Замминистра промышленности — о влиянии пандемии на производство, инвестициях, рынках сбыта и планах развития

«Мы научились работать в новых условиях»

Коронавирус окончательно спутал карты мировой индустрии, страдавшей и прошлые годы от перепроизводства, низких цен и механизмов протекционизма, к которым прибегали многие государства. Жесткие карантинные меры поставили многих мировых гигантов на тонкую грань выживания. У тех же европейских производителей в некоторые весенние и даже летние месяцы объемы производства и продаж стремились к нулю.

Наша страна, как известно, не закрывала границу, не уходила в глубокую самоизоляцию. И эта сдержанность позволила достаточно быстро выйти из непростой ситуации, которую преподнесла пандемия. Конечно, еще не все рынки полностью открылись, далеко до полного восстановления логистических цепочек. Но наша промышленность уже научилась справляться с этими проблемами. Хотя рисков осталось немало.

О перспективах белорусского промышленного сектора, путях его развития и значении для экономики мы поговорили с заместителем министра промышленности Александром Огородниковым.

Трудности, которые закаляют

— Прежде всего хочу отметить, что Министерство промышленности отвечает за развитие производства сельскохозяйственной техники, грузовой и пассажирской, а также металлургии и отрасль промышленной электроники. Наши холдинги по этим направлениям экспортно ориентированные — зарубежные поставки составляют 70—90 процентов от объемов производства, — сразу вводит в курс дела Александр Cергеевич. — Соответственно, на белорусской промышленности отразились все негативные тенденции как на глобальном, так и на наших традиционных рынках сбыта. 

Например, БМЗ поставляет свою продукцию на все шесть континентов. Его металлокорд используют все мировые производители шин. С крупными европейскими компаниями заключены контракты на поставку автомобильных кругов. Понятно, что, когда многие страны закрылись на карантин, просели и поставки нашей продукции. А быстро перейти на поставку металлопродукции другим компаниям невозможно: для этого требуются процедуры аттестации продукции. Процесс достаточно длительный. По всему миру остановились стройки, поэтому снизился и спрос на арматуру. 


Непростая ситуация сложилась и по ценам. Они существенно упали на готовую продукцию. Стоимость металлолома тоже шла на убыль, но со значительно меньшей динамикой. Кроме того, на внутреннем рынке мы получаем только половину сырья, а вторую половину завозим из России, поэтому на его стоимость влияют и курсовые колебания — цена номинирована в долларах. Тем не менее с открытием ключевых рынков БМЗ уже в августе вышел на полную загрузку своих мощностей по арматуре, катанке, автомобильным кругам, металлокорду. На рынке нефтегазовых бесшовных труб оживление пока не произошло. Если говорить о тоннаже выпускаемой продукции, то он будет выше, чем в прошлом году. Но, учитывая падение цен, холдинг идет с темпом 96—97 процентов к прошлому году. 

Что касается карьерных самосвалов, то все мировые производители просели. Некоторые — в два раза. Спрос на эту технику зависит в первую очередь от спроса и котировок на медь и уголь. А сырьевые товары значительно подешевели. Соответственно, добывающие компании корректируют или приостанавливают свои инвестиционные программы. Но удается выходить на новые рынки. При этом в текущем году выиграли два тендера на поставку техники БЕЛАЗ в Индию. 


Ключевыми рынками сбыта нашей сельхозтехники являются Россия, Казахстан, Украина, страны Средней Азии. Например, МТЗ поставляет в Россию до 45 процентов тракторов. Несмотря на все сложности, этот год нельзя назвать провальным. Объемы производства и реализации у МТЗ превышают 100 процентов по сравнению с прошлым годом. «Гомсельмаш» вышел на 110 процентов, в этом году по поставкам в Казахстан рост будет в полтора раза. Около 130 процентов роста показывает «АМКОДОР». 

gomselmash.by

Если смотреть по другим ключевым предприятиям в системе Минпрома, то они тоже идут стабильно. «Могилевлифтмаш» — на уровне прошлого года. Спрос на продукцию «Горизонта» обладает яркой сезонностью: телевизоры многие покупают перед Новым годом. Поэтому компания сейчас будет работать в три смены и вый­дет на прошлогодние объемы. Неплохо по объемам производства и продаж складывается ситуация на «Атланте». 

Это говорит о том, что точечные и индивидуальные решения, которые принимались на уровне руководства страны, обладают запрограммированным эффектом. Сразу скажу, что речь не шла о каком-то списании долгов перед банками или бюджетом. Только реструктуризация задолженности, чтобы компании могли продолжать работать и обслуживать свои кредитные портфели. 

О складах и кредитах

— Сейчас наблюдается небольшой рост складских запасов, но это экономически обосновано. У всех машиностроителей есть как уникальные модели, которые изготавливаются под конкретного заказчика, так и серийные. Например, у МТЗ это 82-я и 1221-я модели, которые являются типовыми, классическими, они хорошо продавались и будут продаваться в будущем. И они должны быть на складе, чтобы существовала возможность оперативно удовлетворить спрос. 


Другой вопрос, что рентабельность не всех компаний остается на высоком уровне. В среднем по Минпрому этот показатель составляет 5—6 процентов. Соответственно, предприятиям не очень комфортно обслуживать кредитные ресурсы, которые в Беларуси пока являются достаточно дорогими. Хотя за последний год можно говорить о существенном снижении ставок по кредитам, они приближаются к приемлемому для промышленности уровню.

Об информационных рисках

— Во время пандемии возникло ряд сложностей. В том числе с поставками комплектующих и сырья. Но у каждого предприятия существуют поставщики и второго, и третьего уровня. И если ключевой партнер остановился, то получалось заказать комплектующие и сырье у других. Правда, это было не всегда просто организовать, но решения находились. Могу сказать, что по нашей вине не был сорван ни один контракт, большинство поставок осуществлялись в срок. А если и происходили сбои, то не по вине наших предприятий, а по причине сложностей из-за карантина у потребителей либо логистических компаний. 


Увы, есть и издержки от информационной войны: их еще предстоит оценить. Часть наших давних европейских поставщиков из Испании, Италии и других стран, которые предоставляли отсрочки 30—60 дней и работали с нашими компаниями по аккредитивам, перешли на предоплату. Сказываются картинки, которые гуляют в интернете, что у нас предприятия якобы бастуют, рабочие на улицы выходят… Возможно, кто-то из сотрудников организаций и участвует в несанкционированных акциях. Но могу с уверенностью сказать, что люди, которые собирались за стенами завода и пытались раскачивать ситуацию, к нашим предприятиям никакого отношения не имеют. Тем не менее создается неблагоприятный информационный фон, который влияет на ожидания наших партнеров. 


Весьма показательный пример произошел с партнерами из «Агромашхолдинга» в Казахстане, у которого есть сборочное производство с «Гомсельмашем». Делегация казахских коллег специально прилетела в Гомель, чтобы лично убедиться: предприятие работает, их заказы выполняются, движутся по конвейеру… И сразу успокоились, подтвердили дальнейшее сотрудничество. Мы научились противостоять ложным слухам о забастовках. И лучше всего это делать своей работой.

Об инвестициях

— Инвестиционная программа разработана. Планируется реализация ряда крупных проектов. Об инвестициях в два миллиарда долларов до 2030 года заявил Минский тракторный завод. Масштабный проект с глубокой модернизацией центральной производственной площадки, основных производств. Возможно, с выносом литейного подразделения в Столбцы. Планирует модернизировать производство кабин МАЗ, инвестиции — 145 миллионов долларов. Проект давно назрел: очевидно, что сегодня на рынке конкурентоспособность техники определяется не только ее функционалом, но и комфортностью рабочего места. И даже дизайном. Очевидно, что без собственного производства кабин будет тяжело выигрывать конкуренцию на рынке. Требуется следующий этап модернизации и на «Гомсельмаше». По другим предприятиям также есть потребность в инвестициях. Разрабатываем бизнес-план по созданию нового современного автобусного производства. 


Но надо понимать, что для стабильного инвестиционного цикла и реализации масштабных проектов необходимы дешевые кредитные ресурсы в валюте — под 2—2,5 процента годовых и сроком на 20—25 лет с отсрочкой платежа на 5—7 лет. Реально оценивая финансовые потоки предприятий, видно, что они не смогут обслуживать на других условиях инвестиционные кредиты. Собственных средств для масштабной модернизации у белорусских заводов недостаточно. Государство как собственник тоже не может являться единственным инвестором. Сейчас прорабатываются вопросы привлечения как стратегических, так и финансовых инвесторов. Есть удачные примеры, реализованные на небольших белорусских предприятиях. На Оршанский инструментальный завод привлекли крупную профильную европейскую компанию «Вальтер». У нее есть технологии, продуктовая линейка, понимание системы сбыта. Ключевая их точка продаж — Россия. И вложениями в оршанское предприятие они оптимизируют свои глобальные затраты при переносе производства ближе к потребителю. 

О новых проектах

— Проекты по локализации реализуются. Компания «Вичай» построила завод по производству двигателей мощностью 400—600 лошадиных сил, и его уже активно использует МАЗ. Налажена крупноузловая сборка по выпуску сидений, радиаторов и мостов для «БелДжи». Нам не хватает надежного двигателя для комбайна мощностью 600—650 «лошадей». Это мощный двигатель, который работает несколько недель в году, но в условиях очень жесткой эксплуатации. Есть потребность в двигателях мощностью 1500—2500 лошадиных сил для карьерных самосвалов. Но для организации такого производства емкость белорусского рынка слишком маленькая. Поэтому инвесторов пока не нашлось. 

Говоря объективно, сегодня локализация большинства узлов и агрегатов уже осуществлена. И мы дошли до того уровня, когда экономически сомнительно начинать производство тех или иных комплектующих. Очевидно, что это целесообразно делать, если есть возможность поставлять свою продукцию в другие машиностроительные страны. В этом отношении есть серьезные перспективы развития кооперации между крупными гигантами и малыми и средними производственными компаниями. 

Например, компания «Куво» — производитель стекол. За десять лет из небольшой фирмы выросла в солидного производителя. Свою продукцию поставляет на МТЗ, МАЗ, «Гомсельмаш», а также российским машиностроителям. Сейчас выходит на промышленное производство колодок частная компания «Белтрибо». Их будет использовать и БЕЛАЗ, и МАЗ, и МТЗ. И такое взаимодействие с частными компаниями необходимо развивать. Есть мировая практика, когда одно рабочее место на конвейере у крупного производителя создает 7—12 рабочих мест на смежных производствах. В кооперации крупных компаний малого и среднего бизнеса кроется масштабный потенциал.  

volchkov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: БелТА , Виталий ПИВОВАРЧИК , Александр КУШНЕР