«На волокно будет спрос в Европе»

На высокий результат во время уборки рассчитывают дубровенские льноводы с внедрением у себя технологии раздельной уборки льна. Кто-то скажет: все лето впереди, а вы об уборке заговорили! Но настоящие хозяева готовятся к решающей битве за урожай задолго до ее начала. Начальник Дубровенского райсельхозпрода Виктор ПРИМАК убежден: <br><br> — На Дубровенщине умеют выращивать лен. У нас находится самое большое льняное поле республики. В этом году мы посеяли более 2400 гектаров, из них 1800 — силами льнозавода, у которого есть средства, технические и кадровые ресурсы для возделывания этой культуры. Сегодня состояние посевов отличное. Так что будем с волокном. С уборкой проблем не предвижу — вытеребим в срок. Технику готовим своевременно. <br><br> Такая уверенность главного агрария района радует, однако не помешает узнать мнение главного льновода — директора Дубровенского льнозавода Анатолия Босенкова.

Директор Дубровенского льнозавода Анатолий БОСЕНКОВ — о французской технологии уборки льна, оршанской зависимости и ценовом разнобое

На высокий результат во время уборки рассчитывают дубровенские льноводы с внедрением у себя технологии раздельной уборки льна. Кто-то скажет: все лето впереди, а вы об уборке заговорили! Но настоящие хозяева готовятся к решающей битве за урожай задолго до ее начала. Начальник Дубровенского райсельхозпрода Виктор ПРИМАК убежден:

— На Дубровенщине умеют выращивать лен. У нас находится самое большое льняное поле республики. В этом году мы посеяли более 2400 гектаров, из них 1800 — силами льнозавода, у которого есть средства, технические и кадровые ресурсы для возделывания этой культуры. Сегодня состояние посевов отличное. Так что будем с волокном. С уборкой проблем не предвижу — вытеребим в срок. Технику готовим своевременно.

Такая уверенность главного агрария района радует, однако не помешает узнать мнение главного льновода — директора Дубровенского льнозавода Анатолия Босенкова.

— Мы рассчитываем на раздельную уборку, которая позволит дней на 10 раньше, чем обычно, начать теребление, а прессовку — на две недели. Внедрить у себя эту технологию сможем благодаря новой технике. Франция работает таким методом постоянно, начиная с 15 июля идет теребление льна, в результате чего и выигрывают там по срокам и качеству. Именно на него мы делаем основной упор. За 20 дней планируем вытеребить тресту. Минувшей осенью не сумели вовремя убрать лен — нагрузка оказалась слишком велика. Потому и посеяли нынче меньше — хотим справиться со всеми технологическими работами в срок.

— Анатолий Дмитриевич, а были ли выдержаны агротехнические сроки весной? /i>

— Посевную провели организованно. Если бы не дожди, отсеялись бы практически за неделю, а так закончили 8 мая. Посеянный до 1 мая лен уже начинает зацветать. Состояние посевов неплохое, хотя кое-где вымок. Работы по уходу практически завершены: внесены фунгициды, подкормлены вымочки. Боремся с полеганием льна. Вносим французский препарат парлей, помогающий ему выстоять. У нас в Беларуси аналогов нет. Обратите внимание: вот справа от нас экспериментальный участок, засеянный французскими семенами. Под него, согласно программе, выделяются все необходимые гербициды, удобрения, препараты. Достоинство французского льна в высокой волокнистости — почти на треть больше по сравнению с белорусским «блакітам», да и волокно получается в основном длинное. Проблема лишь в поздней спелости «французского гостя» — сорта «дракар» третьей репродукции. Слева посеян «блакіт», возделываемый по технологии отечественного Института льна. Участки расположены рядом. Результатов эксперимента осталось ждать недолго. Технические возможности нашего завода позволяют выращивать в соответствии с технологией лен любого сорта.

— А кадровые?

— Для уборочной своих кадров не хватает. Мы дружим с Белорусской государственной сельхозакадемией, которая ежегодно помогает нам людьми. Нынче приедут 20 человек — договор об этом уже подписан. Они будут работать на оборачивателях и прессах. Работы эти сезонные, поэтому в штат набирать лишних механизаторов нет смысла.

— Что ж, если людскими ресурсами БГСХА подсобит, то механизмами вряд ли...

— А в этом отношении мы сами сильны. На 99 процентов процесс возделывания льна у нас механизирован. Благодаря поддержке государства получили с начала года две самоходные двухпоточные льнотеребилки, 10 оборачивателей и 9 самоходных пресс-подборщиков. До начала уборки поступят еще две теребилки, подборщик-очесыватель, 4 оборачивателя и пара пресс-подборщиков. Все это в рамках программы «Лен». В течение двух последних лет она выполняется в полном объеме, без чего отдачи от поля не получить. Наравне с новой техникой используем и 18 льнокомбайнов времен 60-х годов, морально и физически устаревших. Они полностью подготовлены еще зимой. Из 20 имеющихся осталось отремонтировать 8 пресс-подборщиков ПРЛ-104 — пока нет средств на запчасти, а надо порядка 30 миллионов рублей. Без этой техники на хороший урожай и высокое качество тресты рассчитывать не приходится. Надеемся изыскать недостающие для ремонта средства, а может, и бюджет поможет.

— Но ведь не последнюю роль в урожайности играет, наверное, качество почвы?

— Подбором подходящих полей занимается главный агроном Татьяна Королева. Они должны быть с высокой кислотностью. Лен требует плодородной, богатой гумусом почвы. Так как район маленький и поля расположены не слишком далеко от завода, наши транспортные расходы не велики.

— Знаю, что и на кислых почвах многие регионы Витебщины не сумели добиться приличной урожайности...

— Мы обеспечиваем себя сырьем полностью как раз благодаря высокой урожайности. В прошлом году заготовили 8 тысяч тонн — больше, чем Оршанский и Толочинский районы вместе взятые. Хотим нынче получить прошлогоднюю урожайность, а она вдвое выше среднеобластной.

— Приносит ли она экономический эффект, «живые» деньги?

— К сожалению, мы полностью зависим от Оршанского льнокомбината, который испытывает трудности от больших запасов нереализованной продукции. Теперь спрос на льноволокно упал, наш основной партнер привередничает. По этим причинам на льнозаводе в остатках скопилось 250 тонн длинного льноволокна — это немало. Я понимаю, что продукция наша не испортится, поскольку при лежке лен набирает качество, но площадей для хранения не хватает. Продавать на сторону по-прежнему запрещено. Сбываем частично через экспортную базу, в основном в Литву. В Россию — минимум. В течение месяца, согласно контракту, товар оплачивается. Оршанскому льнокомбинату реализуем волокно фактически за бесценок — в связи с резким снижением цен на льносырье в прошлом году. А в текущем дотации пошли только с апреля, причем волокно № 2 вообще не дотируется, о чем нас не предупредили. В то же время льнокомбинатом оно востребовано: используется для снижения себестоимости продукции. Все в комплексе повлияло на резкое падение рентабельности производства льноволокна до минусовой.

— Не опасаетесь ли вы, Анатолий Дмитриевич, что и новый урожай залежится на складах?

— В том, что он будет востребован, нисколько не сомневаюсь. В Европе снизились посевные площади. Только во Франции, у основного производителя льноволокна, — на 20 тысяч гектаров. Украина посеяла лишь 100 гектаров льна, Россия — 50 тысяч, Прибалтика, Польша, Чехия вообще от него отказались. Поэтому на волокно будет спрос, который, думаю, скажется на росте цен. Беларусь сможет насытить рынок, и Дубровенщина, конечно, тоже. Для нашей страны перспективы хорошие.

Светлана ЗАЛЕССКАЯ, «БН»

НА СНИМКЕ: директор Дубровенского льнозавода Анатолий БОСЕНКОВ.

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости