На грани света и тени

Снимки личного фотографа Огюста Родена, гродненца Петра Шумова, могут вернуться на родину автора

Петр Шумов – ученик гродненской гимназии
«Весь Лондон полон Вашей славой. Трублю ее повсеместно — не словом, а делом, то есть показывая Ваши (свои) карточки, которые здесь со мной. Лондонцы (особенно дамы!) наперебой берут Ваш адрес». Такие слова Марина Цветаева адресовала в Париж эмигранту из Гродно Петру Шумову. В начале прошлого века в мастерскую этого фотографа–портретиста на улице де Фобур Сен–Жак в районе Монпарнас стекались сливки общества со всей Европы. Огюст Роден, Анатоль Франс, Альберт Эйнштейн, Владимир Маяковский, Марк Шагал, Лев Бакст... Даже трижды премьер–министр Великобритании Джеймс Рамси Макдональд именно здесь сделал свой единственный портрет в профиль. К сожалению, в Беларуси есть только 3 фотографии из шумовского ателье. Остальные, включая негативы с изображениями величайших людей своего времени, находятся в архивах и коллекциях Франции.

Несколько месяцев назад журналист и руководитель заслуженного любительского коллектива, фотоклуба «Гродно», Александр Лосминский поставил перед собой цель: организовать в нашей стране выставку работ почти забытого парижанина из Гродно. Но не из трех же фотокарточек ее составлять! Появилась идея связаться с собственниками оригинальных негативов и уговорить их сделать отпечатки. С просьбой помочь в реализации задуманного Александр Иосифович обратился лично к послу Беларуси во Франции Павлу Латушко. И вот наконец долгожданное письмо из Парижа: достигнута договоренность с Музеем Родена об организации в Беларуси выставки Петра Шумова и изготовлении цифровых копий его фотоснимков для передачи нашей стране.

Аттестат зрелости Петра Шумова, хранящийся в архивах Гродненского историко-археологического музея
...В это сложно поверить, но у себя на родине, в Гродно, Петр Шумов никакого интереса к творчеству не проявлял. Бунтарь, активист сопротивленческой партии — вот каким он был здесь. Долгое время историки даже мысли не допускали, что местный революционер и модный парижский фотограф — один и тот же человек.

Семья будущего фотохудожника происходила из русских дворян. До некоторого момента жизнь парня текла по самому прозаичному сценарию: Гродненская гимназия, аттестат с отличным поведением и неплохими отметками, Технологический институт в Санкт–Петербурге... Все пошло под откос, когда молодой Петр всерьез увлекся революционными идеями. Впервые он попал в тюрьму в 22 года. Путь в санкт–петербургский университет для свободомыслящего студента был заказан. Несколько последующих лет Петр Шумов посвятил себя революционной деятельности. Его арестовывали 6 раз.

Что побудило Петра Шумова, который считал себя необходимым своему народу, в одночасье сорваться и уехать во Францию? Заведующий отделом новейшей истории Гродненского государственного историко–археологического музея Андрей Вашкевич, изучавший жизненный путь фотопортретиста, уверен, что здравый смысл:

— Выбор у него был небогатый: или многолетнее заключение вплоть до ссылки в Сибирь, или эмиграция. На тот момент Петр Шумов был уже женат. Его супруга Кейла Лапина происходила из богатой еврейской семьи, но так получилось, что у молодой пары с трехлетней дочерью денег было немного.
 Жорж Питоев  Портрет Графини Х  Огюст Роден в мастерской

С работой в Париже Шумову помог бывший соратник по партии — Ян Стружецкий. Он предложил гродненцу пойти учеником в фотостудию, в которой трудился сам — благо базовые знания по химии у того имелись. Но по–настоящему судьбоносной для Петра Шумова стала встреча с Огюстом Роденом.

Говорят, что известный скульптор был очень придирчив к тем, кто пробовал запечатлеть его творения. Ничего хорошего он не ожидал и от Шумова, но сделанные им фотографии были настолько великолепны, что Роден буквально вцепился в него, назвав своим персональным фотографом. За 6 лет вплоть до самой смерти великого скульптора Петр Шумов сделал 149 снимков его работ и 58 фото самого мастера, его друзей и домочадцев, а на заработанные деньги открыл собственную фотостудию. Очередь из желавших позировать виртуозу своего дела растягивалась на несколько месяцев. Зато результат никогда не разочаровывал.

 Саша Черный  Петр Шумов с сыном  Марк Шагал  Марина Цветаева
«Я не забуду, конечно, вас благодарить за присланные фотопортреты с меня, полные жизни и экспрессии. Спасибо!» — рассыпался письмом в благодарностях Марк Шагал. «...К Вам обратится квартет Кедровых, чтобы Вы увековечили их своим художественным объективом. Будьте к ним так любезны, как ко мне, Вашему другу и покорному слуге», — это уже Александр Куприн.

В 30–х годах прошлого столетия бизнес Шумова подкосили экономический кризис и бурный рост любительской фотографии. За 2 года до смерти он переехал в польский Лодзь. Там был награжден высшей государственной наградой — Крестом Независимости. После кончины фотографа его жена вернулась в родной Гродно. Жила в доме на углу современной улицы Карла Маркса и Советской площади. Есть мнение, что три имеющихся в Гродно снимка Петра Шумова передала музею именно она. В 1941 — 1942 годах еврейка Кейла Лапина исчезла, затерявшись среди многочисленных узников Гродненского гетто. Место ее гибели, наверняка насильственной, неизвестно.

А бесценные шумовские снимки и негативы остались. Правда, пока в парижских архивах. Но благодаря неравнодушному энтузиасту из родного города есть надежда на их возвращение.

czcz@onet.eu

Фото Бориса МЕЩЕРЯКОВА и Петра ШУМОВА.


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?