы поженились, родился Давид.

– Раед тут не мерзнет?

– Очень мерзнет. Иногда даже дома куртку не снимает. Впрочем, у них на родине так принято – они дома не снимают обувь, ходят в верхней одежде. Но у них и квартиры другие. Та, в которой Раед жил до переезда в Москву, была больше 300 кв. м. Я приезжала к нему в гости и блуждала по его квартире, как в лесу. Эхо по комнатам ходило. А для них это привычные масштабы.


– А у вас как раз очень уютная квартира. Вы интерьером сами занимались или приглашали дизайнера?

– Спасибо. Уверена, что уют в доме зависит от женщины. Люблю детали. Для меня атмосферу и настроение создают необычные светильники, зеркала, картины. Вот это, например, несколько работ моей подруги, художницы Насти Карташковой. Вообще, сама от себя не ожидала, что в какой-то момент полюблю живопись и даже буду посещать сезонные вернисажи.

– Ваш муж далек от актерской жизни. Это не создает сложностей?

– Конечно, непросто. Не всегда люди, не связанные с нашей спецификой, могут правильно оценить работу актера. В спектакле со мной взаимодействуют симпатичные молодые мальчики – мы много танцуем. Не вижу в этом ничего предосудительного, это работа. И меньше всего думаю о том, как отреагирует муж, гораздо больше меня волнует реакция зала. Когда зрительницы видят, что нестандартных размеров барышня красиво танцует с симпатичными парнями, им становится радостно. Они понимают, что можно и по-другому смотреть на размер плюс-сайз. Не как в детстве, когда все показывали пальцем и кричали тебе вслед, что ты толстая, а с восхищением.

– Получается, что все-таки нельзя вам худеть? На кого тогда будут смотреть с надеждой дамы крупных размеров?

– Я все равно, как бы ни старалась, худой не стану. Мой идеал – 48-й размер. Меньше я быть не хочу, да и не смогу. У каждого человека свой предел. По подсчетам врачей-эндокринологов, мой так называемый сухой вес (то есть вес без учета лишней жидкости и жира в организме) – 65 кг, но если я когда-нибудь его достигну, то стану пациентом клиники анорексии. Чтобы быть здоровой, мне надо весить 85 кило. Как вы понимаете, худышкой такую девушку не назовешь. Я не делаю резекцию желудка, не ем таблеток, не пью каких-то специальных похудательных коктейлей. Просто стараюсь нормально питаться и не есть после шести часов вечера, больше двигаться и пить воду, вот и все.

Сейчас люди спокойно доживают до 80 лет, и хорошо бы к этому возрасту сохранить здоровье и работоспособность. А это возможно только, когда заботишься о себе с молодости.

Мария АДАМЧУК, ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»),

Фото Андрея САЛОВА Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи