На этом фильме люди плакали навзрыд

В 2017 году картине «А зори здесь тихие...» о пяти молодых и отважных зенитчицах, которые сражались с фашистами, исполняется 45 лет. Фильм стал очень популярным и был показан с большим успехом более чем в ста странах. Картина получила приз Венецианского кинофестиваля и была номинирована на «Оскара», однако его картине не дали.

Фильм имел такой успех не случайно: режиссер Станислав Ростоцкий знал о войне не понаслышке. Он прошел Великую Отечественную рядовым в составе 6-го гвардейского кавалерийского корпуса. В 1944 году во время боев в Западной Украине потерял ногу. Его с поля боя вынесла медсестра и пронесла на себе несколько километров. В память о своей спасительнице Ростоцкий решил снять картину о женщинах, попавших в жерло войны.

Для картины Станислав искал выпускниц и студенток театральных вузов. В итоге набрал команду юных актрис на главные роли: Елену Драпеко, Ирину Долганову, Екатерину Маркову, Ирину Шевчук и Ольгу Остроумову. К слову, все они, кроме последней, не имели опыта работы в кино, а у Остроумовой на тот момент в актерском арсенале уже было несколько киноработ.

По сей день интересным остается тот факт, что в советское время многие фильмы не проходили цензуру вышестоящих органов власти, а кинолента «А зори здесь тихие...» была достаточно откровенной по меркам не то что советского, но и сегодняшнего кинематографа. По задумке режиссера этот фильм должен был показать зрителям, что под солдатской гимнастеркой и жесткими кирзовыми сапогами скрываются хрупкие и нежные создания — любимые женщины, сестры, мамы. Достигнуть этого эффекта он решил, обнажив своих героинь. По словам  исполнительницы одной из главных ролей Елены Драпеко, девушки долго отказывались представать голыми перед зрителями, но все же режиссер убедил их.


— Перед тем как снимать сцену в бане, мы устроили собрание. Оно длилось 4 часа. Нами было выдвинуто требование: чтобы всеми членами съемочной группы были женщины. Исключение сделали для самого режиссера и главного оператора, и то их просили смотреть только в экран монитора. В самом же павильоне, который создали в точности похожим на баню, были только женщины, — вспоминает 68-летняя актриса, ныне первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по культуре Елена Драпеко.

Малоизвестен и тот факт, что обнаженных сцен в фильме было две. Но пресловутая цензура не пропустила сцену с загорающими нагишом девушками, которые лежали на брезенте.

Главную мужскую роль в фильме сыграл молодой актер Московского ТЮЗа Андрей Мартынов. Режиссер хотел пригласить на эту роль какого-нибудь знаменитого киноактера, но вся съемочная группа, включая осветителей и костюмеров, провела тайное голосование и решила, что эту роль нужно отдать именно Мартынову. Чтобы больше походить на немолодого старшину, 26-летний актер даже отрастил усы и обучился своеобразному говору. Благодаря фильму «А зори здесь тихие...» актер обрел семью.

— В 1972 году, после выхода картины, меня отправили на кинофестиваль в Берлин. К нам приставили переводчицу  — Франциску Тун. Я увидел ее, мы заговорили, и понеслось... Отношения у нас развивались очень быстро, вскоре я привез ее в Москву. Франциска — дочка немецкого дипломата. Попала она, конечно, из заграничных хором в мою скромную квартиру. Со временем нам дали вместо однокомнатной чуть просторнее, но все равно условия были не те, к которым она привыкла. В 1977 году родился наш сын Саша. Первые годы жизни рос в Москве, а потом они уехали в Германию. Я не мог поехать вслед, в Москве была работа, карьера. Развелись мы официально уже через много лет, — заключил 71-летний актер.

В своих воспоминаниях о фильме Станислав Ростоцкий говорил, что Мартынов при своей «мужиковатой внешности»  мало что умел делать. Он даже не умел рубить дрова, бегать, грести веслами. Но во время этих съемок он очень усердно работал над собой и многому научился.

Ольге Остроумовой, сыгравшей роль Жени Комельковой, роль досталась благодаря автору повести «А зори здесь тихие...» Борису Васильеву. Когда Остроумова пришла на пробы, ее заметил в коридоре сам Васильев и воскликнул: «Вот же она, Женька Комелькова!», а Ростоцкий ответил ему: «Да нет же! Это Оля Остроумова!»

— В то время я еще училась на четвертом курсе, но уже играла в театре, — рассказывает нам актриса. — Поскольку я оканчивала институт и была очень увлечена театром, мыслей о невостребованности в кино у меня не возникало. Поэтому, когда мне принесли почитать сценарий «А зори здесь тихие...», я его отложила и забыла про него. А потом ко мне пришел Андрей Мартынов и поделился своими переживаниями по поводу проб. Он тогда очень беспокоился, что его не утвердят на роль, так как он не был известным. Я тут же прочитала сценарий и сама позвонила Ростоцкому с просьбой попробоваться у него. После восклицания Бориса Васильева, увидевшего меня в коридорах «Мосфильма», меня сразу утвердили.


Кстати, самые смелые съемки в картине достались именно ей. В сцене в бане Ольга солировала обнаженной целых 16 секунд. Картина Ростоцкого уже 45 лет не теряет своей актуальности, ему удалось показать в ней всю боль Великой Отечественной войны.

Екатерина Беликова

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter