Мюнхен: Томагавк холодной войны

Мюнхенский консенсус: мир или противостояние

Одним из главных международных политических событий этой недели должна стать конференция по безопасности, которая проходит в Мюнхене 16—18 февраля. Этот неформальный международный форум считается одной из наиболее влиятельных площадок, на которой обсуждаются проблемы глобальной безопасности. С особым вниманием за Мюнхенской конференцией следят и в Беларуси, ведь одной из главных тем форума должна стать обостряющаяся геополитическая конкуренция в Восточной Европе, а это непосредственно касается и нашей страны.

фото news.bigmir.net

Накануне «дня Х» был опубликован доклад, посвященный проблемам мировой безопасности, в котором много внимания уделялось и обстановке в нашем регионе. Как это характерно в последнее время для западной аналитики, документ выдержан в алармистском тоне. Западные эксперты продолжают пугать мировое сообщество возможным военным столкновением России и евро-атлантических структур в Восточной Европе. Подобный сценарий не может не задеть и Беларусь, которая благодаря своему географическому положению оказалась в самом центре дуги напряженности, возникшей между Западом и Востоком Европы.

Насколько вообще возможно подобное развитие событий? С одной стороны, очевидно, что никто полномасштабной войны в Европе не хочет. С другой стороны, современная международная обстановка действительно создает для конфликтного сценария определенные предпосылки.

С чем связано возобновление изрядно подзабытой со времен холодной войны логики блокового противостояния, силовые линии которого за последние 25 лет существенно сместились на восток? На самом деле все это вполне закономерно, ведь ничего, чтобы предотвратить подобное развитие событий, сделано не было. Когда СССР и социалистический лагерь стояли на пороге распада, много говорилось о Европе без разделительных линий, Европе «от Лиссабона до Владивостока». Очевидно, это предполагало формирование принципиально новой международной архитектуры, с равноправным участием всех стран континента.

Однако вместо этого произошло иное. Геополитический вакуум, образовавшийся после падения СССР и Варшавского блока, начали заполнять старые евро-атлантические структуры, рудименты холодной войны — ЕС и НАТО. Таким образом, под видом нового мирового порядка восстанавливалась старая двухполюсная структура, просто баланс сил оказывался сильно смещен в сторону западного «полюса». Немудрено, что, когда ЕС и НАТО вплотную придвинулись к российским границам, в Москве это стали рассматривать как угрозу национальной безопасности.

В непростом положении оказались и многие постсоветские и постсоциалистические страны, которые вновь стали зажатыми между геополитическими полюсами и вынуждены делать выбор между Западом и Востоком. Недовольство подобным положением начало ощущаться даже в странах, казалось бы, сделавших однозначный выбор в пользу ЕС и НАТО, — Венгрии, Чехии, Болгарии.

Для постсоветских республик конкуренция европейского и евразийского векторов обернулась ростом внешне- и внутриполитической напряженности. Накапливающиеся противоречия в итоге прорвались наружу с конфликтом в Украине, фатальную роль в котором сыграли как конкурирующие внешние влияния, так и политические, экономические, идеологические противоречия внутри украинского общества. Однако украинский кризис лишь усугубил логику блокового противостояния, до предела обострив взаимные страхи и фобии как на Западе, так и на Востоке.

Впрочем, не все так плохо. Рост влияния правопопулистских и евроскептических партий дает надежду на изменение политической повестки внутри ЕС. Ведь своим подъемом евроскептицизм обязан в том числе и недовольству недальновидной восточной политикой Брюсселя. Евроскептики, критикующие ЕС, как ни странно, могут выступить носителями идеи новой, более гибкой и широкой интеграции, оставляющей за бортом старое блоковое противостояние.

shimoff@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...