Мышь

Последние три месяца я в отношениях и они занимают довольно много моего внутреннего пространства. У меня дома завелась мышь. Я думаю о ней. Засыпая, вслушиваюсь. Просыпаясь, проверяю, не забралась ли в тапок. Еще три месяца назад порвать было проще. Я и хотела. На улице холод, я купила теплые сапоги и три мышеловки, одна из которых “любящая”. Такой тоннель, когда мышь забегает внутрь, но выбраться уже не может. И я положила внутрь кусок сыра, чтобы утром отнести попавшуюся мышь в лес, и пусть уже провидение решает, впадет ли она в анабиоз или просто замерзнет. Но мышь не пришла. По совету я стала класть в тоннель колбасу. Мышь не купилась. Я уже думала о ней чаще, чем нужно. Иначе, чем нужно. Мне хотелось сидеть в тепле, под пледом, ей как-то так тоже. По осени самые счастливые полевые мыши находят себе дом. Ну дальше — как повезет. Вот и нас сблизило желание тепла и любовь к миндальному пирожному в виде подковки. Я всегда такие покупаю, но иногда нет желания есть сладости. Так и вышло, день, два, забыли про подковку... На четвертый день я заглянула в пакет и обнаружила, что ровно половины пирожного нет. При этом хлеб и куча всяких доступных продуктов никогда не были тронуты, я даже удивлялась, чем же она питается. Мышь, которую невозможно услышать, которая не приносит никакого вреда, и если бы я не находила ее отхожие места, то, может, так и осталась бы в неведении. Но против миндальной подковки она не устояла. Я принялась искать мышь в кухне, но не обнаружила. Отодвинула все, что двигалось. И мышь из кухни ушла. В прихожую. Пошла начинать жизнь с нуля. 

В тяжелых условиях, там из еды только резиновый ободок коврика для вытирания подошвы. 

Теперь по ночам мышь ест этот коврик, она стала вести себя хуже, видно, от голода. Сметая кусочки резины на совок, я все думаю: почему она не возвращается в кухню? Засыпая, я думаю о ней. Она сидит тихо. Вчера ночью мне показалось, что дверь осталась открытой по недосмотру, пришлось встать и, включив фонарик смартфона, пойти в коридор. На пороге сидела мышь. Это была наша первая встреча. Это была вообще моя первая близкая встреча с мышью. Я видела мышей в клетке, видела бегущую по полю мышь, однажды мой пес съел мышь во время прогулки, но мышь, которая сидит на пороге моего дома и смотрит прямо в глаза... Это случилось впервые. От ужаса я принялась кричать, прибежал малыш и забасил, как он умеет, когда чувства переполняют его душеньку:

— Это что, подарок? Это Дед Мороз подарил мне мышку, — потянулся рукой. — Какая красивая! Я так давно хотел мышонка! Спасибо!!!

Я растерялась, а мышь, видно, и того сильнее растерялась. Сидела и не двигалась, а когда Филипп стремительно наклонился над ней, юркнула под шкафчик. В час ночи я стала объяснять сыну, что мышь не подарок и, скорее всего, нам придется от нее избавиться.

Мы заведем кота?! — с восторгом закричал сын.

О нет!

Мышь сидит тихо. Я знаю тысячу и один способ расстаться. Рано или поздно расставлю ужасные мышеловки, одна из них переломает ей шею. Но, скорее всего, я куплю клей, знающие люди советовали мне именно это средство. Мышь может обойти мышеловку, но против клея у нее нет приема. И я представляю, как выйду утром в коридор и увижу приклеенную мышь... Если бы их было две или много. Я была бы зла и безжалостна. Но она одна, маленькая черная мышка с блестящими глазками. Такая миловидная, что сын принял ее за новогодний подарок. Но нам не быть вместе. Ее отхожие места отвратительны, и боязнь найти мышь в тапке сковывает все тело.

Мышь сидит тихо. Даже пес на нее не реагирует. Дни идут. Каждый из нас хочет жить по своему плану. Или просто жить. Желательно в тепле. В человеческой этике есть много неписаных правил, одно из них, как и кого убивать. Комаров, клещей и крыс с легкостью, бабочку и муху. Чем больше размер, тем сложнее отношение к убийству. Но если корову, то да. И старую лошадь. Или молодого теленка. Кота плохо, но можно. Собаку убить ужасно. Человека человеку убивать запрещено, но... 

Этот мир не на черепахах и слонах, он пыльца на хоботке пчелы. Она огромная, собирает самое лучшее со всего мироздания и уносит в свои соты. Там на краю Вселенной готовят тягучий мед, разливают в банки и подписывают.

А этот что такой странный на вкус?

Там у них все путанное. Но, согласитесь, получилось любопытно — горечь с кислинкой и сладости в меру.

Да-да, это вы правы. Не приторно, так точно. Дайте баночку.

А может, наш мир — мышь? И кому-то просто не до него или нет времени заскочить за клеем. Но он соберется с духом и включит в свои планы финал.

А может, этот мир один-единственный и самый лучший. Безо всяких параллельностей. Вот все как есть. Я и мышь. Я — человек, венец творения! А мышь ни для чего. Или наоборот, что забавно.

В этих отношениях точно есть определенная магия. Глупость ведь полная. Но сколько всего такого в жизни.

sulimovna@rambler.ru


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...