Мы буквально думаем этими кислотами

КОГДА-ТО льняное масло было обязательным продуктом в каждой белорусской семье. Его получали самотужным способом. Но начиная с середины прошлого века оно было практически полностью вытеснено подсолнечным маслом, которое производили в больших промышленных объемах Украина и Россия. Теперь же льняное масло в Беларуси переживает второе рождение. В основном благодаря своим целебным свойствам.

Какова сегодняшняя ситуация с выращиванием масличного льна, какие существуют проблемы в этой отрасли и каковы ее перспективы? Об этом в беседе с обозревателем «БН» размышляет ведущий научный сотрудник Института льна НАН Беларуси Алексей СНОПОВ.

КОГДА-ТО льняное масло было обязательным продуктом в каждой белорусской семье. Его получали самотужным способом. Но начиная с середины прошлого века оно было практически полностью вытеснено подсолнечным маслом, которое производили в больших промышленных объемах Украина и Россия. Теперь же льняное масло в Беларуси переживает второе рождение. В основном благодаря своим целебным свойствам.

  • Насколько увеличатся площади под масличным льном в Беларуси?
  • Что, кроме эликсира молодости можно выгодно получать из этой культуры?
  • Почему льняное масло — незаменимый для организма продукт?

Об этом и многом другом просвящает ученый Алексей Снопов

— Алексей Николаевич, как вы стали заниматься масличным льном? Это было какое-то целенаправленное стремление сказать свое слово в селекции растения или случайный выбор?

— По образованию я ученый-агроном, по специальности — агрохимик-почвовед. Окончил БГСХА. После вуза работал на Могилевской областной опытной сельскохозяйственной станции, где преобладало семеноводство зерновых. Но поскольку им занимались почти все, а мне хотелось чего-то иного, поэтому и выбрал лен. Защитил кандидатскую диссертацию по этой культуре. Однако, как ни парадоксально это звучит, приходилось заниматься по долгу службы семеноводством зерновых. Поскольку душа больше лежала к «северному шелку», то когда появилась возможность перебраться в Устье Оршанского района, где размещался Институт льна, я это и сделал.

Честно признаюсь, на слуху был только долгунец, о масличном льне я практически ничего не знал. Опыты с ним в институте начинались в 2000 году. На первых порах они не носили системного характера. Серьезно взялись за эту культуру в 2005-м, когда была создана лаборатория селекции масличного льна. Помню, приехал тогда к нам директор Института агрохимии и почвоведения Виталий Лапа и сказал, что эта культура для страны станет перспективной, и ее селекцией надо заниматься основательно.

Сразу было непонятно, что нам надо создавать: то ли сорта долгунца с повышенным выходом семян, то ли сразу переходить к совершенно иной, хотя внешне и похожей культуре. В конце концов пришли к выводу, что масличный лен надо выращивать по технологии, напоминающей зерновую. На первых порах он в институте занимал лишь полгектара, сейчас — в 100 раз больше.

— А какова ситуация с этой культурой в стране? Как идет расширение площадей под нее?

— В прошлом году масличный лен возделывали в Беларуси на 622 гектарах. Эта культура в Витебской области занимала 155 гектаров, в том числе 100 гектаров — в ОАО «Возрождение», остальное — в Институте льна. «Возрождение» получило по 7,5 центнера маслосемян с гектара, мы — 13,2. В Гродненской области масличный лен занимал 115 гектаров. Из них 65 гектаров — ОАО «Лидлен» и 50 — «Совхоз «Лидский». Последний собрал 12,6 центнера с гектара. Думаю, что ему в этом помогла и маточная элита, которую предоставил наш институт.

В Брестской области сеяли 90 гектаров. Для собственного производства льняного масла фирма «Фармэко» — 50 гектаров, Дрогичинская льносемстанция — 30 и Брестская опытная станция — 10. На поле последней часть посевов вымокла, но там все равно урожайность составила более 10 центнеров с гектара. На сорте «брестский», разработанном в Институте льна, дрогичинцы получила 17 центнеров семян с гектара, а на голландских сортах —  15—16.

В Минской области масличный лен возделывал Березинский льнозавод на площади 158 гектаров, где высевал российский сорт «ручеек». На 15 гектарах масличный лен выращивал Слуцкий льнозавод. Березинский льнозавод посеял его поздно, а химпрополку делал тогда, когда растения достигли высоты сантиметров 25, хотя оптимальной является 6—8. Если обрабатывать высокие растения, их стебли начинают изгибаться и неправильно развиваться, что отрицательно сказывается на урожае. Убирали масличный лен на этом заводе также в последнюю очередь. В результате вместо запланированных 10 центнеров с гектара маслосемян получено лишь около 6.

— Позвольте задать неудобный вопрос. Институт льна — научно-исследовательское учреждение. Здесь наиболее благоприятная ситуация с подбором почвы, ее обработкой, внесением удобрений и гербицидов. Почему же производственники из Дрогичина обогнали вас по урожайности масличного льна?

— Биологическая урожайность семян, сформированная нашими сортами, составляла к моменту уборки 22—25 ц/га. Убирать урожай пришлось комбайном 1982 года выпуска, что стало основной причиной нашего отставания. Но и в такой ситуации семян сорта «илим» было получено по 16,4 центнера с гектара. Это говорит о том, что нашему научному учреждению нужно большее финансирование, чем сейчас. Ведь оно существует для того, чтобы получать максимально возможные результаты от новых сортов.

— По мере расширения в стране посевов масличного льна среди специалистов все чаще возникают дискуссии, что делать с льняной соломой. Сейчас в основном такой лен убирают зерноуборочным комбайном на высоком срезе до 40 сантиметров, а оставшуюся на корню солому сжигают за ненадобностью. А можно ли ее ради повышения доходности расстелить, как лен-долгунец, а затем переработать на короткое волокно?

— В Витебской области на 5 льнозаводах действуют установки по переработке костры в топливные брикеты. У Верхнедвинского льнозавода их охотно покупают страны Прибалтики. А ведь в соломке масличного льна костры больше, чем в долгунце. Следовательно, из него более выгодно производить топливо и продавать на экспорт. Плюс к этому — короткое волокно из тресты масличного льна. Да, сегодня ее пока немного. Но ведь к 2015 году посевы масличного льна в Беларуси достигнут более 3 тысяч гектаров. Неужели мы позволим себе такое расточительство, как сжигание соломы со всей этой площади? Тем более что короткое волокно находит все большее применение: из него уже научились делать высококачественную котонизированную пряжу, различные утеплительные и изоляционные материалы.

— Выращиванием масличного льна занимаются многие страны, в том числе и наши соседи. Налажено ли у вас сотрудничество с ними в плане селекции этой культуры?

— В прошедшем году два наших сорта масличного льна — «илим» и «опус» — проходили испытания в Государственной инспекции по сортоиспытаниям Украины. В этом году их, а также «салют» передадим на испытания в Российскую Федерацию. Кстати, в Краснодарском НИИ масличных культур наш «опус» на опытных делянках сформировал по 30 центнеров семян с гектара. Конечно, на маленькой площади там были созданы идеальные условия, но это говорит и об огромном генетическом потенциале, который заложили в него ученые нашего института при создании сорта. Кстати, в Институте льна на маленьких делянках некоторые сорта показали урожайность до 38 центнеров с гектара. У нас уже появились трехстебельные растения масличного льна, и их мы будем высевать в этом году. Одно такое растение дает до 60 коробочек и 450—550 семян.

— Вы уже затронули вопрос расширения посевов масличного льна в Беларуси. Что конкретно намечается сделать в этом направлении?

— В этом году посевы масличного льна в стране расширятся более чем в два раза по сравнению с прошлогодними и достигнут 1640 гектаров, в 2014-м — 2850, 2015-м — 3300. Маслосемян намечается собрать соответственно 1650 тонн, 3150 и 3950. Кроме того, в процессе переработки получится льняного жмыха по годам соответственно — 1 тысяча тонн, 2 тысячи и 2,5 тысячи. Это тоже ценный продукт для пищевой и комбикормовой промышленности.

Чтобы выйти на такие показатели, Программой производства льна масличного и его продукции в Республике Беларусь на 2012—2015 годы намечено реализовать множество мероприятий. Они предусматривают концентрацию посевов льна в льносеющих организациях с площадью не менее 50 гектаров, расположенных в сырьевых зонах льнозаводов. Намечено выделение специализированным организациям по возделыванию льна масличного в установленном законодательством порядке не менее чем на 5 лет льнопригодных пахотных земель в полях севооборотов хозяйств для организации специализированного севооборота. Предусмотрено внесение льносеющими организациями на всей посевной площади льна в соответствии с агротехническими требованиями культуры и уровнем плодородия почв минеральных удобрений с выделением на их приобретение денежных средств из местных бюджетов. Из этих же источников предполагается и покупка пестицидов для создания интегрированной системы защиты растений льна масличного в зависимости от почвенно-климатических условий. Необходимо также обеспечить льносеющие организации семенами высокоурожайных сортов отечественной селекции с высокими технологическими свойствами, устойчивых к болезням и адаптированных к агроклиматическим условиям республики. Предусматривается также выделение необходимой для этого техники. В текущем году намечено для возделывания масличного льна закупить два комбинированных посевных агрегата, столько же тракторов и три зерноуборочных комбайна.

— Алексей Николаевич, все это делается в конечном итоге для того, чтобы обеспечить наших людей хорошим лекарственным средством — льняным маслом?

— Позвольте внести ясность, чтобы избавить граждан от бытующего в массовом сознании заблуждения. Льняное масло не является лекарством. Это лишь полезный для организма продукт, являющийся средством профилактики некоторых заболеваний.

Безусловная ценность семян льна и продуктов, полученных на его основе, связана с наличием в нем различных органических соединений, особенно значимым из которых является альфа-линоленовая кислота. Присутствие этого вещества придает льняному маслу неповторимые свойства, отличающие его от других видов растительного масла, рапсового и подсолнечного, которые можно проще и дешевле получать на белорусских полях. Льняное масло не единственный естественный источник АЛК, ее содержат рыбий жир и конопляное масло.

Около половины вещества нашего мозга образовано из основных жирных кислот, особенно из АЛК. Мы буквально думаем этими кислотами. Если беременная женщина употребляет достаточное количество таких веществ, у нее больше шансов родить ребенка с лучшими интеллектуальными данными. В школах США рекомендуют добавлять в меню ланчей АЛК или льняные семена.

Проведенные исследования доказали, что так называемая кислота «Омега-3» — природный эликсир молодости, основу которой составляет АЛК, требуется для нормального функционирования мозга, поскольку быстро обеспечивает приток энергии, необходимой для передачи импульсов, передающих сигнал от клетки к клетке. Это позволяет повысить мыслительные способности, а также сохранять в памяти информацию, быстрее извлекать ее по мере необходимости.

Установлено, что употребление льняного масла в пищу снижает риск инсульта на 37 процентов. По содержанию ненасыщенных жирных кислот льняное масло в 2 раза превосходит рыбий жир. В общем, можно жить «как по маслу», и не бояться таких страшных болезней, как диабет, атеросклероз, ишемическая болезнь сердца и многих других.

Диетологи обычно рекомендуют льняное масло как самое легкоусвояемое и самое полезное, особенно для людей с нарушением жирового обмена. Оно помогает нормализовать жировой обмен и, казалось бы, недостижимое похудание при полном отказе от употребления жиров с потреблением льняного масла становится реальностью. Употребление льняного масла очень важно для вегетарианцев и людей, в чьем рационе отсутствует рыба, жир которой содержит ненасыщенные жирные кислоты.

Беседовал Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости