На юго–востоке холодно

В выходные в Донецке, Харькове, Луганске прошла очередная волна пророссийских акций, сопровождавшихся захватом областных администраций и управлений службы безопасности. Весь вчерашний день протестующие продолжали укрепляться в захваченных ими зданиях. Воз

В выходные в Донецке, Харькове, Луганске прошла очередная волна пророссийских акций
В выходные в Донецке, Харькове, Луганске прошла очередная волна пророссийских акций, сопровождавшихся захватом областных администраций и управлений службы безопасности. Весь вчерашний день протестующие продолжали укрепляться в захваченных ими зданиях. Возле них сооружены баррикады.

Самые громкие события случились в Донецке. Там пророссийские активисты объявили о создании «Независимой Донецкой республики». Соответствующее решение было принято самопровозглашенным «народным советом».
Собравшиеся обратились к Президенту России Владимиру Путину «с просьбой о вводе миротворческого контингента на территорию региона». Также они анонсировали референдум о вхождении республики в состав РФ. Его собираются провести до 11 мая.

Волна митингов, которые прошли в воскресенье на юго–востоке страны, заставила и.о. президента Украины Александра Турчинова скорректировать планы. Он отменил визит в Литву и созвал срочное совещание силовиков. В Киеве рассматривают вопрос об усилении ответственности за сепаратизм и запрете партий, которые занимаются сепаратистской деятельностью.
Напряжение нарастает...

Наблюдая за событиями в Украине, белорусские граждане неизбежно проводят параллели с нашей страной. Вопрос «Возможен ли Майдан в Беларуси?» звучал уже не раз, в том числе на самом высоком уровне.

Однако такая постановка вопроса, как представляется, излишне заужена. Ведь Майдан со всеми вытекающими из него последствиями — это итог той модели государственного развития, которую избрала Украина 23 года назад.
В этом плане сопоставление двух моделей развития, избранных в постсоветский период — белорусской и украинской, — действительно представляет большой интерес. Интересно это в первую очередь тем, что Беларусь и Украина, без преувеличения, — самые близкие друг другу страны, столетиями развивавшиеся в сходных условиях и имевшие сходные проблемы. Если брать в исторической ретроспективе, то обе наши страны — восточнославянские, наследницы Древней Руси, оказавшиеся на геополитическом и цивилизационном перепутье. Столкновение двух родственных и вместе с тем постоянно конфликтующих начал — западного, европейского и восточного, православно–русского — определяло бытие Беларуси и Украины на протяжении столетий.

Распад СССР, обретение Беларусью и Украиной государственной самостоятельности означали переход этого противостояния на новый этап. По сути, выбор модели государственного развития для наших стран с неизбежностью означает выбор ориентации в координатах запад — восток. Как в Беларуси, так и в Украине в связи с этим любят понятие «многовекторность». Действительно, само геополитическое положение обрекает нас взаимодействовать как с Западом, так и с Востоком. Однако очевидно и то, что какой–то из векторов неизбежно будет в приоритете.
По моему мнению, формула «запад — восток» в случае с Беларусью и Украиной не лишена немалой доли лукавства, так как предполагает равноудаленность от этих полюсов. Однако это не так. Если смотреть в координатах восток — запад, то мы будем не равноудаленным центром (хотя почитать себя центром Европы любят как у нас, так и в Украине), а скорее «западом востока». Как следствие, чрезмерный крен на запад никогда для нас ничем хорошим не оборачивался. Так было раньше, так есть и сейчас, и это со всей очевидностью нам демонстрирует Украина.

На Западе мы всегда были далекой окраиной. В лучшем случае о нас там ничего не знали, в худшем — мы были героями примитивных мифов. О сегодняшней Беларуси среднестатистический западный европеец в лучшем случае знает в связи с футбольным клубом БАТЭ или грядущим чемпионатом мира по хоккею. А об Украине — по наводнившим многие европейские страны гастарбайтерам. В сознании Запада, что простых граждан, что политических элит, мы — далекая периферия, интересная разве что в контексте борьбы с Россией. Этот неприятный для национального самолюбия факт у нас стараются не замечать, хотя его следует осознать и отнестись к нему, сняв розовые очки.

А вот для России мы всегда были «своими». В Российской империи белорусы и украинцы считались частью господствующего «триединого русского народа». Как писал Ф.М.Достоевский, предки которого, к слову, происходили из пинской шляхты: «Хозяин земли русской — есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус) — это всё одно». В СССР белорусы и украинцы, обретя свою государственность в форме союзных республик, на равных участвовали в жизни огромной страны. По сути, эта страна была нашим совместным достоянием, продуктом наших общих усилий и творчества. Конечно, эта наша совместная жизнь принесла немало сложностей и трагедий. Собственно, распад СССР был в значительной степени результатом разочарования в совместной государственности. Отсюда же и стремление определенной части общества искать счастья на Западе.

Однако в Беларуси довольно быстро наступило осознание, что выстраивание собственной государственности невозможно без тесной связи с Россией, что союз с Россией не только не угрожает белорусскому государству, а усиливает его. Наша страна оставалась верной этому выбору, несмотря на порой сложные отношения и недоразумения с российским руководством. Сегодня, глядя на Украину, можно лишний раз убедиться в правильности избранной стратегии.
В отличие от Беларуси Украина все 23 года своего независимого существования шла по пути дистанцирования и конфронтации с Россией. Плоды такой политики своего руководства страна пожинает сегодня: глубочайший экономический кризис, раскол между регионами, фактическая утрата Крыма.

В ситуации вокруг Крыма, к слову, как в зеркале отразилась вся пагубность такой украинской политики. Ведь Украина перманентно провоцировала Россию, нагнетая ситуацию вокруг Черноморского флота, альтернативной базы для которого, кроме Севастополя, на Черном море просто нет. А ведь помимо этого была не столь заметная, но тоже болезненная проблема Керченского пролива, фарватер которого достался Украине. Добавьте к этому навязчивую и далеко не всегда умную украинизацию, насаждение культа нацистских коллаборантов, что не могло не раздражать русскоязычные регионы и провоцировать там сепаратистские настроения.

А теперь представьте себе, если бы Украина выбрала белорусский путь развития. Вступила в Союзное государство, ОДКБ (или придерживалась последовательного нейтралитета без перманентного шантажа «уйти в НАТО»), предоставила русскому языку статус государственного (или хотя бы обеспечила его свободное использование там, где это необходимо). По-моему, это было бы намного более успешное государство, территориальной целостности которого ничего бы не угрожало...

Советская Белоруссия №65 (24448). Вторник, 8 апреля 2014 года.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости