Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Когда слушаешь и смотришь дуэт Navi – Артема Лукьяненко и Ксюшу Жук, – не думаешь, как и что они поют

Музыка солнца

Когда слушаешь и смотришь дуэт Navi – Артема Лукьяненко и Ксюшу Жук, – не думаешь, как и что они поют, магия их отношений в момент исполнения привлекает куда больше слов и лиц. Не случайно в руках этих молодых музыкантов оказалась статуэтка премии «Лира» за лучшую песню на белорусском языке. Вскоре после награждения Navi направились с выступлениями в Москву.



– Как правильно произносится название вашей группы и что оно означает?

Артем: Ударение – на i. Как в нашем  первом альбоме «Лови». Navi для нас просто приятное созвучие. Это никак не связано с фильмом «Аватар» или с миром Нави в славянской мифологии. Вообще слово или музыка обычно вызывают ассоциацию с цветом, и в нашем имени я вижу что-то синее, голубое, такой нежный тон, как бирюза.

Ксения: А потом мы узнали, что у компьютерщиков есть кодовое обозначение одного из синих оттенков – navy!

– Вот это совпадение!

Ксения: Да! Когда Артем только придумал это сочетание букв, единственное, что мы проверили, не занято ли оно музыкальными группами на просторах СНГ. Оказалось, свободно.

– Теперь ваше имя занесено в историю Национальной музыкальной премии. Какие ощущения?

Артем: Разные. Дело в том, что мы очень любим выступать на андеграундных концертах, фестивалях, поэтому считаем себя не совсем причастными к той эстрадной тусовке, которая была представлена на премии. Петь в таком формате – это немножко не наше. Но безумно приятно, что нас заметили. И символично, что статуэтку вручил нам Анатолий Ярмоленко – мэтр, многое сделавший для белорусской музыки.

– Вы много гастролируете…

Артем: Музыка безгранична. Мы играли в Польше, России. Причем с концертом в Москве все произошло случайно. Я отправил заявку на этнофестиваль «Дикая мята» – один из крупнейших. В прошлом году хедлайнером на нем был Алекс Клэр, в этом году – Нино Катама­дзе, «Сплин»... Организаторам фестиваля прислал всего три видео: на одном из них мы играли с Дианой Арбениной. Генпродюсер предложил нам появиться на рождественских концертах: три дня в Москве, два часовых концерта в день на сцене у Большого театра.

Ксения: Для нас это было чем-то невероятным! Мы не сразу поняли, что произошло: ты просто подаешь заявку, а тебе отве­чает генеральный продюсер фестиваля. Это такая возможность! Мы же малыши по сравнению с теми, кто там выступает.

Артем: Да и в Москве все сыты разнообразной музыкой, почему тогда мы? Но после фестиваля нам даже предложили самим выбрать даты будущих концертов. Нас позвали еще раз, и еще. Вот и ездим раз в две недели последние три месяца.

– А как же то, что в основном вы поете на белорусском языке?

Артем: Ты поешь «на мове» в центре Москвы и понимаешь, что люди реагируют отлично! Собирается толпа, которая спрашивает: «А кто вы?», «Откуда?» И язык не является каким-то барьером. Главное – музыка.

Ксения: Похожая ситуация была, когда мы выступали в Польше и заявили, что часть программы будет на русском языке. Организаторы сказали: «Будет как-то не очень». Но публика все воспринимала прекрасно. Дело в эмоциях! Когда слушаешь музыку на английском, разве занимаешься переводом текста? Ты схватываешь слова-ассоциации, а в целом просто чувствуешь, что артист стремится передать.

– Какую музыку вы играете?

Артем: «Музыку Солнца». Эти слова есть и в строчке нашей песни, которой мы часто заканчиваем концерты. Мы не называем себя «поп», нас нельзя назвать «рок». Можно назваться «инди», independent – «независимые».

– С чего началась ваша общая история? С песни «Абдымi мяне»?

Артем: ...а потом мы выпустили альбом. По большому счету двигались вслепую. Музыкально формировались. Ксюша, например, раньше не играла на сцене на клавишах. Для меня было в новинку заниматься продвижением нашего творчества: у нас не было продюсера. Все получилось интуитивно...

– Много денег вложили в съемку первого клипа?

Артем: Считай, вообще никаких! Цена трех билетов на электричку. У нас есть друг-видеооператор Дима Левковский. Мы поехали к нему на дачу, мило проводили время, а его бабушка попросила выбросить диван. Тянем мы с Димой диван, остановились посреди леса – просто отдо­х­нуть, а он говорит: «Погоди, я сейчас сбегаю за камерой!»

Ксения: И вот мы включили песню на телефоне и стали снимать. Я была без макияжа, прически. Сидели на этом диване, катались на велосипеде...

Артем: Главное – идея и талантливые люди, которые могут ее осуществить. Все может быть снято подручными средствами. Есть клипы на вид ну очень дорогие, а на деле их бюджет составляет всего 300 долларов.

Знаю точно, что ничего не придет само, не свалится с неба. Надо приложить огромные усилия, и, возможно, по­явятся предложения. Рецепт – просто делать! Сделал? Не получилось? Дальше делай! Мне кажется, раньше публика была не такой искушенной. Поэтому продюсер мог собрать любой проект. А теперь нужно много сделать, чтобы тот самый продюсер тебя заметил: быть уже на взлете, иметь поклонников, репертуар. Но талант, идея, умение удержать интерес – это основное.

– Ну а что в планах?

Артем: Весной сделаем концерт на 500 – 600 зрителей. Будем праздновать день рождения: нам исполнится два года. А сейчас собираемся запустить проект краунфандинга: сбор средств на запись третьего  студийного альбома. Уже много песен написано, мы их давно играем, но на полнозвучный альбом нужны средства. Хотим снять еще один клип: что-то весеннее и веселое, красивое. А летом нас ждут фестивали.

– Как вы относитесь к скептикам, которые говорят: «Белорусское – априори непопулярное»?

Артем: Это заблуждение.

В любой стране, на любом языке можно создать идеальное произведение. А если музыканты сами поддерживают заблуждения, они, скорее, просто любят поныть. В Беларуси можно появиться на телевидении без каких-либо продюсеров, собирать залы. Важно делать все от души, честно: публика соскучилась по теплым, настоящим эмоциям.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи