Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Как ликвидировать перекрестное субсидирование

На тарифном перекрестке

Кто и сколько платит за коммунальные услуги?
Низкие тарифы на жилищно–коммунальные услуги можно назвать одним из главных достижений социализма, которое мы унаследовали и сохранили. Как? За счет перекрестного субсидирования. Термин обозначает уникальное в своем роде явление, когда предприятия оплачивают убытки, которые не покрывают тарифы на жилищно–коммунальные услуги граждан. Создается иллюзия дешевизны обслуживания жилья, но дороже становятся товары и продукты, в том числе и те, которые предназначены на экспорт. Для нашей маленькой страны с открытой экономикой нехорошее явление, не добавляющее оптимизма по поводу конкурентоспособности продукции. Но реальны ли планы по ликвидации перекрестного субсидирования и переходу на стопроцентное возмещение затрат в ЖКХ, даже отодвинутые к 2020 году? Сколько платят за коммунальные услуги люди и бизнес? Поговорить об этом «СБ» пригласила Олега ПОСКРОБКО, первого заместителя министра ЖКХ; Вячеслава ЧЕКУРОВА, начальника главного экономического управления Министерства энергетики; Сергея ШЕБЕКО, заместителя генерального директора ГПО «Белэнерго»; Алексея ЛАУТО, директора ЗАО «Ареса–сервис ЖЭС».

Олег ПОСКРОБКО

Вячеслав ЧЕКУРОВ

Сергей ШЕБЕКО

Алексей ЛАУТО

Фото  Александра  КУЛЕВСКОГО.

«СБ»: С начала года произошло повышение тарифов ЖКХ для населения, и субсидируемых, и экономически обоснованных. С тех пор в редакцию потоком идут письма на эту тему. Вот одно из них. Цитирую: «В конце 2014 года одна гигакалория тепла стоила 300 тысяч рублей. В январе 2015 года себестоимость единицы тепла увеличивается до 466 119,8 рубля, а еще через год — 854 710,3 рубля. Прирост за год 83,4%, за два — 184,9%! Спрашивается, как считали? Если брать индекс цен, то в 2014 году это 16,2%, в прошлом — 12%. Если проиндексировать 300 тысяч на рост цен и добавить 20% введенного для граждан налога на добавленную стоимость, то получится где–то 470 тысяч. Возьмем курс доллара. В январе 2015 года к январю 2014–го вырос на 58%, еще через год — на 30%. Итого с НДС около 740 тысяч рублей за гигакалорию. Не совпадают цифры. Не могли бы компетентные специалисты приоткрыть секрет, как насчитали без малого 855 тысяч?»

В.Чекуров: Экономически обоснованный тариф — 466 119,8 рубля за Гкал — утвержден постановлением Правительства и весь прошлый год оставался неизменным, несмотря на инфляцию. С 1 января 2016 года он действительно увеличился, опять же по постановлению Совета Министров до 854 710,3 рубля за Гкал, или на 83,4 процента. Причины. Природный газ для энергоснабжающих организаций (это основная статья затрат) подорожал на 77%. Кроме того, с января для устранения замечаний Комитета госконтроля произошло распределение топливных затрат при комбинированном производстве электрической и тепловой энергии (87% тепловой энергии у нас вырабатывают электростанции) на тепло.

Но хотел бы отметить, что экономически обоснованный тариф применяется при расчетах с населением только в отдельных случаях. Например, при использовании жилья в качестве места размещения унитарного предприятия, а также при наличии у гражданина в собственности или во владении и пользовании одного или нескольких жилых помещений, в которых не прописаны он сам или члены его семьи, то есть в отношении пустующего жилья.

«СБ»: Нина Орлова из Речицы очень беспокоится, что с введением новых граф в жировках потеряются льготы для инвалидов II группы. В каком документе они будут закреплены во избежание разных толкований на местах?

О.Поскробко: Указом Президента от 23 марта 2016 года № 107 предусмотрены нормы, касающиеся льгот, в том числе инвалидам I и II группы, по оплате технического обслуживания лифта и обращения с твердыми коммунальными отходами. Однако в отношении возмещения расходов электроэнергии на освещение подъездов и работу оборудования, в том числе лифта, льгот нет. Платежи производятся по фактическим затратам.

«СБ»: Читательница Людмила Юрченок из Минска обратила внимание, что после утепления дома по улице Победителей, 75, корпус 1, где она живет, расход гигакалорий на отопление в пересчете на квадратный метр уменьшился с 0,023–25 Гкал, например, в январе 2012–го и 2013 года до 0,017–15 Гкал в январе 2014 — 2015 годов. Однако январь 2016 года стал уникальным. Расход тепла на отопление увеличился до 0,026 гигакалорий на квадратный метр квартиры. Почему? Ведь по данным гидрометеослужб, январь был холоднее декабря всего на 9 градусов. В декабре 2015–го расход тепла на единицу жилплощади в доме читательницы составил 0,018 Гкал. Чем обоснован 40–процентный рост затрат тепловой энергии?

О.Поскробко: Каждый жилой дом в стране оборудован групповым прибором учета тепла, и обратившись в эксплуатирующую организацию, можно ознакомиться как с текущими показаниями счетчика, так и с архивными данными и убедиться, насколько расчеты соответствуют реальному потреблению.

«СБ»: Но это еще не все. Людмила Юрченок сравнила нормативы вывоза твердых бытовых отходов. Согласно ее жировке, в 2013 — 2014 годы объем отходов в расчете на каждого жильца составлял 0,2025 кубометра, а с марта 2015–го — 0,2233 куба. Хотя во дворе дома стоят контейнеры для раздельного сбора стекла, пластика и бумаги. «Собирая раздельно вторсырье, жители дома вправе рассчитывать на снижение объемов образования мусора, между тем он только растет, — справедливо возмущается читательница. — Получается, граждане платят за упаковку дважды: приобретая товар и за ее вывоз и утилизацию после его использования. Не являются ли в таком случае профанацией все разговоры о раздельном сборе твердых бытовых отходов?»

О.Поскробко: Нормативы образования твердых коммунальных отходов устанавливаются местными исполкомами. И, к сожалению, количество бытового мусора у нас с каждым годом растет. Если в 2013 году было вывезено 14.589 тысяч кубометров коммунальных отходов, то в 2015 году — уже 15.877 тысяч кубов. Рост — более миллиона кубов. А извлечь за счет раздельного сбора удалось всего на 413,1 тысячи кубических метров больше. То есть за 2 года на каждого жителя прирост образования отходов составил 0,1 куба.

«СБ»: Не менее любопытна ситуация с так называемым стопроцентным тарифом по природному газу. Письмо из Вилейки. У минчанина там дом, 166 квадратных метров. Никто не прописан, следовательно, тариф предъявляют так называемый экономически обоснованный. Так вот в прошлом году это было 2.582 рубля за куб, а нынче 3,7 тысячи. Рост почти на 50%. Чем это объясняется? При том, что субсидируемый тариф составляет в отопительный сезон 776,3 рубля за кубометр с НДС.

В.Чекуров: Да, тариф на газ для населения, обеспечивающий полное возмещение экономически обоснованных затрат, увеличился на 44,4%. Это обусловлено введением с 1 января налога на добавленную стоимость, а также ростом затрат газоснабжающих организаций, значительную долю (95%) в которых занимает стоимость российского природного газа, оплата которого жестко привязана к курсу доллара.

С.Шебеко: Вы же слышали, наверное, что в стране есть планы по ликвидации перекрестного субсидирования. Это необходимо делать, чтобы дать возможность дышать нашему реальному сектору экономики. У нас газо– и электроснабжение за счет бюджета не субсидируется, все возмещается тарифами в промышленности.

«СБ»: Хороший посыл. Тогда не могли бы вы объяснить некоторые нюансы. Электрическая энергия для граждан стоит порядка 1.000 рублей за кВт.ч. Это, как нам говорят, уже 70% от экономически обоснованных затрат. Почему же тогда тариф для юрлиц согласно жировке из небольшого минского магазинчика — 3.130 рублей за кВт.ч и практически в 2,5 раза превышает экономически обоснованные затраты?

С.Шебеко: Юридические лица не только несут бремя перекрестного субсидирования, но еще возмещают убытки по производству тепловой и электрической энергии. Кроме того, тарифы дифференцированны. Вы взяли верхнюю планку — тариф для непромышленной группы потребителей. Самое главное отличие тарифов для предприятий и граждан — последние не привязаны к курсу доллара. Как Правительство установило, так до следующего изменения каждый бытовой потребитель и будет рассчитываться. А предприятиям считают тариф на электричество на 81% в привязке к курсу доллара. Ведь половину всей потребности газа в стране потребляет «Белэнерго» и оплачивает в долларах. Отсюда и привязка тарифов к курсу американской валюты. По мере повышения уровня возмещения затрат субсидируемыми тарифами для населения в центах цена за киловатт энергии для юрлиц снижается. Например, сейчас предприятия и организации платят в среднем 11 центов за киловатт–час. А себестоимость около 6,76 цента. Чем выше курс — тем ниже себестоимость в долларовом эквиваленте. Это еще одна закономерность формирования тарифов для промышленности. Поскольку зарплата, амортизация, налоги и некоторые другие затраты от курса доллара не зависят.

«СБ»: Не кажется ли вам не совсем адекватной разбежка в тарифах за гигакалорию: субсидируемый тариф для населения 133 тысячи рублей, а экономически обоснованный — 854 тысячи рублей.

В.Чекуров: Ни в одной стране мира естественные монополии не устанавливают тарифы на свои услуги самостоятельно. У нас регулятором тарифов на энергоресурсы для юридических лиц является Министерство экономики. Оно постоянно проводит ревизию всех затрат газо– и энергоснабжающих организаций и принимает решение, какие цены и какой группе потребителей устанавливать. Обоснованность и прозрачность затрат газо– и энергоснабжающих организаций неоднократно подтверждалась регулятором и контролирующими органами. К слову, субсидируемый тариф на тепло для населения возмещает всего лишь 15% прогнозных затрат энергоснабжающих организаций. Остальную разницу через механизм перекрестного субсидирования компенсируют потребители реального сектора экономики.

«СБ»: Насколько в итоге тарифы для наших предприятий выше, чем в России?

С.Шебеко: Когда в России начал расти курс доллара, разница стала особенно ощутимой. Стоимость газа для электростанций в России и Беларуси отличается втрое. И хотя газ мы покупаем в 3 раза дороже, при этом тарифы для реального сектора у нас выше, чем в России только в 2 раза. Около 6 центов — у них, 11 — 12 центов за киловатт–час — у нас. Вилка возникает потому, что у российских предприятий нет привязки внутренних тарифов к доллару. А между нашими странами подписано соглашение о расчетах за газ в долларовом эквиваленте.

«СБ»: Вы хотите сказать, что наши предприятия стали заложниками ситуации: по мере роста курса доллара разбежка в стоимости энергии для наших и российских предприятий будет все выше и тем самым конкурентоспособность ниже. Не потому ли в СМИ появляется информация, что жители приграничных районов Беларуси поехали за товарами в Брянск и Смоленск...

С.Шебеко: Зависимость не прямо пропорциональная. Мы работаем над снижением затрат. И намного эффективнее производим электрическую и тепловую энергию. У нас удельный расход топлива на произведенный киловатт–час менее 240 граммов, в России — близко к 330 граммам. Белорусская энергосистема постоянно работает над снижением технологического расхода энергии на транспорт по сетям. Это естественные для белорусской энергосистемы процессы. 9,34% составляет технологический расход на транспорт в наших тепловых сетях и 9,01% — в электрических. Это одни из лучших показателей в странах СНГ. И каждый год мы стараемся эти параметры улучшать.

«СБ»: А правда ли, что чем теплее зима, тем больше потери?

С.Шебеко: Чем меньшие объемы тепловой энергии поставляются по трубопроводу, тем больше доля технологических затрат. Это так. Второй фактор, который влияет на рост затрат, — протяженность сетей. Недавно, например, подписано распоряжение около 1.000 км сетей передать из коммунальной собственности в республиканскую, от местных организаций коммунального хозяйства энергетикам.


«СБ»: При подготовке реформы ЖКХ шла речь о снижении затрат на администрирование услуг. Какая часть тарифа идет на содержание административного аппарата?

С.Шебеко: Затраты труда нормируются. И все равно мы ежегодно разрабатываем мероприятия по снижению издержек, в том числе снижение численности персонала.

СБ: В таком случае не могли бы вы прокомментировать такой факт. В конце прошлого года по инициативе энергетиков каждое минское предприятие должно было подать данные о предполагаемом расходе электричества в 2016 году. Кто не подал, тому сейчас вся потребленная энергия считается как сверхлимит, и тариф (и без того превышающий себестоимость вдвое) увеличивается еще в полтора раза. На мой взгляд, гениальный способ честного отъема денег у реального сектора экономики. Но дело даже не в этом. Каждое предприятие заставили заполнить и выслать пакет документов. Как это вяжется с сокращением численности и веком компьютерных технологий? Очевидно, для сбора и обработки информации нанят сотрудник, и не один, ему платят зарплату. Эти затраты тоже закладываются в тариф, который и так вдвое выше российского...

С.Шебеко: У нас нет дефицита электрической энергии. Речь идет о договорных величинах потребления электроэнергии. Для того чтобы правильно определить затраты энергоснабжающей организации, в том числе на единицу продукции, мы обязаны составить баланс электроэнергии. Сколько выработают киловатт станции, сколько готовы взять потребители. Ежегодно проводим работу со всеми субъектами хозяйствования, кроме бытовых. Просим предоставить информацию: какие ежемесячные объемы электроэнергии, исходя из своих производственных программ, они собираются у нас взять. Далее каждое юридическое лицо обязано оплачивать электроэнергию в форме предоплаты. В случае необходимости юридическое лицо имеет право подать заявку на корректировку величины электропотребления.

«СБ»: И если не предупредил об увеличении объемов, вы берете повышенный тариф?

С.Шебеко: Право взимания оплаты с повышенным коэффициентом предоставлено энергоснабжающим организациям по законодательству.

«СБ»: Но если это надо «Белэнерго» для составления его же балансов, причем, как вы только что сказали, никаких лимитов и ограничений нет, на каком основании предприятиям, которые и без того едва сводят концы с концам, какие–то сверхлимиты предъявляют?

С.Шебеко: А что мешает потребителю выполнить свои договорные обязательства?

«СБ»: А что препятствует «Белэнерго» в век развития информационных технологий общаться и договариваться с потребителем по этому поводу хотя бы просто без бумаг? Почему юрлицо не может вносить и обновлять объемы потребления электроэнергии в какой–то компьютерной программе, не заполняя и не пересылая кипы документов?

С.Шебеко: Абсолютно правильное направление.

«СБ»: Когда будет реализовано?

С.Шебеко: У нас уже значительное количество потребителей–юрлиц передают часть данных в электронном виде. Но в соответствии с законодательством впоследствии необходимо письменное подтверждение переданных данных.

«СБ»: Что за каменный век? Почему не хотите взять пример с Министерства по налогам и сборам, которое давным–давно перешло на электронный бумагооборот и цифровую подпись?

С.Шебеко: Вы абсолютно правильно затронули тему. Мы активно работаем над тем, чтобы развиваться в интернете. Для минских потребителей разработан сервис «Личный кабинет», сейчас он доступен в тестовом режиме. С 1 февраля 2016 года в филиале Минские кабельные сети открылся единый Центр обслуживания потребителей по вопросам подключения объектов физических и юридических лиц к электрическим сетям. Работа организована по принципу «одного окна», когда любой интересующий вопрос по подключению можно решить с минимальными усилиями. Потребителю не нужно посещать отдельно электросети, «Энергосбыт», «Энергонадзор», для получения комплексной услуги по подключению к электрическим сетям достаточно будет лишь обратиться с заявлением в центр, здесь же можно получить техусловия и заключить договор.

А.Лауто: Последние несколько лет жилые дома у нас строятся с применением автоматизированной системы контроля и учета электроэнергии, которая совмещается с любым компьютером. Условно говоря, электросчетчик жильца в режиме реального времени сообщает расход киловатт–часов энергоснабжающей организации. При этом каждый месяц мы снимаем показания счетчиков, едем к энергетикам и на бумаге везем данные. Одно время у меня в ведении было 25 жилых домов. В течение нескольких дней надо было их объезжать, вручную снимать показания с десятка полтора счетчиков, умножать на коэффициент трансформации, суммировать и отвезти в «Энергосбыт». Спрашивается, зачем люди, когда строили квартиры, платили немалые деньги за АСКУЭ?

С.Шебеко: ЖЭСы или обслуживающие организации подтверждают данные только по групповым приборам учета электрической энергии, которые учитывают потребление электроэнергии в местах общего пользования, работу лифтов.

«СБ»: Зачем?

С.Шебеко: Да, показания счетчиков в АСКУЭ мы видим, но требуем подтверждения, чтобы у нас была возможность в судебном порядке взыскать с потребителя за фактическое потребление. Процент оснащенности потребителей системами АСКУЭ еще невысок.

«СБ»: Но остальных нельзя ли освободить от бумажной волокиты?

С.Шебеко: По законодательству потребитель–юрлицо должен подтвердить показания приборов учета.

«СБ»: Значит, время менять законодательство. Это не догма. А у меня еще вот такой вопрос. Есть в Минске и новые дома, где застройщик каким–то образом сэкономил и, выполнив горизонтальную разводку системы отопления, приборы учета и регулирования тепла не ставил. Может ли собственник такой квартиры самостоятельно купить приборы, поставить и рассчитываться по ним?

О.Поскробко: Организовать учет для одного потребителя, к сожалению, невозможно. Этот расчет будет некорректен. Надо, чтобы люди собрались и приняли общее решение, что все будут рассчитываться по приборам. Погрешности прибора могут быть. Недавно на «прямую линию» мне звонил человек и сообщил, что в январе у него фактически было выключено отопление. На счетчике ноль гигакалорий. Но сервисная служба не принимает его показания, потому что среднесуточная температура в январе была минус 7,6 градуса.

«СБ»: И правильно не принимает. Человек схитрил, выключил отопление и обогревался за счет соседей. Такое может быть, если квартира выгодно расположена, сверху, сбоку и снизу прогревается через стены и окнами выходит на южную сторону. Очевидно, нужны какие–то коэффициенты перевода.

О.Поскробко: Тут надо, чтобы жильцы договорились, как это подсчитать.

«СБ»: Как жильцам убедиться, что их не обманывают, выставляя затраты на освещение подъездов и работу электрооборудования?

О.Поскробко: Снятие и регистрация показаний приборов группового учета расхода холодной и горячей воды, электрической и тепловой энергии происходит в последний день календарного месяца. Жильцы имеют право принимать участие в этом при соблюдении техники безопасности. Надо об этом поставить в известность обслуживающую организацию и делегировать доверенное лицо.

«СБ»: Чтобы поставить фотореле или светодиоды в подъезде, надо согласие всех жильцов без исключения?

О.Поскробко: Если простое большинство примет решение, этого будет достаточно.

«СБ»: Экономически обоснованный тариф на воду и канализацию вырос до 15,3 тысячи рублей за куб. И предприятия платят по 30 тысяч рублей за куб воды и канализации. Не слишком ли жирно живется «Водоканалам»?

О.Поскробко: Предприятия держим в ежовых рукавицах. Нормативные потери доводим. Удельные нормы расхода — тоже. Идет жесткое регулирование расходов. Начинаем считать штатное расписание, требуем программы по развитию, техперевооружению. С первого раза еще ни одна организация не подтвердила затраты. Потери «Водоканалам» нормировали — не более 12% в себестоимость, все, что выше, — устраняй или компенсируй убытки.

«СБ»: Алексей Владимирович, ваш частный ЖЭС тоже поднял жильцам тарифы в январе?

А.Лауто: Нет, пока жильцам плату за уборку подъездов, освещение и техобслуживание лифтов не выставляли. Но у меня договор. Люди рассчитываются по сложившейся себестоимости. Клининговая компания, которая убирает подъезд, пока выставляет старую цену. Хотя для нас, конечно, лучше, что из техобслуживания ушло то, что не являлось техобслуживанием. У меня клининг съедал массу денег. Жировка в январе за 120–метровую квартиру — около миллиона рублей. В феврале меньше, теплее было.

«СБ»: Олег Григорьевич, а в чем, собственно, состоят реформы, не считая повышения тарифов?

О.Поскробко: Мы создали службу заказчика, которая подписывает все акты выполненных работ. То, что не сделано, не оплачивается. Раньше это было бы невозможно. Это уже рыночный механизм снижения затрат. И потребителю не нужно думать, какой договор с кем заключен. Заказчик выступает от имени потребителя. Его функции — технадзор и контроль. Мы сегодня внедрили систему, при которой рабочему будут платить не за то, что он пришел на работу, а за выполненный объем. Заказчик должен проверить, как работают приборы, отреагировать на все жалобы жильцов. Выстроена четкая иерархия. Надеюсь, будут и результаты.

aelita@sb.by

Советская Белоруссия № 62 (24944). Вторник, 5 апреля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...