Музей: не красна изба углами

Дворцы реставрируются, становятся музеями, но где взять экспонаты?

Музей — это экспонаты, экскурсоводы, туристы, для которых и реставрируются наши усадьбы и дворцы. Но порой гостю, увидевшему экспозиции некоторых музеефицированных архитектурных памятников, вряд ли захочется сюда вернуться еще. Организаторы музеев сельского быта хоть и собрали по деревенским хатам невероятное количество чугунков, ткацких станков и телег с деревянными колесами, что–нибудь для нового деревенского музея по сусекам наскребут. Но где взять экспонаты для дворцов? Почему наполнение шляхетских усадеб содержанием — такая проблема?
Фото Андрея Дыбовского

Недавно Брестская таможня передала музею–усадьбе Немцевичей в Скоках французские каминные часы XIX века. Эксперты оценили их всего в 300 долларов, а в воздухе витал восторг, словно экспонат стоит минимум раз в десять дороже. Но часов только в великолепном парадном зале этого музея уже двое. Сюда бы оригинальные дворцовые предметы. Но — увы...

В 1990–е годы выяснилось, что портретная галерея Немцевичей находится в Калуге. Во время военных действий владельцы вывезли ценности на временный депозит. Получилось — навечно. Даже письма, которые из Скоков с надеждой шли в Россию, остались без ответа. Впрочем, стоит ли удивляться, если свои делиться не хотят? В Гродно есть две оригинальные картины из дворца Немцевичей, когда–то переданные из Калуги. И клад, который в 1989 году нашли пограничники в Берестовицком районе. Столовое серебро, серебряная булава с профильным изображением короля Речи Посполитой Яна III Собесского, серебряный кувшин, кубок — сокровища Немцевичей. Директор музея–усадьбы в Скоках Сергей Семенюк уже потерял надежду, что гродненские музейщики хоть что–то «отжалеют»...

Мой коллега был впечатлен, когда в музее–усадьбе Тадеуша Костюшко в Меречевщине увидел под стеклом доллар. Ответ экскурсовода: «Здесь изображен Вашингтон, а он был другом Костюшко». Почти убедительно, когда показывать нечего. Со временем музей пополнился настоящими экспонатами. Американцы, к примеру, пару лет назад передали парадный мундир кадета военной академии Вест–Пойнт, которую проектировал Костюшко.

А знаете, что в Брестском областном краеведческом музее есть прижизненный портрет Костюшко? 60 лет назад львовский музей отдал полотно брестчанам, но лежало оно в запасниках до самого 200–летия со дня смерти знаменитого повстанца. В нынешнем году портрет отреставрировала талантливая брестчанка Валерия Извалова (и уехала работать за границу). Выяснилось, что картина 1794 года. Этот портрет — ровесник восстания украсил бы стену дома в Меречевщине. Но кто ж его отдаст?

Недавно открыли для посетителей несколько залов дворца Пусловских через дорогу от музея Костюшко. Послушали бы туристы о герое, потом поднялись бы по ступенькам — и вот им новый музей, графский. Вид у дворца величественный, неповторимый. Но, согласитесь, веретено, серп или ножницы для стрижки овец, которые сейчас там демонстрируются, странно смотрятся в графской резиденции. Мало в этом музее дворцового прошлого. Когда появится? Никто не знает. Вот Ружанский дворец Сапегов даже за 6 лет музейной деятельности не сильно разбогател. Один из наиболее уникальных экспонатов — гербовый картуш XVIII века со въездных ворот. Деревяшка... Пять подсвечников XVII — начала XX века переданы общиной костела Святой Троицы из Ружан. Но вместо огромного кубка, из которого один из Сапегов угощал короля Жигимонта I и который хранился в Ружанах более двух столетий, мы видим столовый сервиз. Кубок — в «эмиграции». А сервиз — конфискат. Только в нынешнем году Брестская таможня изъяла на границе более 500 предметов, представляющих художественную ценность. Что ж, получается, сегодня контрабандисты едва ли не главные поставщики экспонатов для музейных коллекций?

А как вернуть на историческую родину свои шедевры? Те многочисленные раритеты, которые столетиями находились на нашей земле, а сегодня — гордость музейных фондов разных стран. Вопросами реституции Беларусь занялась с обретением независимости. Работа делается большая. На страницах восьмитомника «Вяртанне» описаны и систематизированы тысячи артефактов. Но доказать, что все эти ценности покинули нашу территорию незаконно, весьма непросто. Реституция — дело тонкое. И знаки препинания в предложении: «Вернуть нельзя забыть» — в разные годы расставляли по–разному. В начале нынешнего года Совет Министров создал комиссию по возвращению из–за границы культурных ценностей. Возможно, у многих вопросов все–таки появятся ответы, а во дворцах–музеях — подлинники.

valentinak3@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Baron de Kustovnitsa, 70, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Воры своровали ну а шляхтычи унесли с собой за границу или закопали в земле.
Так покупайте на аукционах или на  еВау , там всем разрешается торговать. Только вчера я сам
покупал серебрянный бокал из мастерской знаменитой английской фирмы Аурум. Он продавался подешевле-толко £300($450) я за него уплатил.  Восхищательной красоты, он указывает историю 300-летия побега французских Хугенотов за свою жизнь в Англию. Они устроили потом англичанам индустрию обработки серебра, сделали гостеприимцев самой богатой нацией в мире. Так есть и о чём в музее рассказывать туристам. Кстати, у меня племянник, родом из Кустовницы-естественный университетский профессор по исторйи в Украине. Послал уже ему фотографию бокала и он меня оправдал. Историку хватит работать по паперам но людям хочется чего-то конкретного.
Baron de Kustovnitsa, 70, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Воры своровали ну а шляхтычи унесли с собой за границу или закопали в земле.
Так покупайте на аукционах или на  еВау , там всем разрешается торговать. Только вчера я сам
покупал серебрянный бокал из мастерской знаменитой английской фирмы Аурум. Он продавался подешевле-толко £300($450) я за него уплатил.  Восхищательной красоты, он указывает историю 300-летия побега французских Хугенотов за свою жизнь в Англию. Они устроили потом англичанам индустрию обработки серебра, сделали гостеприимцев самой богатой нацией в мире. Так есть и о чём в музее рассказывать туристам. Кстати, у меня племянник, родом из Кустовницы-естественный университетский профессор по исторйи в Украине. Послал уже ему фотографию бокала и он меня оправдал. Историку хватит работать по паперам но людям хочется чего-то конкретного.
Baron de Kustovnitsa, 70, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Спасибо. Так как сижу в окне ожидая курьера с моим бокалом,хочется добавить несколько слов про эту таможенную добычу упомянутую повыше-великолепный mantlepiece clock или зегар над открытым домашним огнем. Моя заметка некое время назад что часы нуждаются в золотой помойке(Ормолу) не правильна.Надо понимать что эти часы будут стоять в дворце выдающихся в прошлом дворян а не в каком-то французсдком борделло. Господин Voltaire, который сидит у меня за спиной на бронированном шкафу(все кто входили в мой виртуальный музей с нем встречались)-он мне говорит что самое блестящее у него это его кожа(Patina). Она 200 лет старая и её фалсифировать невозможно. Так лучше всего, оставить бронзевую французскую холопку так как она и есть. Только употребить знаменитый английский микрокристаллический воск Renaissance, ежемирно продаваемый недорого и знаком всем музеальникам. Ормулу употребить только на ножки часов,циферблат зергара подчеркнуть тоже, осторожно!
Будет готов, приеду туристом посмотреть.
Baron de Kustovnitsa, 70, Kolkhoz imeni Stalina, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Спасибо.Бокал получил, он теперь самый красивый в моей колекцйи бокалов.Понял что так захватило у меня сердце что сказал себе-водку, еду брошу но
поиметь бокал обязательно мне надо. Это эти шесть птиц вокруг сердца бокала,улетающих в расплох, по всем сторонам мира от сердца-родного дома. Потому я и не видел никогда этого бокала в продаже хотя еих 500 выработано в мастерской. Хугеноты наверно покупали и они держат к себе дома тщательно это сокровище.

Что касается оригинальных владельцев ценностей то с ними по разному случилось.Читал воспоминаия молодого принза Сапеги.Ушёл на войну польским офицером,взят в плен, выжил.
Но он не воспоминает никакого имущества,ценностей.Просто радовался в Южной Африке дарованной себе жизнию, жил заново.
Я сам воспитан во после-военной Польше как красный принз. Поживал на прекрасной гданской мебели из чёрного дуба, ручно изделаны скулптуры по всей мебели. Это мой отец,прокурор работающий на коммунистов в черезвычайке,так позаботился за фамилией. Значит, отнимал от воров и бандитов и сажал их в тюрму. Потом покупал у судового депозита за гроши. Так и мы поживали как Сапеги пораньше. Будет 1971 год, матушка велела продать мебель музею Поморских Принзов в Стеттине. Я протестовал, просил-не продавай мама. Ведь это обман! Сон, она мне сказала тогда-за что  я тебе в университете варшавском удержу? Это было так как мне в рот плунуть-ведь я сам себя несколько лет  раньше почти уничтожил,изгнан из военной академйи ушел в тюрму. Так я и заткулся. Ну а мебель-целая комната мебели-мамаша поехала посмотреть её в музее, несколько лет позже. Она там своей мебели не нашла.
Baron de Kustovnitsa, 70, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Спасибо.
Птички без гнездов swiniopas photobucket
Искать по гуглу на моих сторонах. Там никакой пропаганды нет и не будет но фото так назвал по знаменитому беларускому филму об поетессе Генюшь
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?