На деревню к девушке

Репортеры «СОЮЗа» посмотрели, как живут белорусские олимпийцы, и пообщались с их главной звездой биатлонисткой Дарьей Домрачевой

Олимпиада набирает обороты, но большинство медалей еще не нашли своих обладателей. Белорусскую сборную в Южной Корее представляют 32 спортсмена. Они не могут пожаловаться на бытовые условия, а вот погода пока подводит.

Марина Зуева.
Фото REUTERS
По традиции, зимние Игры делятся на две части. В горной местности обитают биатлонисты, лыжники, бобслеисты, саночники, сноубордисты — в общем, все, кому надо соревноваться на открытом воздухе. На корейской Олимпиаде это происходит как раз в Пхенчхане. А вот внизу, на равнине, стоят арены для хоккея, фигурного катания, керлинга, конькобежного спорта, шорт–трека. Все эти виды сейчас культивируются в приморском городке Каннын. Соответственно, и олимпийских деревень, где живут участники Игр, тоже две, ибо на поездку из одного кластера в другой уходит порядка часа и проводить столько времени в дороге спортсменам совсем не резон.

В эти деревни простому прохожему не попасть. Это только с виду они мало чем отличаются от обычных городских «спальников» со стоящими почти вплотную друг к другу высотками. Периметр огорожен забором и тщательно охраняется. Проход внутрь только для спортсменов, тренеров, персонала и официальных членов делегации. Вошедший тут же попадает на площадь, где установлены флаги всех государств, участвующих в соревнованиях. По левую руку святая святых, куда каждый житель деревни наведывается трижды в день — столовая. Снаружи это большой временный шатер, внутри которого есть еда, типичная для жителей самых разных уголков планеты. Чтобы каждый мог питаться тем, к чему привык, но и что–то экзотическое для себя открыть.

— Меня условия вполне устраивают. Кормят хорошо и разнообразно — не надоедает. И в деревне есть чем заняться — фитнес–зал, комната для развлечений и отдыха, погулять можно, — делится впечатлениями Игнат Головатюк, 20–летний белорусский конькобежец, выигравший 500–метровку на юниорском чемпионате мира в Китае. — Хотя для меня это первая Олимпиада, сравнивать особенно не с чем. В Корее все нравится, а больше всего меня поразило дружелюбие местных жителей. Они улыбаются, очень стараются помочь. Буквально за руку отводят, если дорогу спрашиваешь.

По словам Игната, которого мы встретили по пути из столовой, обедать он частенько ходит со своими российскими коллегами–конькобежцами. Оно и неудивительно, ведь живут делегации в одном доме, только в разных подъездах.

Здания для жителей обеих деревень, кстати, любопытные. Пожалуй, еще никогда на зимних Играх они не были такими высокими, особенно в горах. В Пхенчхане это 15–этажные дома, а в Канныне и вовсе в 24 этажа.

Внутри — стандартные для корейцев квартиры в 2–3 спальни и с общей гостиной. Подогреваемые полы, плазменные телевизоры, «умное» управление освещением — условия действительно очень хорошие. И далеко не на всех Олимпиадах спортсменов селили в таком комфорте. Сидя в такой квартире, сильно задумаешься, стоит ли выходить из нее на улицу. Потому что буквально на второй день Игр в Пхенчхане завыл сильнейший ветер. Даже минимальный мороз он превращает в нестерпимую стужу. Особенно от такой погоды страдают биатлонисты, которым стрелять приходится почти на удачу. Трехкратной чемпионке Сочи–2014 и самой звездной белорусской спортсменке биатлонистке Дарье Домрачевой, например, пока в Пхенчхане не везет. Ни в спринте, ни в гонке преследования ей медалей взять не удалось.


— Дарья, что помешало вам выступить более удачно?

— Обидно, когда в расстановку вмешиваются посторонние моменты, но таков биатлон — может, поэтому он и интересен для зрителей. Ключевые причины — холод и ветер. Это пока не позволяет продемонстрировать тот результат, к которому мы готовы. Но жизнь на этом не заканчивается, буду продолжать готовиться к другим гонкам. Надеюсь, что смогу лучше выступить в следующий раз.

— Сейчас не возникает ассоциаций с другими стартами в Корее? Например, с чемпионатом мира 2009 года?

— Что–то всплывает, но не думаю, что стоит на этом сильно фокусироваться, потому как это абсолютно другой турнир и другие условия. Новая борьба, новые гонки.

— В Пхенчхан не приехали большинство российских биатлонисток. Вы понимаете причины, почему их нет здесь?

— По–моему, причин до конца не понимает никто. Потому что как таковых фактов или объяснений никому не было предоставлено. Поэтому некоторые вопросы висят в воздухе.

— Для вас это уже не первая Олимпиада. Есть здесь особые ощущения или чего–то не хватает?

— Нет, конечно, в Пхенчхане чувствуется атмосфера Олимпиады. Но на двух предыдущих Олимпиадах ситуация с ветром разительно отличалась. Наверное, поэтому здесь не столь праздничные ощущения.

— Пару слов о вашем супруге норвежце Оле-Эйнаре Бьорндалене. Как он помогает готовиться к гонкам?

— Мы с ним обычно гонки не обсуждаем. Все что можно — уже сделано. Обычно я готовлюсь сама. Сейчас он помогает тренерскому штабу.

— Как он себя чувствует из–за невозможности бежать на Олимпиаде?

— Конечно, для него было бы гораздо лучше, если бы он смог приехать сюда как спортсмен и принимать участие в состязаниях. Но в любом случае он уже справился со всей этой непривычной для него ситуацией. Здесь, в Корее, муж выполняет свою новую работу.

— В чем именно заключается его работа?

— Если говорить просто, то это еще «одни ноги». Помогает сервисменам, тестирует новые лыжи, проверяет их.

Илья Зубко, Олег Кирьянов

trisv1@yandex.ru, Пхенчхан

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?