Источник: Знамя юности
Знамя юности

«На первых занятиях студенты были в шоке»

«Если заскрипели тормоза, значит, зажегся желтый». Как живется незрячему музыканту в Молодечно

Александр Евдокимов из Молодечно никогда не видел, как улыбается его маленький сын и в какой цвет выкрашены стены местного музыкального колледжа, где ему довелось работать. Несмотря на заболевание, лишившее его зрения, 33-летний музыкант живет активнее многих: пишет музыку и кандидатскую, учит эсперанто, путешествует. На судьбу не обижается – он давно ее простил.

Чтобы профессионально заниматься музыкой и аранжировками, Александр оборудовал дома мини-студию

Наедине с диктофоном

Если верить в знаки, Александр должен был стать электромехаником или другим специалистом с приставкой «электро». Ведь он родился в Электростали, а школу окончил в Электрогорске, небольшом городе в 70 километрах от Москвы.

Зрение Саша терял постепенно:

– У меня была глаукома, катаракта и еще несколько диагнозов, которые по отдельности не так уж и страшны, но в итоге способны привести к слепоте. Даже врач, который защитил кандидатскую на основе моей истории болезни, не смог выделить конкретную причину, констатировав: «Тебе просто не повезло».

В третьем классе мальчик окончательно ослеп: еще вечером он мог читать учебник, поднеся его к близко глазам, а утром вдруг понял, что не видит ничего. Пришлось приспосабливаться к новым реалиям: школьник стал учиться жить в темноте, перешел на домашнее обучение. Но куда больше оценок его заботило, чем будет заниматься, когда вырастет.

– Уже тогда, в неполные десять, я понимал, что родители не вечны, а жить хочется, и жить хорошо. Проведя несколько ночей в раздумьях, решил, что хочу посвятить себя музыке. Как раз незадолго до этого родители подарили мне синтезатор и несколько учебников, благодаря которым я самостоятельно освоил нотную грамоту.

Но чтобы учиться, нужен педагог. Его поиски длились ни много ни мало – четыре года. Никто не решался взять к себе особенного ученика, пока, наконец, преподавательница из соседнего города не согласилась: «Давайте попробуем!» Надо отдать должное ее терпению, ведь любое новое произведение приходилось начитывать на диктофон, озвучивая каждый такт и каждую ноту. По несколько раз переслушивать диктофонную запись – долго и трудоемко, поэтому все произведения парень сразу учил наизусть. На то, чтобы запомнить первую часть сонаты Бетховена, уходило несколько часов. А вот с Бахом было сложнее: чтобы разучить его знаменитые фуги, проводил наедине с диктофоном по два-три вечера подряд.

От колл-центра до музыкального колледжа

И хотя Александр никогда не ходил в музыкальную школу и не изучал сольфеджио и прочие спецдисциплины, его знаний и умений хватило, чтобы стать студентом музыкального колледжа, а затем и Российской академии музыки имени Гнесиных:

– После колледжа думал связать свою жизнь с психологией или, может быть, со звукорежиссурой. Но родные уговорили подать документы на заочное отделение, напирая на то, что я ничего не теряю, ведь в «Гнесинке» экзамены в июле, тогда как в других вузах – в августе. Я рискнул и в итоге стал третьим в списках на зачисление.

Здесь же, в академии, Александр познакомился с выпускницей Молодечненского государственного музыкального колледжа имени М. К. Огинского Ольгой Витушко. Ребята обменялись телефонами, потом начали встречаться, а на втором курсе поженились. Сашина особенность Ольгу не смущала. Будущий муж покорил ее умом и обаянием.

Чтобы молодая семья могла оплачивать съемную квартиру и на что-то жить, Саша стал искать работу. Выпускал передачу на радио (к счастью, современное ПО позволяет незрячим полноценно работать за компьютером), писал музыку для детских спектаклей, работал оператором в колл-центре и даже играл на органе в крематории. Каждое новое место искал подолгу:

– Это был своеобразный спорт. Минимум раз в неделю мы с Олей отправлялись на собеседования. Где-то отказывали сразу, где-то вроде и хотели взять, но сомневались, справлюсь ли. Как заявил один несостоявшийся работодатель: «Я знаю, что слепые умеют розетки крутить. Но чтобы они с компьютером работали – не может такого быть!»

Когда ребята были на пятом курсе, Ольге позвонили из Молодечно и предложили вернуться в родной колледж, где как раз освободилось две ставки. Так Саша стал вести музыкальную литературу, а Оля – сольфеджио, гармонию, теорию музыки. Александр вспоминает, что первое время у студентов был шок:

– Они, наверное, ожидали, что я буду все время сидеть за партой, и были удивлены, что свободно расхаживаю по аудитории, периодически усаживаясь за фортепиано. Ребята во многом шли мне навстречу: например, я просил их все письменные работы набирать на компьютере и присылать на электронку. С контрольными и викторинами было сложнее – приходилось кого-нибудь просить проверить тетради.

Кстати, один из студентов разговаривал с преподавателем исключительно по-белорусски. Так благодаря ученику Саша выучил и полюбил новый для него язык. Даже в нашей беседе он то и дело переключается на белорусский:

– Люблю осваивать что-то новое. Как говорят, «не губляйся – паспрабуй!».

Не имея возможности читать ноты с листа, Саша заучивает все произведения наизусть

С городом на ты

По Молодечно гуляет самостоятельно, тем более что по иронии судьбы Ольгина квартира находится в районе, где живет много слабовидящих. Отсюда – поручни вдоль тротуара и светофоры со звуковым сопровождением. Но даже если светофор обычный, «молчащий», у Саши есть отработанный метод, как переходить дорогу в такой ситуации:

– Стоишь и слушаешь. Если заскрипели тормоза – значит, зажегся желтый. Немного выжидаешь – и вперед. Перекресток – посложнее задачка, но я справляюсь.

И хотя Саша не жалуется на инфраструктуру, белорусским городам есть к чему стремиться:

– Пару лет назад мы с женой отдыхали в маленьком турецком поселке на берегу Средиземного моря – по сути, в деревне. Так вот там тротуар был выложен специальной тактильной плиткой.

Сейчас Александр ушел на творческие каникулы: решил временно отдохнуть от преподавания и прокачать скиллы в создании музыки и звукорежиссуре. Для этого они с супругой оборудовали в квартире мини-студию с синтезатором, мощным компьютером и профессиональным микрофоном. В эту комнату так и норовит заползти Марк, их 10-месячный сын. А еще Саша готовится к защите кандидатской и изучает эсперанто, о чем красноречиво намекает значок с зеленой звездой – символом этого искусственного, но невероятно красивого и логичного языка.

Интересные хобби, любимое дело, семья – музыкант уверяет, что чувствует себя счастливым:

– Не считаю потерю зрения какой-то трагедией. Ведь именно благодаря тому, что случилось, я тот, кто я есть.

krupenk@sb.by

Фото Юлии ШАБЛОВСКОЙ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи