На темы хоккея и морали

Владимир Денисов отказался от российского гражданства и не считает себя героем

Нынешнее появление Владимира Денисова в составе минского «Динамо» уже не первое, но определенно самое яркое и обсуждаемое. Все дело в паспорте. Его в нынешнем межсезонье предложили сменить на российский не только Денисову. Но если теперь уже, надо полагать, бывший капитан сборной Беларуси Андрей Стась решил стать россиянином и отрекся от сборной страны, то Владимир от такой перспективы отказался наотрез и сразу. И новый сезон, к радости болельщиков, начнет в составе значительно обновившегося минского «Динамо».


— Нынешняя команда сильно отличается от той, которую ты покидал в 2013 году?

— Главное отличие в иностранцах. В том клубе, из которого я когда–то уходил, их было много. Сейчас почти не осталось. Хорошо ли это? Сложно сказать. Во–первых, у команды идет лишь вторая неделя сборов, во–вторых, подписания еще наверняка будут. Я, по крайней мере, на это надеюсь, потому что с тем составом, который есть сейчас, в КХЛ сложно рассчитывать на что–то серьезное.

— Не так давно ходили разговоры, что «Динамо» должно играть исключительно белорусским составом.

— Дело ведь не в том, будут здесь играть белорусы, американцы или кто–то еще. Вопрос не в национальности, а в уровне хоккеистов. Хотя, с другой стороны, мы ведь никогда так не пробовали, и никто не может точно сказать, что из этого получится.

— А тренер? Каков он, Горди Дуайер?

— Видно, что человек знает свое дело. Предсезонка никогда легкой не бывает, но у Дуайера не забалуешь. Кажется, команда совсем недолго работает вместе, но уже были случаи, когда тренировка останавливалась и тренер, скажем так, высказывал недовольство.

— Для тебя как силового защитника в схемах Дуайера, надо полагать, отведено особо почетное место?

— Нам уже не единожды объясняли, в какой хоккей мы будем играть. Очень много работаем, проворачиваем серьезные объемы нагрузок. Тактических упражнений пока, правда, нет, но я уже приблизительно представляю, чего от нас хотят. И, полагаю, мне это подходит.

— Переход в «Динамо» не был для тебя единственным вариантом продолжения карьеры?

— Учитывая, что мой контракт был выкуплен практически перед началом сборов, и принимая во внимание мой легионерский статус, вариантов в КХЛ практически не было. Большинство команд — из тех, кто намерен бороться за что–то серьезное и может предложить хорошие финансовые условия, — уже укомплектованы, да и я, надо заметить, не в каждый город согласился бы поехать. Что же касается европейских чемпионатов, то там тоже есть свои нюансы, и на деле все оказывается не так и просто.

Фото РЕЙТЕР

— В деньгах сильно потерял?

— В «Тракторе» у меня были хорошие финансовые условия. «Динамо» вряд ли могло предложить что–то похожее. Тем не менее смогли договориться.

— Вариант, который выбрал Андрей Стась, не рассматривал принципиально?

— Это мое решение, и я уже объяснял причину, по которой его принял. Да и вообще, если честно, не считаю, что совершил что–то экстраординарное.

— Тем не менее для многих твой переход стал настоящим поступком. Наверное, удивились, что в современном хоккее не все, оказывается, можно купить за деньги.

— Для меня случившееся просто вопрос морали, и я поступил так, как считал правильным и нужным, как подсказывал мне внутренний голос. А что кто–то там думает о моем решении, мне не очень интересно. Да, я, как и любой спортсмен, хочу что–то выиграть, чего–то достичь. Заработать, в конце концов. Финансовая составляющая, как ни крути, важна: рано или поздно со спортом придется закончить. Но при этом, отыграв больше десяти лет за сборную, я просто не мог взять и отказаться.

— В российских СМИ утверждали, что Андрей Стась к принятию «паспортного» решения готовился давно. Для тебя ультиматум «Трактора» стал неожиданностью или ты понимал, что рано или поздно выбирать придется?

— Сказать, что все к тому шло, я не могу. В «Тракторе» у меня складывалось хорошо. Просто так получилось, что в Челябинске был нужен нападающий и кого–то пришлось отцепить. Хотя, не скрою, разговоры на легионерскую тему у меня с руководством были.

— Довелось услышать мнение, что случившееся со Стасем — не столько результат давления клуба или погони игрока за деньгами, сколько реакция Андрея на ситуацию в белорусском хоккее. А потому, дескать, Стась может стать только первой ласточкой, и уже несколько ведущих игроков готовы последовать его примеру. Что скажешь?

— Обсуждать решение Андрея я не хочу. Каждый сам принимает решение и отвечает за него. Ситуации бывают разные. Например, уволили, не берут на работу, а семью нужно кормить. Находится работодатель, но выдвигает ряд условий. Согласитесь? Понятно, что у каждого есть определенные границы, которые он не переступит, но, уверен, на ситуацию оказавшийся перед таким выбором человек взглянет уже иначе. Совсем другая история, когда берут и здесь, и в другом месте, но финансовые условия разные. Здесь уже возникает вопрос морали, на который каждый дает свой ответ.

— С учетом произошедшего в сборной, надо полагать, вновь оказалась вакантной должность капитана. Готов?

— Для меня это не тяжелая ноша. Хотя я и стал относиться к ней иначе. Когда первый раз стал капитаном, было тяжело. Особенно после Руслана Салея. Очень большая ответственность, и я хотел соответствовать, стремился объять необъятное, и это мешало моей игре. Нужно было больше концентрироваться на том, что происходит на площадке. Сейчас смотрю на эти вещи несколько иначе, мне стало легче справляться с таким грузом ответственности.

— После минувшего чемпионата мира в адрес сборной было сказано много всякого.

— Нам не привыкать.

— Ждут медалей.

— Какие медали? Кто про них говорил? Тренер? Ну удачи... Я тоже хочу медаль. Сильно. Но нужно реально оценивать силы. Хотя при правильном подходе, участии всех лучших, кто есть в белорусском хоккее, и должном стечении обстоятельств мы пару раз приближались к мечте. В нашей сборной всегда очень многое решал психологический фон внутри команды. На эмоциях, на кураже, за счет командных действий и самоотдачи мы могли выдать хороший чемпионат. Так было в Риге, в Минске... Когда же с атмосферой в команде не все хорошо и при этом игроки физически и эмоционально выхолощены, и изначально приехали на чемпионат мира не в оптимальной форме, сложно что–то показать.

— Психологических проблем на минувшем чемпионате мира действительно хватало: начиная с отчисления Андрея Степанова и заканчивая обысками во Франции...

— Осадочек у многих остался. У меня, кстати, тоже. Взять, к примеру, обыск в Париже. Эту историю так раздули, что у меня телефон буквально разрывался. Мама звонила, папа, друзья: «Что у вас там происходит, как вы?» А по сути–то нас задержали всего минут на 20. Подошли 20 полицейских и попросили открыть четыре сумки. Постояли мы на перроне, но не катастрофа ведь. А подали все так, что нам чуть ли не сорвали подготовку. Глупость ведь. С другой стороны, с атмосферой в команде действительно были вопросы. То же отчисление Степанова... Понятно, что решает тренерский штаб, но у нас ведь не Канада и не Россия, где четыре состава можно собрать и по этой причине отчислять кого и когда хочешь. В Беларуси нужен другой подход. Особенно в случае лучшего бомбардира. Мы обсуждали этот вопрос с тренерским штабом, но решение изменить не смогли.

— Ну и закольцуем наш разговор давай снова темой «Динамо».

— По–моему, давно уже пора не привязывать клуб к сборной. Вы же видите, что из года в год не все игроки «Динамо» попадают в состав национальной команды. По–моему, пока у нас не будет своего сильного внутреннего чемпионата, сборная не будет играть хорошо. Вспомните чемпионат мира в Риге: тогда больше половины игроков сборной представляли чемпионат Беларуси. Сейчас посмотришь ростер — сплошь клубы КХЛ. И что, мы стали лучше играть?

komashko@sb.by

Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?