Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Мыслитель, поведавший людям об их родстве

Швейцарский философ и психоаналитик Карл Густав Юнг отметился в истории минувшего столетия рядом гениальных догадок, посвященных человечеству в целом...
Швейцарский философ и психоаналитик Карл Густав Юнг отметился в истории минувшего столетия рядом гениальных догадок, посвященных человечеству в целом.

Юнг вначале выступил последователем учения Зигмунда Фрейда — австрийского ученого, совершившего (наравне с Карлом Марксом и Альбертом Эйнштейном) воистину революционный переворот в осмыслении природы человека.

Фрейд доказал, что наше поведение в основном обусловлено такими факторами, которые мы сами осознать не в состоянии. Ужасы фашизма в Европе Фрейд, в частности, объяснял тем, что под благопристойной личиной рафинированных интеллектуалов — борцов за всеобщее счастье — скрываются нетерпимые к инакомыслию хищники.

Юнг во многом пошел дальше Фрейда, рассматривавшего человека только как конкретного индивида, не имеющего глубинных связей с историей и остальным человечеством. Он показал, что человек — это прежде всего результат исторического развития всего человечества, которое незримо присутствует и творит облик индивида. Следы человека как принадлежащего к этому целому мы можем обнаружить в его психике. Юнг отнес их к так называемому коллективному бессознательному, реализующемуся в «архетипах». Он так описывал эти так называемые архетипы: «Это постоянно наследуемые, всегда одинаковые формы и идеи, еще лишенные специфического содержания. Оно появляется лишь в индивидуальной жизни, где личный опыт попадает именно в эти формы... А тот слой бессознательной души, который состоит из этих повсеместно распространенных форм, я назвал коллективным бессознательным». Это такой пласт нашей психики, который является чем–то вроде родовой памяти, изначальным способом постижения мира, чем–то промежуточным между инстинктами животного и сознанием человека. Через него и формируется все наше сознательное поведение. «У этих содержаний, — писал он про архетипы, — есть одна удивительная способность — их мифологический характер. Они как бы принадлежат строю души, свойственному не какой–то отдельной личности, а человечеству вообще... Я отправился в Соединенные Штаты, где, изучая сны чистокровных негров, имел возможность убедиться в том, что эти образы не имеют никакого отношения к так называемой расовой или кровной наследственности, равно как и не являются продуктами личного опыта индивида. Они принадлежат человечеству в целом...» Как отмечал Юнг, «коллективное бессознательное» в высшей степени схоже у всех людей и образует универсальное основание душевной жизни каждого из нас. Именно архетипы (например, образы героя, демона, матери–земли и т.д.) лежат в основе мифов, символики, художественного творчества, сновидений. Хотя, заинтересовавшись некоторыми феноменами Востока и много лет изучая его культуру, преимущественно буддийские и йогические практики работы с сознанием, мыслитель в то же самое время пришел к выводу о первичной разнонаправленности восточного и западного сознания. «Запад всегда ищет возвышения, вознесения; Восток — погружения», — писал он. Эта вечная направленность Запада вовне во многом свидетельствует, по Юнгу, о болезненности европейцев, попавших под власть внешнего. Они не успокоятся, считал он, «пока не заразят своей алчной неутомимостью весь мир».

Юнг показал, что отдельный человек всегда выступает как смесь ряда психических начал. В нем неизменно присутствуют: собственное Я человека, его Маска («социальная кожа», маскирующая перед окружающими нашу подлинную суть), его Тень (изначальное зло, порожденное постоянной борьбой за существование с себе подобными), а также Душа, дополненная символами «коллективного бессознательного». И лишь Самость, присущая лучшим представителям человечества, способна придать нашей жизни смысл и тягу к самосовершенствованию. Только Самость, согласно Юнгу, может обуздать таящегося в глубине каждого из нас «зверочеловека» — обитель подлинно животных инстинктов.

Подчеркивая мощь и опасность архаического наследия человечества, таящегося в структурах «коллективного бессознательного», Юнг отмечал, что психологически люди все еще пребывают на стадии детства. Он истолковывал развитие культуры и человека как болезненный процесс подавления инстинктивной природы людей. Индустриальная революция, по мнению Юнга, еще более отдалила человека от его бессознательного и окружающей природы. Это повлекло за собой психическую инфляцию, обезличивание и атомизацию людей, появление массового человека с его труднопреодолимым стремлением к катастрофе. Вследствие этого, по Юнгу, нарастает опасность возникновения в культуре Европы различных массовых психозов и агрессивных ориентаций власть имущих.

Юнг оставил после себя десятки книг. Он озаботил людей, разъяснив нам сложность и непостижимость истинных причин наших поступков. Он объединил нас, показав, что в современной культуре нет и не может быть «старших» и «младших» братьев. Образы «матери», «огня», «героя–спасителя» и «ужаса перед войной» у всех людей полностью совпадают.

Его учение, анализирующее глубины человеческой психики и открывающее незримый фундамент всей нашей сознательной жизни и деятельности, оказалось невероятно востребованным в литературе и искусстве XX столетия. Дело в том, что коллективное бессознательное и архетипы мы можем обнаружить, обращаясь к широким пластам человеческой реальности: мифам, различным духовным достижениям и практикам, мистическим откровениям, символике повседневной жизни людей и т.д., то есть ко всему тому, что традиционно стало объектом литературы и искусства, стремившимся ответить на вопрос о том, что такое человек.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи