На Хасанском рубеже

Ксения Халейко была связистом на Дальневосточном фронте

Могилевчанка Ксения Халейко в годы Великой Отечественной была связистом на Дальневосточном фронте

Семилетний Пашка у Ксении Карповны — гость желанный. 93-летняя прабабушка искренне интересуется его успехами в школе, расспрашивает о друзьях-приятелях. А бабушка мальчика — ее племянница Галина Гаврик — в это время хлопочет по хозяйству. «Раньше, — говорит, — соцработник приходила. Но, когда сама вышла на пенсию, от ее услуг решили отказаться. Время на то, чтобы суп тете сварить или в квартире убрать, теперь проще выкроить».

Ближе к самому главному из праздников — Дню Победы в уютной квартире Халейко станет многолюдно. Поздравить ветерана придут бывшие коллеги из Могилевского облпотребсоюза и юные шефы — школьники. А она в очередной раз вспомнит те несколько лет из далекой юности, которые наложили отпечаток на всю ее дальнейшую судьбу. Это — время службы в одном из батальонов связи Дальневосточного фронта в годы Великой Отечественной.

— Призвали меня весной 1942 года из Тайшета — районного центра Иркутской области, — рассказала Ксения Карповна.

Как жительница Могилевского района оказалась в Сибири? «Туда мои родители в тридцатых годах прошлого века вместе со своими десятью детьми отправились за лучшей долей. Получили от государства подъемные и через несколько дней были на станции назначения — в городе Тайшете», — пояснила ветеран.

Ксения закончила там школу, курсы воспитателей. И аккурат в канун Великой Отечественной устроилась на работу в детдом. О том, что началась война, узнала из сообщения по радио. А на следующий день уже объявили мобилизацию.

— Из нашей большой семьи были призваны семь человек: отец, братья и я. Один из братьев назад так и не вернулся… — рассказала Ксения Карповна.

Если мужчины держали курс на запад, то девушек вербовали для отправки на Дальний Восток. Комсомолка, спортсменка и просто красавица Ксения накануне тяжело заболела тифом, но от поездки все равно не отказалась. Скидок для прекрасного пола никаких не было: ехать пришлось в составе из товарных вагонов. Дорога оказалась длинной — навстречу двигались поезда с военной техникой, и их приходилось пропускать. Уже во Владивостоке вместе с другими девушками-бойцами надела военную форму: гимнастерку, брюки и пилотку. «Сразу нас поселили в палатки, и вскоре начались учения», — вспоминает женщина.

Пулемет и другое оружие рядовая Халейко освоила быстро. В Сибири, говорит, приходилось держать мелкокалиберное ружье, так что навыки были. За уроки стрельбы всегда получала только отличные оценки. А после «учебки» и нескольких передислокаций из части в часть оказалась в батальоне связи.

— Мы должны были следить за перемещениями японских военных сил на воде и в воздухе, — уточнила Ксения Карповна. — Наблюдения вели с небольшого по размерам острова Фуругельма, который относится к Хасанскому району и находится в Японском море, почти у границы с Северной Кореей. Учитывая, что остров «прописался» на самом краю российской земли, его так и называют — «последний русский остров».

Жили по расписанию военного времени и даже в короткие минуты отдыха не теряли бдительности — таков был приказ. Жадно ловили сведения «оттуда» — с запада страны, где наступал враг. Радовались каждой победе советских войск, ни минуты не сомневаясь, что фашистская армия будет разгромлена.

— Одним из ярких событий стала для нас встреча 1945 года, — отметила Ксения Холейко. — Нарядили елку — игрушки делали сами, из подручных средств. Устроили маскарад, с гражданской одеждой помогли местные жительницы. Я нарядилась «панной». Моя подруга — «паном». Кавалеров ведь не было!

Танцевали под баян. Пели, конечно же, «Темную ночь», «Синий платочек» и «Катюшу». Тогда еще никто не знал, что наступивший год поставит последнюю точку в борьбе с Германией и противостоянии с Японией.

Август сорок пятого, когда советские войска на Дальнем Востоке перешли в наступление, оказался самым горячим для Ксении за все три года службы в батальоне связи. «Было страшно, — и спустя семьдесят лет признается пенсионерка. — Но каждый хотел внести свою лепту в Победу. А еще — мечтали, как вернемся домой».

Однако и после того, как мощная Квантунская армия была разгромлена, а Япония подписала акт о капитуляции, взять билеты до отчего дома не представлялось возможным. «Я прослужила еще год, демобилизовалась лишь в сорок шестом, — отметила Ксения Карповна. — Обучала солдатским премудростям новобранцев, которые прибывали из разных республик Советского Союза».

…Короткие встречи с родными, и новая дорога — на малую родину в Могилев, куда Ксению Халейко позвала бабушка.

— Работу в статуправлении помогли найти в райкоме партии — я ведь к тому моменту была коммунистом. Поступила в Минский экономический техникум на заочное отделение и уже после его окончания пошла трудиться в Могилевский облпотребсоюз, — рассказала ветеран.

Все делала по совести: если надо, работала по выходным, в праздники. Случалось, что и из дома на службу вызывали, и экономист потребкооперации никогда не отказывалась — а как иначе, если дело того требует?

— Ответственности, честности меня еще в детстве учили родители. И эти уроки я запомнила на всю жизнь, — призналась Ксения Карповна.

Будучи человеком скромным, своими достижениями и наградами она хвастаться не привыкла. Потому и орден Отечественной войны ІІ степени, а также медаль «За победу над Японией», которыми отмечены ее военные подвиги, к лацкану пиджака не прикалывает. Вообще, считает, нет ничего более важного, более ценного, чем мирное небо над головой. Тот, кто побывал на фронте, знает и чувствует это особенно сильно.

На снимке: Ксения Карповна и ее правнук Паша.

Фото: Светлана МАРКОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости