Завкафедрой эпидемиологии БГМУ Григорий Чистенко: в Беларуси сохранилась эффективная модель санэпидслужбы

Мы в ответе за режим разобщения

Коронавирусная инфекция всколыхнула мир. Пандемия неизбежно пойдет на спад, даже если вовсе не предпринимать мер. Другой вопрос: какой ценой? Последствия стараются максимально минимизировать на всех континентах. Одна из оптимальных мер — направленная на источник инфекции, то есть на больного. Страны,
начавшие вовремя выявлять и изолировать зараженных (в их числе и Беларусь), не испытали страшных последствий пандемии, расставляет точки над «і» заведующий кафедрой эпидемиологии БГМУ, профессор, доктор медицинских наук Григорий ЧИСТЕНКО.

— Григорий Николаевич, как оцениваете опасность COVID-19, чем он чреват для Беларуси и можно ли давать на этот счет определенные прогнозы?

— Прогнозировать в нашей сфере — дело неблагодарное, потому что на заболеваемость влияет слишком много факторов. Но есть и общие законы эпидемиологии, которые нельзя отменить и переписать. В данной ситуации исходить можно только из них. Поскольку коронавирусная инфекция мало изучена, играем пока на неизвестном поле. Все эпидемии развиваются по одному сценарию: начало болезни, восхождение и спад. Первый случай, как правило, заносный, дальнейший исход характеризуется репродуктивным показателем. Проще говоря, это среднее число заразившихся от одного больного. При кори инфицировались около 10—12 человек, от COVID-19 — трое. Показатель больше единицы свидетельствует о прогрессе пандемии, меньше — о спаде. В конце февраля от одного больного коронавирусом заражалось менее одного человека, но это в Китае, а в целом по миру за последнее время — 2—3. В ближайшие месяц-два, очень хочется верить, начнут появляться осторожные обоснования для оптимизма.

— Как вы оцениваете меры, предпринимаемые в республике, по недопущению распространения COVID-19?

— Формула профилактики инфекций предусматривает три направления. Это меры в отношении источника вируса, разрыв механизма его передачи, а также вакцина, которая из трио самая эффективная, однако для ее создания понадобится время. В классике жанра от разработки до массового применения в обычных, спокойных условиях проходило 10—12 лет. Сейчас этот период значительно сокращен, и, по оценке ВОЗ, все испытания могут пройти в течение полутора лет. Механизм передачи сложно прервать целиком, так как он из всех собратьев самый активный и прост в реализации: один выдохнул, другой вдохнул (называется аэрозольным, то есть место первичной локализации возбудителя — дыхательные пути). Усиливают этот способ передачи кашель и особенно чихание: мелкие частицы далеко распространяются и некоторое время могут плавать в воздухе. «Помогает» передаче вируса городская инфраструктура с высокой плотностью жителей. Так что остается наименее эффективный способ, но на сегодня главный — раннее выявление и изоляция зараженного. При упущении первых случаев справиться с вирусом сложно, тем более из более легких форм, которые зачастую незаметны, он изменяется в агрессивные эпидемические. Белорусские медики начали сражение с коронавирусом с самого начала, поэтому у нас нет таких страшных последствий эпидемии, как в некоторых европейских странах.

— Какое место здесь занимает закрытие границ?

— В 1970-е годы в мире наработаны серьезные материалы по профилактике особо опасных инфекций. Первый из методов — санитарная охрана границ. Вторая концепция — санитарная охрана территории. Это готовность к профилактике заноса и распространения инфекций во всей стране. Именно этот путь поддерживает ВОЗ, ведь касательно первого метода, какие бы жесткие меры на границе ни вводились, они не смогут предупредить завоз. Потому что у инфекции есть инкубационный период, а выявить зараженного без клиники невозможно. Закрыть границы в современности также невозможно. Можете себе представить, что кто-то живет в доме, не общаясь с миром? Это на уровне одного человека, а у государства тысячи, десятки тысяч связей. Между тем система санитарной охраны территории тоже предполагает пограничный контроль по недопущению инфекций, но это лишь один из элементов, а суть системы — полная готовность всех учреждений к свое­временному выявлению и изоляции. И на каждом уровне (местном, участковом, районном, областном, республиканском) есть планы на случай болезней, представляющих международную угрозу.

— А как в целом оцениваете систему профилактики и противоэпидемического обеспечения в нашей стране по приостановлению разного рода инфекций?

— В этом задействованы многие силы, в том числе немедицинские: органы власти, предусматривающие законодательную базу; руководители предприятий и организаций, которые в ответе за безопасные условия труда сотрудников, и сами люди, ведь 55 процентов их здоровья зависит от личного образа жизни. В этой системе также поликлиники, стационары, научно-практические цент­ры и кафедры, у каждого из подразделений свои задачи. В эпицентре всего санэпидслужба, и Беларусь почти единственная страна после распада Советского Союза, где ее эффективная модель сохранилась, а специа­листов готовит уникальный медико-профилактический факультет.

— Возвратимся к COVID-19. Какова его природа, в чем принципиальное отличие от коронавирусов SARS и MERS, объявивших о себе в 2002 и 2012 годах, и почему его инфекционный потенциал так высок?

— История человечества — это еще и история эпидемий. Все новые патогенные микробы в последние десятилетия пришли к нам из животного мира, потому что человеческий резервуар практически исчерпал себя, а мир фауны разнообразен. Исходя из классики эпидемиологии, возбудители, полученные от животных, от одного человека к другому не передаются. Как, например, клещевой энцефалит, болезнь Лайма. Коронавирусы, которые вызывают тяжелый острый респираторный синдром (SARS) и ближневосточный респираторный синдром (MERS), тоже из мира животных, могут распространяться среди людей, но для этого необходим очень тесный контакт с больным человеком.

COVID-19, вероятнее всего, произошел от летучих мышей, но это уже не так важно. Важно то, что этот коронавирус преодолел межвидовой барьер и приобрел способность распространяться среди людей. Главное, помнить: внедрение в популяцию животных всегда процесс деликатный, потому что чем больше у человека контактов с миром фауны, тем интенсивнее происходит обмен микроорганизмами. И эти контакты позволяют микробам животных постепенно адаптироваться и осваивать новую среду. В данном случае — организм человека.

— Если основной путь передачи коронавируса аэрозольный, то насколько опасен контактно-бытовой? И на что в связи с этим обращать внимание, чтобы себя в какой-то мере обезопасить?

— Здесь вполне уместна заповедь из Биб­лии: возлюби ближнего, как себя самого. Никто из нас не хочет, чтобы вокруг него кашляли и чихали, поэтому при первых признаках респираторного заболевания старайтесь не общаться с другими людьми. Если при гриппе в эпидпроцесс в основном вовлекались дети, коллективы которых можно было распустить, то в данном случае больше болеют взрослые. Карантинные меры, переход на дистанционные формы учебы и работы способны ограничить распространение инфекционного агента. Но здесь очень важна высокая личная ответственность за соблюдение режима разобщения, чтобы все, кого коснулся карантин, не создавали новых «очагов» общения в общественном транспорте, магазинах, кафе и других людных местах.

По поводу масок. Они играют определенную роль, но только в помещениях, а не на открытом воздухе. Капельки сквозь них не проникнут, но мельчайшие частицы — вполне. В принципе, приемлемо все, что предупреждает проникновение инфекции: сокращение поездок в общественном транспорте, походов в гипермаркеты…

Откуда большое внимание к мытью рук? Вирус выделяется с капельками слизи и оседает на поверхности, основная его масса погибает, однако некоторые частицы выживают до трех суток. Соответственно, сохраняется и возможность заражения, поскольку инфицирующая доза маленькая. Исследования показали, что в течение дня человек около 300 раз кончиками пальцев касается слизистых носа, губ, глаз. Вместе с тем контактно-бытовой путь — самый малоактивный, если был бы только он, то с этим вирусом давно бы справились.

— В последнее время появилось много сообщений о том, что прививка против туберкулеза (известная как БЦЖ), которую делают в том числе в Беларуси с давних времен, тренирует легкие, уменьшая риск заражения коронавирусом. Как полагаете?

— По мнению группы ученых технологического университета из Нью-Йорка, это действительно так. На этот счет могу сказать три вещи. Италия, где прививки от туберкулеза не делаются, и Беларусь, где проводятся давным-давно, — только ли по вакцине БЦЖ различаются эти страны? Однозначно нет. Поэтому с точки зрения доказательности надо провести контролируемые исследования и исключить влияние всех других факторов, оставив только различие по вакцине. Детский институт в Мельбурне этим занялся, но выводы убедительны, когда получены не менее чем в двух контролируе­мых исследованиях. Не думаю, что прямая связь есть. Во-первых, в Китае тоже прививки против туберкулеза проводятся давным-давно, но именно оттуда берет исток вирус. К тому же вакцина вводится в первые дни жизни, и есть сомнения, что она сработает через десятилетия.

— А спасет ли высокая прививаемость от гриппа? Ведь не исключено, что в природе штаммов может быть что-то общее.

— Иммунитет вырабатывается на антигены конкретного микроба. И таких примеров, когда бы прививки от одной инфекции защищали от другой, крайне мало либо вовсе нет. Но как пример можно привести вакцину против вирусного гепатита В, которая спасает и от гепатита D. Другие примеры менее убедительны.

— С какими пандемиями можно сравнить COVID-19 и в чем от него спасение?

— В свое время академик Виталий Беляков сказал, что двух одинаковых эпидемических ситуаций не бывает. Известные пандемии, которые переживал мир, связаны с гриппом. Самая жестокая — испанка в 1918—1919 годах. Этой инфекцией заразились более 500 миллионов человек, 20 миллионов умерли. После чего возбудитель, исчерпав свой потенциал, прекратил циркуляцию, — ни один возбудитель не заинтересован истребить всех. Неудивительно, что в те времена поплатились большой ценой жизней: вирус гриппа еще не был открыт, властвовал послевоенный хаос, а людей косил вдобавок сыпной тиф. Владимир Ленин высказывался: или социа­лизм победит вошь, или вошь социализм. Современность технологична, мировые содружества предпринимают действенные меры. Минимум 30—35 ведущих центров близки к созданию вакцины от СOVID-19. Прогресс позволяет рассчитывать на лучшее.

— Спасибо, Григорий Николаевич, за содержательную беседу!

basikirskaya@sb.by

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...