Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

На что клевать у "Молодежки"?

Руководство Молодежного театра, полагая, что зрители теперь "клюют" исключительно на комедию, посвятило ей новый сезон.
Руководство Молодежного театра, полагая, что зрители теперь "клюют" исключительно на комедию, посвятило ей новый сезон. То есть все премьеры в этом году на сцене "Молодежки" будут призваны веселить и развлекать народ... И открыл этот необычный сезон Виталий Котовицкий премьерой "Страсти в Виндзоре" по шекспировским "Виндзорским насмешницам".

Что для режиссера было главным при выборе пьесы? Во-первых, хотелось поставить такую комедию, чтобы не только зрители, но и актеры могли, что называется, "оторваться". Во-вторых, не так давно пришел на службу в театр Иван Щетко. Для его "исключительной" театральной фактуры Котовицкий даже определил оригинальное амплуа: "стройный" герой. Не хотелось режиссеру, чтобы актер "затерся" на второстепенных ролях, а посему и выбрал он пьесу, в которой один из главных героев, такой же милый толстячок, как, простите, сам "стройный" Иван. Надо сказать, последний аргумент, по которому велся отбор произведения, себя оправдал. Иван Щетко просто блещет в роли тучного, наглого, самоуверенного якобы обольстителя женских сердец. Грузный, он, как бабочка, порхает по сцене, прячась за деревьями от мужей-"рогоносцев"; вдруг, когда нужно уместиться в тачке для мусора, становится гибким и пластичным, как змея; и, как тигр, настораживается, предчувствуя близость "жертвы". Для молодого актера, на мой взгляд, этот спектакль стал удачей. Одной из поставленных целей режиссер достиг.

Пожалуй, удалось Виталию Котовицкому и публику пощекотать. Но чем?.. Дешевыми приемами... Исключительной пошлостью... Выражения типа "если бы он проник в мой трюм, мой корабль больше не вышел бы в плавание", которых в спектакле хоть пруд пруди, утомительно банальны, а к месту и не к месту десятки раз употребленное "куй железо, пока горячо", звучит грубо, вульгарно, совсем не по-шекспировски. Вся эта небрежность извратила комедию "положений" дядюшки Уильяма, изрядно подсокращенную, до какой-то анекдотичной "бытовушки" - выяснения отношений между "обманутыми" мужьями и "невинными" любящими женами. В конце концов ситуация настолько выходит из-под контроля режиссера, что понять что-то в спектакле становится сложно: кто кого хочет обмануть, зачем, почему, сколько раз... И в финале, как того и требует закон жанра, - хеппи-энд.

Понятно, что режиссеру, жаждущему совершенства мира, хотелось показать торжество любви и наказуемость хамства - так он сам определяет смысл своей постановки. Идея хороша, вот только чем оно наказуемо? Любовью? Вовсе нет, ведь так называемого хама (сэра Джона Фальстафа) нейтрализует совсем не это высокое чувство. А ставит его сиятельство на место... другое хамство. В спектакле это единственное оружие, которым борются остервенелые "благородные" дамы миссис Форд (Наталья Подвицкая) и миссис Пейдж (Раиса Сидорчик). И на этом театр собирается зарабатывать деньги?

И небольшое резюме. Не на комедию "клюют" зрители. Зрители во все времена хорошо клевали зерна искусства. Экологически чистого, само собой.

На снимке: сцена из спектакля.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...