На него хотели смотреть, а не досматривать

Белорусский край в творчестве Владимира Высоцкого занимает весьма значимое место: наши города и села были для него источником вдохновения

В холода, в холода

От насиженных мест

Нас другие зовут города,

Будь то Минск,

 будь то Брест…

В холода, в холода.

Такие строчки есть в одной известной песне Вла- димира Высоцкого, которого нет рядом с нами вот уже 30 лет. Впрочем, порой кажется, что он и сегодня жив, ведь его песни по-прежнему актуальны, понятны не только его современникам, но и молодому поколению.

Лучшие фильмы о войне, в которых снимался этот яркий актер, родились также на белорусской земле. К примеру, многие песни к киноленте «Война под крышами» Высоцкий написал под впечатлением от рассказов своего друга белорусского режиссера Виктора Турова и знакомства с героической историей Белой Руси.

Не однажды, отправляясь в зарубежные поездки, Владимир Семенович проезжал через Минск, Брест. В городе над Бугом он никогда не останавливался подолгу — не более чем на час в ожидании таможенного досмотра, — хотя с «западными воротами» СССР его связывали не только строчки, навеянные дорогой.

Известно, что в Бресте в довоенное время состоял служащим не кто иной, как Владимир Семенович Высоцкий — дед будущего поэта, барда, актера. Отец Володи, Семен Владимирович, был кадровым офицером Советской Армии, служил сначала в Германии, а потом в Киевском военном округе. От отца и его фронтовых друзей Высоцкий-младший и узнал о войне. Многие реальные истории стали сюжетами для его песен.

В Бресте есть люди, которые лично встречались с ним, общались и даже просили спеть. Один из них — бывший старший прапорщик пункта пограничного пропуска «Варшавский мост» Александр Колесов. В один из июльских дней 1977 года он нес службу на погранпереходе, когда к очереди из советских автомобилей неожиданно примкнул сверкающий на солнце «Мерседес». Уже само появление такой машины могло означать, что в ней сидит отнюдь не обычный гражданин. Когда же открылась дверь с пассажирской стороны, страж границы глазам своим не поверил: из салона вышел Владимир Высоцкий. Детали незабываемой встречи с ним Александр Колесов помнит до сих пор.

— Александр Николаевич, какое было у вас ощущение, когда проверяли документы у Владимира Высоцкого?

— Я старался держаться официально и сдержанно, как того требовала инструкция. Но в душе было невероятное чувство восторга. Еще бы! Ведь передо мной стоял человек, с творчеством которого я был знаком по затертым магнитофонным пленкам. В Бресте многие увлекались им, искали новые записи, передавали друг другу магнитофонные кассеты, бобины, умели отличать оригинал от подделок. Но чтобы судьба предоставила возможность поговорить с кумиром с глазу на глаз, такого я не мог представить даже во сне.

— Как держался Высоцкий? Был доступным, общительным или пытался скорее отделаться от проверяющих?

— Он прекрасно общался. Во время разговора с ним складывалось впечатление, будто знаешь его давно. Никакой заносчивости, высокомерия, но и панибратства он тоже не допускал. Ребята из нашей смены — пограничники, таможенники — мигом узнали эту новость: на «Варшавке» — Высоцкий. Подходили, расспрашивали о жизни, просили спеть.

— И он пел?

— Нет, потому что гитара была на дне багажника машины.

— И багажник не удосужились проверить?

— Так, посмотрели сверху. С ним хотели говорить, а не проверять! Этот человек был живой легендой, его знали по песням, которые были у всех на устах. И то, что, к примеру, лично я тогда ощущал, можно выразить словами «Проверенный, наш товарищ!» — из его известной песни о таможне. Да, Высоцкий действительно был проверенным, своим, и очень хотелось, чтобы в ожидании оформления документов он подольше задержался на границе. Но нам удалось пообщаться лишь несколько минут.

— О чем вы говорили?

— Приглашали Владимира Семеновича в Брест. Он сказал, что у него уже есть песни о нашем городе, есть про пограничников, таможенников. Пообещал написать что-нибудь еще. Также мы узнали, что вместе с Мариной Влади (она не выходила из машины) Высоцкий ехал во Францию. Там были запланированы его концерты и запись пластинки.

Он сам об этом рассказал.

— Долго были под впечатлением от встречи?

— До сих пор помню его открытое, улыбчивое лицо. Несмотря на известность, популярность, он нисколько не зазнавался, охотно общался с простыми людьми, независимо от того, любили они его творчество или нет. Я был его поклонником, а после встречи на погранпереходе зауважал Владимира Семеновича еще больше. Кстати, спустя несколько месяцев он вместе с Мариной Влади возвращался из Франции в СССР и проезжал через «Варшавский мост» опять в мою смену. Что поразило, Высоцкий первый меня окликнул, поинтересовался о делах. Но в тот день они пересекли границу без задержек, всего за несколько минут, и нам почти не удалось поговорить.

Беседовал Александр КУРЕЦ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?