Начальник управления «Белгоспищепрома» Николай КОЛОМЫС: «Цены сузили рынки»

Почему отстаем в урожайности от евростран?

  • Почему отстаем в урожайности от евростран?
  • Сколько сахара в тонне свеклы?
  • Какой сбор гарантирует прибыль? 
  • Куда отгружаем на экспорт сладкий продукт?
  • Кому нужен сушеный гранулированный жом?


В этом году наши сахарные заводы впервые вышли на объем переработки в 36 тысяч тонн корнеплодов в сутки. Это — конкретный результат модернизации и техперевооружения предприятий отрасли, которая постоянно наращивает мощности. Сам по себе отпал вопрос строительства пятого комбината, вокруг которого было сломано немало копий. Однако «засахаривание» нам не грозит. Конечный продукт стал одним из главных элементов продовольственного экспорта. Правда, здесь не без проблем.

Обозреватель «СГ» беседует с начальником управления координации и развития сахарной и консервной отраслей концерна «Белгоспищепром» Николаем КОЛОМЫСОМ.


— Николай Александрович, говорят, что конкурентоспособность сахара начинается еще на свекольной плантации?

— Да, цепочка поле — переработка — прилавок в этом смысле важнейшая. Порвется одно звено — прибыли не жди. Поэтому так важно минимизировать технологические упущения при выращивании свеклы, сократить сроки ее переработки. Урожай нынче неплохой, в среднем 430 центнеров с гектара. На Гродненщине — под 500. В целом по стране прибавка к прошлому году 115 центнеров. На некоторых плантациях получают до тысячи центнеров на круг. Выше и сахаристость — 17,3 процента. А в сырьевой зоне Слуцкого сахарного комбината более 18 процентов. Значит, и отдача ожидается соответствующая. 

— Тем не менее от европейских стран по урожайности пока отстаем.

— Здесь объективные причины. Биоклиматический потенциал, или так называемая биологическая продуктивность климата Беларуси, оценивается в 100—120 баллов. В Польше и Германии — 125—140 баллов. Так что условия для свекловодства в нашей стране несколько похуже. Но на месте не стоим. Наука подтверждает, что средняя урожайность в 500 центнеров для нас далеко не предел. Вполне реальны цифры 550—570, тем более что лучшие хозяйства уже вышли на 700—750 центнеров с гектара.

— Но ведь выход конечного продукта не всегда зависит от урожайности?

— Безусловно, валом многого не достигнешь. Особенно важна сахаристость. Возьмем, к примеру, сегодняшнюю в 17,3 процента. Значит, в тонне сырья 173 килограмма сахара. Весь его из свеклы не возьмешь, получается где-то 140—145 килограммов.

— А сколько выходит сейчас в сутки?

— Со всех четырех заводов около 6 тысяч тонн. Кстати, темпы переработки — 122 процента к уровню прошлого года, объем выхода сахара — 132 процента. А это уже конкретная эффективность при тех же затратах. Правда, немного хуже положение на Скидельском сахарном комбинате. Клубни в его сырьевой зоне вымахали под килограмм каждый, а сахаристость ниже. Дело в том, что в период активного роста свеклы здесь три недели шли дожди. Вот такой парадокс: веса много, сахара мало.

— Николай Александрович, давайте попробуем осторожно спрогнозировать результаты работы отрасли в этом году. Понимаю, еще не время, но все же…

— Предварительные расчеты есть. Планируется собрать 4 миллиона 100 тонн корнеплодов. Производство сахара в пределах 565 тысяч тонн. Бывало и побольше. Скажем, в 2014 году получили 620 тысяч тонн. Не скрою и такой момент. Госпрограммой развития аграрного бизнеса, постановлением Правительства предусматривалось собрать в этом году до 4 миллионов 800 тысяч тонн сахарной свеклы. Подсчитайте, это дополнительно более 100 тысяч тонн сахара. Поэтому так важно строго соблюдать на местах технологии, развивать и оптимизировать сырьевые зоны.

— Знаю, что вы были в числе инициаторов создания такой сырьевой базы.

— В свое время в только что созданном концерне «Белгоспищепром» существовало Главное управление по материальным ресурсам и сырью. Возглавлял его Василий Алексеевич Седин, я был его заместителем. Совместно со специалистами Министерства сельского хозяйства и продовольствия мы разрабатывали планы организации и размещения сырьевых зон. После их формирования предприятия работают, не забираясь на территорию соседа. Все четко расписано. Удобно и производителям, и переработчикам. Заводы обеспечивают аграриев техникой, семенами, средствами защиты, помогают в вывозке урожая. Достаточно сказать, что сейчас для доставки сахарной свеклы ежесуточно подается до 380 вагонов и 1100 автомобилей.


Фото БелТА

— Да, отечественный продукт кристально белый, но с долей горчинки для сельчан. Их в первую очередь волнует рентабельность производства корнеплодов.

— К сожалению, рост урожайности и сахаристости пока не успевает за ростом цен на удобрения и энергоносители. Выращивание свеклы достаточно затратно, 750 — 800 условных единиц на гектар. Окупаемость начинается там, где получают не менее 350 центнеров с гектара. Хотя мы ставим планку выше. А вообще, подсчитано, что на 10 процентов прибыли вышли те, кто собирает порядка 450 центнеров, 30 процентов рентабельности дают только 700 центнеров с гектара и выше. Таких у нас пока единицы.

— Весомый фактор и авансирование…

— В этом году госзаказ проавансирован на 40 процентов, хотя обычно в пределах 30 процентов. Правда, объемы его самого снизились до 2 миллионов 85 тысяч тонн. На мой взгляд, в данном случае теряются дисциплинированность и ответственность на местах. Концерн настаивает на цифре 3,5 миллиона тонн, чтобы гарантированно закрыть внутренний рынок. Пока все, что выше госзаказа, реализуется по прямым договорам, которые также авансируются. Короче говоря, за сахарную свеклу, даже за ту, которая еще на плантациях, уже уплачено 65 процентов необходимой суммы.

— Не секрет, что мировая сахарница сейчас полна и цены постоянно скачут…

— Да, уже два года стоимость снижается. Раньше мы продавали тонну за 800, даже тысячу долларов, сейчас за  520—540. В таких условиях сложно искать новые рынки сбыта. Сейчас 75 процентов белорусского сахара отгружается в Россию. Среди адресов поставок — Казахстан, Молдова, Грузия, Армения. Всего ежегодно экспортируем 300—320 тысяч тонн. Внутренняя потребность примерно 380 тысяч тонн. 200 тысяч тонн для населения, остальное — для кондитерских и других целей. Сахар традиционно накапливается на складах в период активной переработки и расходится в летний период. Но так называемый стратегический запас есть всегда. Кстати, в последние годы полностью решена проблема складских помещений. Склады для бестарного хранения рассчитаны на 260 тысяч тонн, тарного — почти на 110 тысяч тонн.

— А в Евросоюз поставлять не пробовали? Ведь качество продукта высокое, даже мировая компания «Кока-Кола» в России и Украине им пользуется.

— Европа для нас практически закрыта. Во-первых, европейские заводы полностью обеспечивают свои потребности. Во-вторых, установлены непомерные таможенные барьеры — 419 евро пошлины за тонну. Ситуацию не спасает даже то, что мировые цены на сахар на 20—40 процентов выше белорусских. А вот в Соединенных Штатах белорусский сахар попробуют. Пока отправлена пробная партия с различными добавками — малиной, вишней и другими популярными у нас ягодами. Американцы смогут по достоинству оценить оригинальный продукт. Тогда возможны и долгосрочные контракты. 

— Тем более, кроме мощностей, растет и ассортимент продукции.

— Весьма востребован у сельчан сушеный гранулированный жом. Ежесуточно четыре предприятия выпускают 900 тонн его, и он моментально расходится. Осваиваем перспективную технологию хранения в специальных емкостях сырья в виде сиропа. Заканчивается свекла, и он пойдет в дело. К тому же сироп позволит не терять сахаристость. По такому пути пошли многие страны Европы. Вложения минимальные, отдача солидная.

Вообще, белорусский сахар сейчас экспортируется не так, как ранее, насыпью в мешках. За рубеж поставляется продукция с высокой добавленной стоимостью. Заводы предлагают широкую линейку фасовки, продают сахар прессованный по 0,5 килограмма и по килограмму, белый и с различными добавками, леденцовый на палочках, сахарную пудру, желирующий сахар и другие продукты. И реализация на внешних рынках по новой схеме, через товаропроводящие сети. Одно из таких предприятий — «Белорусская сахарная компания» — работает в Москве. Ее появление позволило белорусским комбинатам проводить единую ценовую политику. А это, согласитесь, сегодня дорогого стоит.

— Спасибо, Николай Александрович, за интересное и откровенное интервью.

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?