Сельская газета

На красный и зеленый движение запрещено

Как работает Чериковский лесхоз - четвертый по степени радиоактивного загрязнения в республике

Основным аккумулятором радиационных выбросов стал лес, но и с ним нужно работать
На первый взгляд в лесах Могилевщины нет ничего необычного — все как везде. Здесь и птицы поют, и деревья растут. Правда, стоит взглянуть на карты лесхозов, чтобы понять: все не так просто и безобидно. Взять, например, Чериковский. На карте он весь в разноцветных метках. Голубых, синих, желтых, зеленых, красных… Любой цвет в данном случае — опасность. Показатель загрязнения цезием-137. Так разукрасила карту чернобыльская катастрофа. Но и в таких, по сути, экстремальных условиях здесь производят рубки, заготавливают древесину, выпускают пиломатериалы, восстанавливают и защищают лес. Какие особенности появились в работе лесоводов после аварии на ЧАЭС? С чем пришлось столкнуться тогда, более тридцати лет назад? Что делается, чтобы обезопасить выпускаемую продукцию? 

Первым радиологом волей судьбы стал Станислав КСЕНДЗОВ

Об этом и многом другом «СГ» узнавала в Чериковском лесхозе — четвертом по тяжести радиоактивного загрязнения в стране.

Все только через пост

Лесхоз немаленький, занимает территорию непосредственно Чериковского и соседнего Славгородского районов. Всего более 110 тысяч гектаров. То, что ты попал в особую местность, становится понятным еще по дороге: то и дело мелькают информационные знаки, которые предупреждают о радиационной опасности.

Первая остановка — в административном здании лесхоза. Не случайно. Здесь расположен пост радиационного контроля. Любой процесс, будь то рубка деревьев или производство пиломатериалов, начинается здесь. Инженер-радиолог Елена Осипенко объясняет, почему:

— Территория наша загрязнена более чем на 90 процентов. Поэтому самое главное — максимально обезопасить лесную продукцию. Промышленная заготовка ягод и грибов не ведется. Из пищевой группы занимаемся только медом и березовым соком — заготовка разрешена на участках с уровнем загрязнения до 15 кюри на квадратный километр. Есть еще цех, где выпускаются пиломатериалы. Вся эта продукция проходит проверку. Выдаются соответствующие документы, ставится штамп радиационной безопасности. 

Пост — это настоящая лаборатория с измерительной и пробной комнатами. Самый главный прибор здесь — гамма-бета-спектрометр. Он-то и отвечает за комплексный радиоэкологический мониторинг и контроль качества. Техник-радиолог Елена Илюхина показывает, как проводится проверка, на примере березового сока:

— Изначально из партии берем пробу, привозим ее в лабораторию. Здесь проверяем, чтобы не было примесей, взвешиваем сок, заполняем так называемый штатный сосуд и помещаем в спектрометр. Далее вводим параметры — время измерения, вес, геометрию сосуда, в который помещен образец, и ждем результат. 

Техник-радиолог Елена ИЛЮХИНА подготавливает древесину для исследования

Елена Осипенко, которая работает в Чериковском лесхозе уже тринадцать лет, признается:

— За время моей работы по березовому соку никогда не было превышений. Чего не скажешь о грибах и ягодах. Жители по-прежнему их собирают, хотя это можно делать только в первой подзоне, где загрязнение до 5 кюри на квадратный километр, и то с периодическим контролем. Но сельчане очень часто игнорируют правила, хотя везде и установлены информационные знаки. Тем не менее исследование грибов и ягод мы проводим бесплатно.  

Условно чистые и абсолютно загрязненные

Первым радиологом в Чериковском лесхозе волей судьбы стал Станислав Ксендзов. Сегодня он начальник лесопункта, а в 1986-м был инженером по охране труда:

— Мне и инженеру по охране леса просто выдали армейские приборы для измерения уровня радиации, и все. Завели журнал, ездили по территории и записывали показатели. Понимания, с чем столкнулись, на тот момент не было. А разглашать ничего было нельзя. Профессиональный радиолог же у нас появился только в 1988 году.

Еще один очевидец тех событий — нынешний заместитель директора по идеологической работе Александр Актысев:

— Я был старшим инженером по переработке. Отвечал, по сути, за всю продукцию. Выпускали мы в то время хвойную муку. Так, помню, уже через полгода после случившегося отправили продукцию на Ходосовский комбикормовый завод в соседний Мстиславский район. У них уже появилась первая лаборатория, которая и выявила высокое содержание радиации. Это был первый звонок — сразу же прекратили выпуск муки. 

Сегодня о радиации тут знают все. В каждом лесничестве, а всего их девять, есть обученные специалисты для отбора и подготовки проб — они помогают радиологам проводить контроль. Основная опасность на территории лесхоза — цезий-137. Есть условно чистые лесничества — например, Веремейское, которое загрязнено на 40 процентов. А есть и полностью загрязненные — Вепринское.

Каждое лесничество к тому же делится на кварталы — по степени загрязнения. Они отчетливо видны на карте лесхоза. В голубой и синий цвет окрашены зоны с загрязнением от 1 до 5 кюри на квадратный километр. Здесь разрешен сбор грибов и ягод — с обязательным при этом радиометрическим контролем. В желтой зоне (от 5 до 15 кюри) выпас скота, сенокошение, сбор грибов, ягод, лекарственных трав запрещены. Самые опасные кварталы — зеленые (от 15 до 40 кюри) и красные (от 40 и выше). Вход и въезд на такую территорию только со специальным пропуском.

Инженер-радиолог Елена ОСИПЕНКО поясняет: вся продукция проходит проверку

Такое правило касается и работников лесного хозяйства. Лесничий Чериковского лесничества Денис Похожалов рассказывает:

— Работа там тоже проводится, поскольку нельзя запускать лес. Но все действия согласовываются с радиологом. Например, сейчас ведется такой вид рубки, как прореживание. По регламенту, в загрязненной зоне вальщик может работать только шесть часов, к тому же ему выдается два специальных комплекта одежды, к зарплате идет доплата. 

Древесина с превышением допустимого уровня загрязнения, к слову, складируется прямо на лесосеке и окучивается для дальнейшего перегнивания. За пределы опасной территории она не попадает. 

Щепу браковали, пиломатериалы — нет 

Продажа продукции принесла лесхозу в прошлом году 4821 тысячу рублей. Основная прибыль от древесины. В 2016-м ее заготовлено 87,9 тысячи кубометров. Поступает она в деревообрабатывающий цех. Здесь тоже своя специфика, знакомит с которой начальник Валерий Марков:

— Мы производим пиломатериалы, погонажные изделия, вагонку, щепу и другую продукцию. Безусловно, без радиационного контроля никуда. Радиологи постоянно берут пробы. Основная концентрация цезия — в коре. Когда ее обрезаешь, то пиломатериал по всем параметрам проходит. 

— А бывали случаи, когда партию продукции возвращали?

— Было несколько раз, только со щепой. Дело в том, что в зависимости от того, где она будет использоваться, устанавливается разный разрешенный уровень загрязнения. Например, мы отправляли партию щепы на предприятие в Могилев, по нашим параметрам она проходила. Но оказалось, ее хотели использовать для производства мебельного щита, и по этим нормам сырье уже не проходило. 

На всю древесину установлен республиканский допустимый уровень содержания цезия-137. Например, для дровяной древесины это 740 беккерелей, деловой — 1480, пилопродукции — 1850 беккерелей и так далее. В зависимости от этого и определяется, куда отправится то или иное сырье.

Продукция, которую производят в чериковском цехе, в основном идет на экспорт. Сегодня она востребована в Литве, Латвии, Англии, Германии. Никаких нареканий у заказчиков нет. Главное, чтобы партия была проверена на радиационную безопасность.

Безусловно, работать в экстремальных условиях непросто. Но уже свыше тридцати лет чериковским лесоводам это удается. Алгоритм их труда сложнее, чем у коллег в чистых районах. Но при этом у них получается не отставать, а порой и опережать всех по различным показателям. Чериковский лесопитомник, к примеру, входит в пятерку лучших в стране и уже четвертый год подряд получает звание образцового. А цех деревообработки занял первое место по итогам прошлогоднего областного соревнования «За экономию ресурсов». Все это говорит об одном: здесь умеют бережно относиться к тому, что имеют, рационально распоряжаться ресурсами, сохранять и приумножать главное богатство — лес. И такое отношение передается по наследству. Шутка ли, сегодня в лесхозе работает более 30 трудовых династий. 

borisovez@sb.by 

Фото автора


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости