На вернисаже как-то раз…

Заметки на полях

Я благодарен своей профессии за то, что она подарила мне возможность встречаться со многими интересными людьми, узнавать множество невероятных и трогательных историй, окунаться в самое сердце человеческих драм и отношений и до сих пор самому быть участником всякого рода приключений.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Весна выдалась коварной. Рано, еще в марте, поманила теплом, но затем устроила редкостную карусель из прохладных и дождливых дней. Но виной, скорее всего, была не погода. Так сложились обстоятельства, что на Радуницу не смог навестить в родном Бобруйске своих близких. И вот выдался хороший случай. Возвращался из Гомеля, где участвовал в праздновании столетнего юбилея областной газеты, и теперь сам Бог велел остановиться у кладбища и поклониться могилам, где давно уже покоятся мать с отцом и младший брат.

Когда возвращался к машине, увидел рядом с ней мужчину средних лет. Выглядел он вполне приличным человеком. Не брутальный красавец, скорее, с тонкими, даже мягкими чертами лица. Такие нравятся женщинам романтичным. Нельзя было не выделить особо глаза. Вот их из-за очков в дорогой и красивой оправе разглядеть было непросто, но они странно искрились — одновременно весело и грустно. Словом, субъект любопытный. И я даже догадался, о чем он спросит:

— По номерам вижу, что в Минск возвращаетесь, — приветливо начал он.

— Вы не ошиблись…

— Маршрутка будет только через два часа. Не могли бы вы захватить и меня в столицу? — спросил он. — Постараюсь не быть обузой…

К этому моменту я уже вспомнил, что где-то видел это лицо. Кажется, по телевизору. И речь там шла о каком-то скандальном случае.

— У меня нет оснований вам отказать, — произнес я и указал рукой на заднее сиденье.

Минут через двадцать мы с незнакомцем играли уже, как говорится, в открытую. Он признался, что узнал меня, знает, где и кем работаю, так как не раз видел меня по телевизору. На мой вопрос о том, с каким скандалом был связан сюжет, где он был одним из фигурантов, Леонид Станиславович ответил не сразу. Помолчал.

— Хорошо, что все позади. Поседел за два года, пока длилось дело о нашем банкротстве. В общем, банальная история. Меня «кинул» партнер по бизнесу, а обоих нас — иностранный инвестор. С него взятки гладки. Партнер срок мотает, так как оказался замешанным в мошенничестве. Я из этой истории вышел чистым, но нищим. Знаете поговорку — из грязи в князи? Так вот, у меня сейчас продолжение наоборот. 

— То есть бизнесом вы больше не занимаетесь, и обратной дороги нет? — спросил я. 

— Почему же, — оживился мой спутник. — Как раз наоборот! Сегодня меня Тамара благословила. Начну все с начала, а к ней буду приезжать сюда, на кладбище, отчитываться.

Я не ожидал такого поворота в словах Леонида Станиславовича, но не торопил его с пояснениями. Чувствовал, он и сам расскажет о том, что же произошло у него с этой загадочной Тамарой. Случалось, в журналистской практике я пользовался этим «шпионским приемчиком», включая неприметно диктофон. Но сейчас делать это было не с руки. Да и зачем? С памятью пока у меня все в порядке. Решил, что приеду и сделаю заметки в блокноте. Сейчас он передо мной. Все, как слышал, от первого лица.

«Впервые увидел Тамару, когда был еще студентом. Приехал в родной город встретить с одноклассниками Новый год. Она оказалась среди приглашенных. Так все и началось, закрутилось. При первой же возможности она приезжала в Минск и заставляла водить ее по вернисажам. Ничего удивительного. Тамара преподавала музыку, и все, что касалось искусства, легко и красиво ложилось на ее душу. Но, надо признать, кое-что от нее передалось и мне, и потому сегодня я не самый невежественный в этом мире человек. 

Однажды мы сильно поссорились. Скорее всего, оттого, что у меня появилась новая пассия. Тогда я сказал Томе, что намерен еще долго гулять и куролесить, а ей пора подумать о замужестве и уютном семейном гнездышке. Помню, что на нее мои слова произвели едва ли не убийственное впечатление. Словом, мы расстались. 

Мчалось время. Как-то от одноклассницы, той, что привела на новогоднюю вечеринку свою подругу, узнал, что родители Тамары погибли в автомобильной катастрофе, а сама она все чаще стала наведываться в церковь.

Надо бы встретиться, поддержать бывшую подружку. Да  где там!

Моя светская жизнь бурлила. В те годы многие ударились в бизнес. Не избежал этой участи и я. Хотелось быстро разбогатеть. Почти удалось. Мы с приятелем занимались рекламным и издательским делом. За работой не заметил, как первая жена почти сбежала от меня, прихватив дочь, в Германию. Живут там вроде неплохо. Вторая моя супруга мало-помалу начала спиваться, и даже взялась было за наркотики. Но у нее были влиятельные родители, и ее смогли вылечить. Мы развелись. Сейчас она спокойно и тихо живет в родительском доме. 

Начались неприятности и у меня. А что ты думаешь, говорил я себе, что годы пьянства и разврата пройдут бесследно? Так не бывает. Когда я остался на бобах после предательства моего соучредителя и обмана иностранного инвестора, в кармане у меня не было даже червонца. Отдалились и былые друзья-знакомые. Занять было не у кого. Последние скромные сбережения выплачены адвокату. Бывало, часами шатался по городу голодным. Но, видно, я не до конца провинился перед Всевышним. Однажды вот так бесцельно бродил по городу, зашел в бесплатную картинную галерею…

Вы догадались? Да, увидел там Тамару, стоящую перед каким-то пейзажем. Пока размышлял, подойти или убежать, она сама меня заметила. Прищурилась и подошла. Выглядела она неважно. Постарела. Однако на дне серо-зеленых глаз теплилась какая-то нежная доброта. Вся эта теплота была обращена сейчас ко мне. Она окутывала и смущала. Я готов был провалиться сквозь землю.

Тамара спросила, где здесь можно выпить чашечку кофе. Я тут же прикинул, хватит ли моих скромных наличных, чтобы угостить бывшую подружку. А потом было то, что и сегодня чудится мне каким-то сном. Она сказала, что знает обо всем, что со мной случилось. Все эти годы она молча, как бы со стороны, следила за моей жизнью. Сказала, что родители оставили ей большие деньги. Да и сама не лыком шита — выиграла в лотерею и продала автомобиль. Сказала, что ей эти деньги не нужны, и она перевела их извещением на мой адрес. Все необходимые бумаги оформила и заверила у нотариуса. 

Когда я стал отнекиваться, Тамара грустно пошутила, дескать, разбогатеешь — вернешь.

Я не знал тогда, что жить ей оставалось полтора месяца. Все это время я занимался налаживанием нового бизнеса и, по сути, не успел даже по-людски поблагодарить мою нечаянную спасительницу. 

Ну, вот сегодня и приехал сюда, на кладбище. Сейчас буду навещать ее чаще. Ведь у нее никого, кроме меня, в живых не осталось. Святая женщина!»

Я отложил в сторону блокнот и попытался вспомнить, что еще говорил мне в той поездке Леонид Станиславович. Кажется, ничего особенного. Ах, да — я спросил его, почему было бы не перевести часть денег, раз они достались ему так легко и неожиданно, на благотворительность, в какой-нибудь фонд. И он тогда ответил, что это сделала в свое время сама Тамара. Сам же он об этом еще подумает. Ну, думай, думай, сказал я про себя.

С Леонидом Станиславовичем мы больше не виделись. Если честно, то мне этого не сильно и хочется…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости