На первом месте

«Три года после выпуска сижу без работы». Как бороться с молодежной безработицей

Судя по статистике, шансы найти быстро рабочее место у наших молодых людей высоки: в мае молодежная безработица составила 6,2%. У нас она снижается: еще в феврале было 7,6%. Для сравнения: общемировая цифра больше почти в два раза. И, согласно прогнозам Международной организации труда, доля нетрудоустроенной молодежи на планете будет расти. Отчасти виной тому — структурные изменения в глобальной экономике. В ряде стран, где статистика схожа с нашей, правительства уже разрабатывают госпрограммы, направленные на помощь выпускникам в трудоустройстве. Как дела обстоят у нас?



На Кировщину Владислав Кулакевич приехал трудиться из Гомеля: выпускнику специальности “Музейное дело, охрана историко-культурного наследия” Гомельского государственного университета имени Франциска Скорины ради работы по распределению пришлось сменить крупный областной город на тихий райцентр. Рабочее место — Жиличский исторический комплекс-музей — и вовсе расположен на территории, где даже телефонная связь ловит с перебоями. Впрочем, на этом минусы заканчиваются. Со всеми бытовыми вопросами Владиславу помогли местные власти:

— Вопрос с жильем решился сразу — мне предоставили место в общежитии местного колледжа. Сейчас, правда, я снимаю квартиру. Приняли меня очень хорошо — я был желанным молодым специалистом. До этого несколько лет музей отправлял заявки, но никто не приезжал. 

Отработав два года научным сотрудником, Владислав решил остаться. Сюда же привез жену, свою одногруппницу. Ради переезда она оставила работу в школе, зато теперь супруги работают вместе: Виктория — хранитель фондов, а Владислав получил повышение — уже год он занимает должность директора музея:

— В крупном городе вряд ли у нас получилось бы так же. Переезжать не планируем — зачем? Пока все нравится, будем работать.


Впрочем, не у всех карьера после окончания учебы складывается столь удачно. Минчанин Вячеслав окончил платное отделение факультета философии и социальных наук Белгосуниверситета три года назад. До сих пор на постоянную работу не устроился:

— Я еще во время прохождения практики понял, что выбранная специальность не моя. После выпуска решил заниматься интернет-маркетингом. Но без опыта устроиться в штат практически невозможно.

Официальное трудоустройство охотно предлагали разве что на неквалифицированные специальности: Вячеслав успел поработать и мерчендайзером, и охранником. Что же касается интернет-маркетинга, новичку готовы были давать разве что пробные заказы. И за редким исключением строились они на устных договоренностях, рассказывает парень:

— Бывало, мне не оплачивали работу. Нередкая история — заплатили меньше, чем оговаривалось изначально.

По данным Международной организации труда, в прошлом году число не имеющих работы молодых людей в мире приблизилось к 71 млн человек. При этом, согласно мировой статистике, 75% работающих молодых женщин и мужчин трудятся на условиях неформальной занятости. А еще, например, в ЕС с молодыми людьми в 43% случаев заключаются временные контракты. В результате стоит задача не только создавать рабочие места для молодежи, но и обеспечить ей качественную и достойную занятость. Академический директор Центра экономических исследований БЕРОК Катерина Борнукова говорит:

— Существует большое количество исследований, которые показывают, что люди, выходящие на рынок труда в период экономической депрессии, в целом менее успешны в карьере, потому что у них был не очень удачный старт. Поэтому важно, чтобы молодые люди могли изначально занять такие рабочие места, где они смогут развивать свои навыки. Тем более это очевидно сегодня, когда пропасть между академическими знаниями и требованиями рынка растет. 

В Беларуси среди тех, кому 20—24 года, в мае безработица составила 9%, 25—29 лет — 4,8%. В то время как, согласно данным Исследовательского центра Европарламента, уровень безработицы среди молодежи в Греции — 43%, в Испании — 36%, в Италии — 31,5%. Впрочем, пока в южных регионах Евросоюза цифры бьют рекорды, например, в Германии показатель всего 6,6%. Добиться этого стране удалось, стимулируя частичную занятость и сокращенный рабочий день.

Вопросами занятости молодежи сегодня обеспокоены многие страны. Например, правительство Южной Кореи на решение этих задач выделило из бюджета почти 3,69 млрд долларов: большую часть суммы направят на налоговые льготы при найме в качестве новых постоянных работников в маленькие фирмы. Здесь надеются, что эти меры позволят снизить молодежную безработицу до отметки ниже 8% к 2021-му, в то время как в конце прошлого года она была 9,2%.

У нас одна из ключевых мер в профилактике молодежной безработицы — распределение выпускников, говорит депутат Палаты представителей Валерий Бороденя:

— Как бы ни критиковали распределение, это система государственных гарантий первого рабочего места, и она очень неплохо работает, особенно с учетом того, что наши граждане склонны получать высшее образование, даже когда на самом деле это может быть им не совсем нужно. 

Помимо работы, причем, что немаловажно, по специальности, молодые специалисты получают ряд бонусов. Среди них — закрепленный законодательством 31-дневный отдых (педагогам — 45 календарных дней), компенсации в связи с переездом на работу в другую местность и даже денежная помощь. Другой вопрос — как быть с теми, кто направления не получил? Опять же, в плане занятости у нас делается немало: к примеру, зарегистрировавшимся в качестве официальных безработных, помимо вакансий, могут предложить пройти переобучение, оказать помощь в переезде, а также предоставить субсидию на открытие своего дела. Помимо этого, в каждом районе в рамках реализации Декрета № 1 действуют комиссии по трудоустройству, которые активно сотрудничают с нанимателями — здесь тоже можно получить помощь в поиске работы. Есть и другие варианты. Валерий Бороденя рассуждает:

— Мне кажется, мы должны делать ставку на предпринимательские способности юных граждан — молодые люди будут создавать конкурентоспособный бизнес, генерировать инновационные идеи. Показательный факт: большинство сотрудников компаний ПВТ — молодежь. Нам нужно сохранить то хорошее, что уже есть, и развивать новое. 

Катерина Борнукова считает, что в вопросе борьбы с молодежной безработицей особое внимание следует уделить профилактическим мерам. Прежде всего налаживать связи между учреждениями образования и работодателями:

— Каждый факультет должен понимать, кого он выпускает, какие требования к работнику на рынке труда. Хотя ограничиваться этим нельзя: образование, прежде всего университетское, должно быть академичным, давать больше, чем того требует рынок труда, поскольку рынок труда изменчив. Но на Западе представители крупных компаний как минимум имеют право высказать ректорам университетов свое мнение о том, какие сотрудники им необходимы. Еще один немаловажный пункт — студенческая практика. Она должна быть не для галочки. Тогда молодой человек к окончанию вуза успевает попробовать свои силы на стажировках в 2—3 крупных компаниях. Даже если он не останется работать в одной из них, у него уже будет некоторый опыт работы. 

Безработные в соответствии с рекомендациями МОТ — лица в возрасте 15—74 лет, которые в обследуемую неделю не имели работы (занятия, приносящего доход), но занимались ее поиском в течение четырех недель, предшествующих обследуемой неделе, и были готовы приступить в течение двух недель после. Учащиеся, студенты, пенсионеры учитываются в качестве безработных, если они занимались поиском работы и были готовы приступить к ней.
Источник: Белстат, по результатам выборочного обследования домашних хозяйств за второй квартал 2018 г.

Механизм, благодаря которому предприятие может “вырастить” себе будущего сотрудника со школьной скамьи, у нас тоже есть. Это целевое направление. Кировчанка Валерия Артюхова воспользовалась таким вариантом: учиться в Могилевский государственный университет имени А.А. Кулешова отправилась от отдела по образованию, спорту и туризму Кировского райисполкома. Сейчас Валерия работает педагогом-психологом в ГУО “Ясли-сад № 4 г. Кировска”. Позади — год, и о своем выборе она не жалеет:

— На первом рабочем месте очень важна помощь коллег, и мне в этом плане повезло — все очень отзывчивые. В целом же в любой профессии важно развитие и непрерывное обучение.


Сегодня многие страны ставят перед собой задачу обеспечить молодежь достойным первым рабочим местом. Но важно понимать, что это лишь шанс. Во всем мире, увы, набирает обороты феномен поколения ни-ни — молодых людей, которые нигде не работают и не учатся. И эта проблема из разряда психологических и личностных переходит в сферу большой экономики. Ведь безработица — это не всегда отсутствие вакансий. Нередко это нежелание встраиваться в существующий рынок труда. Поэтому сегодня и возникает вопрос: не только какие условия предоставлены молодому специалисту, а как он воспользовался возможностью профессионального роста? И ответы на эти вопросы взаимосвязаны.

КСТАТИ

Порой молодежная безработица обусловлена вовсе не экономической ситуацией. Меняются ценности: многие готовы идти на риск, предпочитая 8-часовому рабочему дню в офисе со стабильной зарплатой временные проекты в обмен на возможность путешествовать и жить по собственному графику. В этом плане у нас тоже есть подвижки: в Трудовом кодексе планируется закрепить понятие дистанционной работы, а значит, работать в штате, будучи защищенным трудовым законодательством, можно будет без привязки к офису.

gavrusheva@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Анна ПЕТРОЧЕНКО
Загрузка...