Мы, белорусы, сильные люди!

Легендарный танкист Александр Фень провёл нас по пригороду Минска, который освобождал в июле 1944-го

Александру Федоровичу Феню – 94-й год. Генерал-майор в отставке. Ветеран Великой Отечественной войны и Вооруженных сил СССР. Офицер-танкист. Участник Сталинградской и Курской битв, освобождения Украины, Молдовы, Прибалтики и Беларуси. За годы войны лично уничтожил 12 танков противника, 4 раза был ранен, дважды горел. И выжил.

В июле 1944-го Александр Федорович участвовал в освобождении Минска в составе 31-й танковой бригады 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии. Бригада шла по маршруту Борисов — Острошицкий Городок — Марковщина — Заславль — Раков.

Накануне Дня Независимости мы предложили Александру Федоровичу вместе отправиться по местам былых боев.


Поклон тебе, Зубов! 

— Отличная идея, надо рассказать о подвиге моих боевых товарищей, — бодро откликнулся на телефонное предложение ветеран.

Поездку надолго откладывать не стал: несмотря на возраст, легкий на подъем. Уже на следующий день в назначенные 9.30 встречает нас при полном параде. На груди теснятся ордена и медали. Среди них  — орден Александра Невского, полученный за освобождение Минска.

С собой у генерала папка с документами (мало ли что понадобится), плащ-палатка (может пригодиться) и карта окрестностей Минска. Маршрут он уже разработал.

Нам — в сторону Острошицкого Городка.

— Сначала к Зубову заедем, — командует генерал.

Значит, держим курс на Дубовляны.

Подъезжаем к деревне, и Александр Федорович начинает волноваться: здешние места не узнать – дорога строится, дома новые. Уцелел ли памятник?

Еще немного вперед — и вот она, братская могила в сени деревьев за невысокой оградкой. Но на калитке – замок. Может, есть другой вход?

— Всегда здесь заходили, — принимает решение Александр Федорович. 

Кивком показывает фотокору, мол, дай руку опереться. Трость вперед, и… перемахивает через заборчик. А ведь недавно операцию на ноге перенес. Нет, таких людей не под силу сломить ни фашистам, ни годам, ни болячкам.

В братской могиле – захоронения разных военных лет: местных мирных жителей, партизан, подпольщиков, расстрелянных в 1942—1943 годах, красногвардейцев, погибших при защите Минска в 1919-м. Слева – могила Героя Советского Союза Григория Никитича Зубова. 

У могилы Героя Советского Союза Григория Зубова.

Генерал Фень рассказывает:

— Механик-водитель танка Т-34 нашей 31-й танковой бригады Зубов погиб 3 июля 1944 года в бою под Марковщиной, в семи километрах севернее Острошицкого Городка, от прямого попадания снаряда, выпущенного противником из танка. К званию Героя Советского Союза он был представлен еще за участие в боях под Кировоградом в январе 1944-го, уничтожил лично 4 немецких танка у деревни Карловка. Благодаря этим героическим действиям Григория Зубова не был допущен прорыв противника к городу. А присвоено звание ему было в сентябре 1944-го, уже посмертно, к сожалению. Погиб, освобождая Беларусь.

О таких людях забывать нельзя. На их подвигах нужно воспитывать защитников Родины, настоящих патриотов. Они отдали свою жизнь за нашу свободу и независимость. Склоняем головы перед их подвигом.

Окрестности Острошицкого Городка — места, Александру ФЕНЮ знакомые.

Иду на таран


Далее путь наш лежит к Острошицкому Городку. У перекрестка дорог — братское захоронение, рядом на пьедестале — танк-памятник Т-34. 

Интересуюсь у Александра Федоровича – у него был такой же? Оказывается, нет. Такие танки уже воевали в то время, но в его батальоне машины были старого образца, с 76-миллиметровой пушкой, а этот – с 85-миллиметровой. Но то, что поставили более «свежий» танк, соглашается ветеран, это хорошо. И то, что историческая память восстановлена, тоже хорошо.

— Под моим руководством таблички меняли, одна была неправильная, с неверными сведениями, — генерал возлагает к памятнику гвоздики и перечитывает выбитый на нем текст.

Это по его инициативе и требованию мемориал был реконструирован и на нем установили новые таблички с надписями: «Воинам 100-й ордена Ленина и 161-й стрелковых дивизий 2-го стрелкового корпуса, стоявшим насмерть на этом рубеже в суровые дни 1941 года» и «Танкистам 5-й гвардейской танковой армии, преодолевшим 2 июля 1944 года более 60 км и проявившим мужество и отвагу в боях против немецко-фашистских захватчиков на ближних подступах к Минску».

— Эти дома построены уже после войны, здесь был когда-то кустарник, лес — там, где и теперь. Эта – от Кургана Славы дорога, – быстро ориентируется Александр Федорович. Места знакомые.

К рассвету 3 июля у Острошицкого Городка появились отходившие танки противника. Нужно было, пока темно, быстрее выходить из населенного пункта, наступать дальше на запад. Старшему лейтенанту Александру Феню в то время шел 21-й год, он был начальником штаба 2-го танкового батальона:

— Впереди пошел боевой разведдозор — танковый взвод под командованием младшего лейтенанта Горячева. И я с ними на танке сверху, внутри места не было. За взводом — батальон, бригада, колонна целая. Только начали выдвигаться — полетели снаряды, но ни один не попал. Вдруг экипаж дозорного танка младшего лейтенанта Моторина видит: из переулка выдвигается немецкое самоходное орудие «Фердинанд», но не успевает развернуться для стрельбы. Тут Моторин быстро сориентировался: до «Фердинанда» осталось 35—40 метров, но все равно 76-миллиметровой пушкой нашего танка его броню не пробьешь. Он дает команду механику-водителю Петрову – таранить. И тот удачно справляется с задачей. «Фердинанд» был выведен из строя. Выскочивших немцев уничтожили. 

Танк Моторина после тарана остался невредим, но пошел уже третьим. Экипажу нужно было прийти в себя после удара, проверить, не нарушена ли боеспособность танка. А в дозор направили танк младшего лейтенанта Ивана Зайца. Метров через 800 при выходе из Острошицкого Городка он встретил немецкий танк «Пантера», готовившийся к стрельбе, но выстрелил первым. «Пантера» загорелась. Мы пошли вперед. Противник отводил главные силы к Радошковичам.

Живет в фотографиях память. Александр ФЕНЬ (справа) с другом Алексеем ДЕГТЯРЕВЫМ.

У деревни Марковщина


Вперед выдвигаемся и мы. К деревне Марковщина. Тут генерал достает свою карту для точной навигации:

— Держим курс на Вишневку. Потом должен быть мост через Вячу. А там, главное, не проморгать поворот направо.

Не проморгали. У дороги указатель: «Памятник воинам ВОВ». Съезжаем к лесу. Генерал замечает все:

— Дорогу поправили, молодцы, траву подкосили, заботится местный сельсовет. Надо заехать на обратном пути, поблагодарить.  

Выходим на большой поляне у изгиба лесной дороги. Невдалеке — памятник за скромной оградой, рядом, как часовые, выстроились елочки. То, что происходило здесь 3 июля 1944 года, Александр Федорович помнит в деталях: 

— Противник устроил засаду тремя танками. Дозорный танк ее не обнаружил. Немцы пропустили его. А когда другие два вышли на поляну, открыли огонь. Враг поджег все три танка боевого разведдозора и перенес огонь на выдвигавшиеся главные силы батальона. Уцелевшие и раненые выскочили из первых двух горящих танков. Я соскочил с загоревшегося танка Горячева и побежал навстречу колонне, чтобы повернуть ее, обойти засаду. Пока добежал, два головных танка уже горели. В одном из них тогда и погиб механик-водительГригорий Зубов. 

Из третьего танка никто не выскакивал. Тем временем младший лейтенант Моторин из него делает три выстрела и уничтожает все три танка противника. Однако его танк взрывается. Экипаж в составе командира младшего лейтенанта Александра Моторина, механика-водителя старшего сержанта Ивана Петрова, командира башни младшего сержанта Александра Карагодина и радиста-пулеметчика младшего сержанта Николая Разуваева погиб. 

Смотрю на годы рождения: молодые ребята, двоим — 20, двоим — 18. Ценою своей жизни этот комсомольский экипаж обеспечил выполнение боевой задачи батальона и бригады. За мужество и отвагу все четверо посмертно награждены орденами Красного Знамени. В этом бою погибли еще 17 воинов. Все они захоронены в братской могиле на опушке леса в 0,5 км от деревни Марковщина Логойского района. Два года назад по ходатайству генерала Феня здесь был установлен памятник с перечислением имен всех погибших танкистов.

Чтобы знали и помнили


После Марковщины 31-я танковая бригада пошла к Заславлю. Город освободили внезапным ударом, чем спасли его от разрушения, а мирных жителей — от уничтожения. Готовящиеся к отходу гитлеровцы ничего не успели. На железнодорожной станции врасплох захватили 8 эшелонов с войсками и грузом, много техники, уничтожили около 100 и взяли в плен почти тысячу вражеских солдат и офицеров. 

Один эпизод того дня Александр Федорович и сегодня вспоминает с особым  волнением:

— Вдруг из одного эшелона слышу шум, гам, женские голоса, нашу речь. Оказывается, в пяти наглухо забитых вагонах около 300 девушек, которых немцы везли в Германию. По радио передал танкистам, чтобы не стреляли по тем вагонам, откуда никто не выскакивает. Вдруг, смотрю, одна девушка выскочила, бежит ко мне, обхватила за шею, плачет. А у меня флажки в руке, пистолет, но и оттолкнуть же ее не могу: уговариваю, мол, отпускай, какой-нибудь немец гранату бросит или из автомата очередь даст, погибнем же. Она – ни в какую… Плачет от счастья – освободили.

А Минск Александр Федорович в день освобождения не видел. Приказ был двигаться дальше – на Раков. Но вот что написано в приказе Верховного главнокомандующего генералу армии Черняховскому и Маршалу Советского Союза Рокоссовскому: «Войска 3-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта в результате глубокого обходного маневра сегодня, 3 июля, штурмом овладели столицей Советской Белоруссии городом Минском — важнейшим стратегическим узлом обороны немцев на западном направлении. В боях за овладение Минском отличились танкисты…» Далее перечислены те, кто непосредственно принимал участие в освобождении города. В том числе названа и 31-я танковая бригада подполковника Молчанова, в которой служил Александр Фень.

В музее истории Великой Отечественной войны генерал Александр ФЕНЬ — свой человек.

…Возвращаясь в Минск, по просьбе Александра Федоровича заезжаем в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны. Да и как не заехать. Ведь в его экспозиции представлен тот самый героический эпизод — таран, который осуществил у Острошицкого Городка танковый экипаж младшего лейтенанта Моторина. 

Александр Федорович прямой наводкой спешит в зал № 3 «Дорога войны» и смело перешагивает через заградительную ленту к танкам-экспонатам. Ему – можно. В музее он — свой человек. Ведет большую изыскательскую и научную работу, часто выступает с сообщениями и докладами о проведении военных операций, автор многих публикаций по истории Великой Отечественной, книги «Освобождение Минска».

Генерала-ветерана в парадной форме возле танков посетители музея  замечают сразу. Быстро собираются заинтересовавшиеся. И Александр Федорович вновь начинает рассказывать о подвигах своих боевых товарищей, приумноживших славу советских танкистов, проявивших величайшее мужество и героизм здесь, на белорусской земле. Ему аплодируют, желают здоровья. А я удивляюсь его бодрости, задору и целеустремленности. Пытаюсь попенять: поберегли бы себя. И слышу в ответ:

— Нынешняя молодежь, да и взрослые, которые ее воспитывают, не все могут знать о войне, о том, что и как происходило. Я, как участник боевых действий, не имею права не рассказывать об этом, не могу молчать. Ведь люди должны знать правду.

Что на это скажешь? Так точно, товарищ генерал! Будьте здоровы! И – с праздником!

svirko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Павел ЧУЙКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?