Можем собственных Ньютонов

В Белорусском государственном университете завершились соревнования очередного этапа чемпионата мира...

В Белорусском государственном университете завершились соревнования очередного этапа чемпионата мира по программированию среди студентов Западного региона. Абсолютная победа у факультета прикладной математики и информатики БГУ! Воспитанники ФПМИ Роман Удовиченко, Андрей Малевич и Сергей Жгировский снова подтвердили лидерство нашей школы IT–образования, решив 10 задач! Второе место завоевала вторая команда БГУ, а третье — первая команда БГУИР. Они решили по 9 задач. На четвертом месте программисты Латвийского университета — 8 задач. Кроме них, в число участников полуфинала, который состоится летом 2013 года в Санкт–Петербурге, попали команды университетов из Бреста, Гродно, Калининграда, Риги, Вильнюса, Каунаса, Тарту. Всего 13 лучших команд из 57 вышедших на старт соревнований в БГУ.


Признанный факт: белорусские программисты сегодня одни из лучших в мире. Потому и спрос на них велик. Если быть точным, их катастрофически не хватает. Рынок программного обеспечения сегодня один из самых привлекательных в мире. Айтишные компании стремительно растут, едва справляясь с потоком заказов. Причем идут они от крупнейших корпораций, работающих в сфере информационных технологий. И вполне справедливо в IТ–отрасли уже видят один из локомотивов инновационной модернизации экономики. Причем для ее достижения не нужны большие капиталовложения, а возможная прибыль в отрасли может достигать нескольких миллиардов долларов. В этом плане перед Беларусью открываются хорошие перспективы. Направление выбрано верное.


О том, чем живет наша IT–отрасль, какие ставит перед собой задачи, с какими проблемами сталкиваются начинающие программисты во время учебы и при приеме на работу, рассказывали начальник управления высшего и среднего специального образования Министерства образования Сергей РОМАНЮК; первый проректор БГУ Михаил ЖУРАВКОВ; декан факультета прикладной математики и информатики БГУ Павел МАНДРИК; ответственный секретарь приемной комиссии БГУ Вячеслав МОЛОФЕЕВ; профессор Латвийского университета Гунтис АРНИЦАНС; директор по развитию бизнеса компании IBA Леонид БОКУН; генеральный директор холдинга «БелХард» Игорь МАМОНЕНКО; директор по производству компании EPAM Systems Игорь ОВСЯНИК; заместитель директора по маркетингу СП ЗАО «Научсофт» Владимир РАДКЕВИЧ; директор компании «Эксадел» Владимир ЧЕРНИЦКИЙ.


«СБ»: Поздравляем с очередной победой! Свой высокий класс белорусские программисты подтверждают из года в год.


П.Мандрик: Да, все шесть команд БГУ, состоявшие из студентов факультета прикладной математики и информатики, стали обладателями дипломов. Это заслуга сотрудников нашего факультета. Активно работают с молодежью преподаватели Павел Иржавский и Алексей Толстиков, в недавнем прошлом участники и победители различных международных соревнований программистов. О высоком уровне подготовки студентов белорусских вузов свидетельствуют многолетние успешные выступления команд БГУ. Это золотые медали в Чехии в 2004 году и бронзовые в Канаде в 2008 году. А в этом году в Варшаве команды БГУ и БГУИР в финале чемпионата, в котором соревновались лучшие 106 университетов мира из более 2.700, вышедших на старт соревнований, завоевали «серебро» и «бронзу». Студенты из Беларуси обошли представителей университетов Санкт–Петербурга, Саратова, Принстона, Массачусетса, Стэнфорда, Пекина. Отмечу, лишь команды трех стран — России, Китая и Беларуси — завоевали более одной медали на этом чемпионате. Если взять число медалей на душу населения, то мы лучшие в мире.


«СБ»: А японские, американские программисты?


П.Мандрик: Японцев я бы не отнес к числу лидеров в этой сфере. Они сильны в другом. А вот американцы серьезные соперники. Они берут еще и количеством — выставляют больше команд.


Наши успехи стали возможными благодаря системной работе по подготовке на всех этапах, начиная со школы и заканчивая уровнем обучения в вузе. Талантливых школьников замечают в 6 — 8–х классах, на олимпиадах всех уровней. С 1996 года действует специальный фонд Президента по поддержке одаренной молодежи. За это время около 500 студентов нашего факультета стали его лауреатами. Из них более 70 человек стали лауреатами с вручением нагрудного знака.


«СБ»: А если, допустим, молодые программисты после вуза получают приглашение работать за рубежом. Мы их готовим, а работать будут на чужую страну...


М.Журавков: Конечно, хочется, чтобы все они оставались. Но с другой стороны, то, что наши специалисты востребованы по всему миру, говорит об их высоком уровне подготовки. Это позитивно влияет на имидж Беларуси, нашей системы образования, которая находится на уровне лучших мировых стандартов. Уезжают работать в зарубежные компании специалисты даже из экономически развитых стран.


П.Мандрик: В начале 90–х из–за невостребованности выезд программистов в Германию, США, другие страны был массовым. Сегодня же работа и здесь есть для всех. Создание Парка высоких технологий было мудрым и дальновидным решением. Отток кадров прекратился. Возникло множество своих фирм, которые работают на экспорт и зарабатывают валюту для страны.


М.Журавков: Немало случаев, когда молодые специалисты уезжали работать за рубеж, а потом возвращались. Но уже с совершенно другим багажом знаний и умений.


П.Мандрик: Многие из тех, кто уехал, работают в компаниях с мировыми именами. Таких как, например, Майкрософт, Гугл, Фейсбук, IBM и так далее.


В.Черницкий: В нашей компании работают 300 сотрудников. Головной офис находится в США. Мы на практике видим, что наши специалисты ничем не хуже программистов — выходцев из Индии и Китая. Более того, если, например, в команде работают вместе представители этих стран, то наши ребята, как правило, там занимают лидирующие позиции. Программисты — это действительно «граждане мира». Удержать их в рамках одной какой–то страны невозможно. Да и не надо. Вот смотрите, уехал в начале 90–х в США Аркадий Добкин. Основал там успешную компанию EPAM Systems. Но и про Беларусь не забыл. Благодаря ему здесь созданы тысячи рабочих мест для программистов.


И.Овсяник: Да, из свыше 10 тысяч человек, работающих в EPAM Systems, более 3 тысяч работают в Беларуси. Здесь самое крупное наше подразделение. Условия для работы, для карьерного роста созданы хорошие, поэтому они не стремятся никуда уезжать.


В.Радкевич: Проще всего удержать талантливого специалиста компаниям, занимающим лидирующие позиции в той или иной сфере IT–бизнеса. Условия работы в них не хуже, чем за рубежом. Беларусь  — страна небольшая, и мы не можем быть лучше во всех областях экономической деятельности. В том числе и в айтишной. Поэтому сегодня необходимо выбрать несколько стратегических направлений, где мы можем быть лидером и на чем нам нужно максимально сконцентрироваться и работать. И только тогда у наших компаний появится реальный шанс не только удержать лучших из лучших специалистов, но и привлечь таланты из–за рубежа.


И.Мамоненко: Мне очень жаль, что наш талант Гена Короткевич уехал учиться в Санкт–Петербург. Я думаю, с такими уникальными программистами нужно работать индивидуально. В Беларуси, надо признать, в целом созданы нормальные правовые условия для реализации себя. Много работает компаний на этом рынке, много интересных проектов по самым разным направлениям.


Г.Арницанс: У нас точно такая же, как и у вас, проблема оттока молодых специалистов за рубеж. Но многие остаются в Латвии и продолжают обучение в университетах. Причем уже с первого–второго курса начинают работать. Это хорошо, что они набираются практического опыта.


И.Мамоненко: Сегодняшние отборочные соревнования — это как раз та возможность увидеть новые таланты, новых гениев программирования. И я надеюсь, что мне удастся встретиться с ними, пообщаться и убедить их, чтобы не уезжали, оставались работать здесь.


Г.Арницанс: Но все же немало лучших наших студентов после 4 лет обучения уезжают за границу. Участники чемпионатов программистов оказываются потом, к примеру, в одном из лидеров в нашей сфере — в Массачусетском технологическом институте. Один из студентов–первокурсников из нашей команды учится в Кембридже. Как, впрочем, и многие другие наши таланты. На первый взгляд это плохо. Но если рассматривать вопрос в перспективе, то это не совсем так. Мы даже поддерживаем стремление молодых программистов учиться в престижных вузах за рубежом. Поскольку это дает нам дополнительные возможности установления более глубоких научных связей с этими вузами, деловых контактов. Безусловно, многие из них рано или поздно вернутся назад и используют приобретенный опыт для своей страны.


П.Мандрик: Конечно, жаль, что уехал Гена Короткевич. Но, с другой стороны, в этом есть и некоторые плюсы. Раньше все знали, что если он участвует в соревнованиях, значит, победитель уже известен. И у многих его соперников просто руки опускались. А так обострится борьба за лидерство, талантливых ребят у нас много.


«СБ»: Большинство студентов после 3–го курса работают в IT–фирмах. Не мешает ли это учебе?


С.Романюк: Наоборот, это хорошо, что студенты имеют возможность использовать свои знания на практике в процессе обучения. И то, что сами зарабатывают, в этом тоже нет ничего плохого.


М.Журавков: При этом многие из них обучаются по собственному графику. Мы это только приветствуем. И наша цель довести удельный вес самоподготовки до одной трети от общего времени обучения. Дело в том, что объем необходимых знаний очень быстро растет. В таких условиях больший эффект дает самостоятельная работа в библиотеке в режиме постоянного общения с преподавателями. Они помогают студенту разобраться с теми или иными вопросами и проблемами, которые возникают в процессе самоподготовки.


П.Мандрик: Задача в том, чтобы научить студента самостоятельно получать знания и уметь их совершенствовать в течение всей жизни. Всему в вузе не научишь. Тем более в наше время, когда в IT–отрасли все очень быстро меняется.


Л.Бокун: Для нас как работодателей важно видеть в студентах потенциал и стремление быстрее и больше учиться, чем это предусмотрено стандартными вузовскими программами. Ни для кого не секрет, что они пусть и дают системные знания, но не успевают за развитием IT–отрасли. Появляется немало востребованных на рынке технологий, которых нет в учебных программах. А работа в IT–компании как раз и позволяет ликвидировать этот пробел. Кроме того, у нас есть специальные научно–практические лаборатории в рамках вузов, где студенты 3 — 5–х курсов изучают технологии, которые предоставляют такие компании, как IBM, SIP и другие. Некоторые курсы читают наши специалисты.


В.Радкевич: Есть такой устоявшийся стереотип в восприятии частного бизнеса. Мол, студентов используют как дешевую рабочую силу. Это миф. Мы тоже нанимаем студентов. Но цель наша главная в том, чтобы выявить таланты в определенной области, раскрыть их, вырастить специалистов высочайшей квалификации. ScienceSoft позиционирует себя как лидер в области разработок для мобильных устройств, а также в таком уникальном направлении, как управление информационной безопасностью и анализом событий. И чтобы сохранить лидерство, укрепить свои позиции, нужно идти на два шага впереди вузовских программ.


Л.Бокун: Я считаю, что человек, который умеет быстро и качественно учиться, становится более высококлассным специалистом, чем тот, кто со школьной или студенческой скамьи сразу же впрягся в программирование и много лет пусть даже профессионально, но выполняет одну и ту же работу.


В.Черницкий: Проблема еще и в том, что спрос на них просто огромный. «Переманивать» у других компаний, конечно, дело неблагородное. Хотя случается и такое, что греха таить. Идем на это крайне редко и с великим стеснением и извинениями. Но здесь есть свои и плюсы, и минусы. Когда ты готовишь для себя специалиста из числа студентов, ты получаешь специалиста, лояльного компании. И у него здесь есть всегда перспективы дальнейшего роста.


«СБ»: Нет ли соблазна забросить учебу у тех, кто хорошо устроился, неплохо зарабатывает?


В.Черницкий: А мы это отслеживаем, контролируем. В наших интересах, чтобы студент закончил полный курс обучения в вузе, чтобы он имел потенциал роста.


«СБ»: А кто из студентов более всего преуспевает в учебе и практической работе?


П.Мандрик: Чаще добиваются большего успеха в работе ребята из менее обеспеченных семей. Они более трудолюбивы, более упорны, более целеустремленны, чем дети, так сказать, крутых родителей. Бывают случаи, когда талантливые студенты, начиная неплохо зарабатывать, охладевают к учебе. Но в мире программирования все очень быстро меняется. На старом багаже далеко не уедешь. Если тебе как специалисту в 20 — 25 лет платят хорошую зарплату, то за эту же работу в 28 — 30 лет платить уже не будут — твои знания устареют. А сзади подпирают молодые таланты. Способные, энергичные, схватывающие все новое на лету.


«СБ»: Встречаются ли среди программистов самоучки?


П.Мандрик: Бывает, что компании берут на работу сразу после школы талантливых ребят. Знаю одного такого, участника олимпиад мирового уровня. Поступил на первый курс и одновременно стал работать в IT–компании. Учиться ему было неинтересно, со второго курса ушел из вуза. Уговоры не помогли. Ему нравилось больше что–то создавать самому на основе тех знаний, которые у него были до вуза. Знаю, он и сейчас работает в маленькой компании, никуда особо не стремится. Хотя по его способностям мог бы достичь больших высот.


И.Овсяник: В числе партнеров, с которыми мы сегодня сотрудничаем, — 12 вузов и 1 колледж. В этих вузах работает 26 совместных лабораторий. Отмечу, что в прошлом году мы приняли на работу более 500 (!) студентов вузов и более 1.000 (!) человек прошли обучение в таких лабораториях.


П.Мандрик: Кстати, многие из победителей мировых чемпионатов остаются у нас работать преподавателями. Это не просто программисты, это умы, настроенные на быстрое нахождение решения нестандартных задач. Они занимаются наукой и готовят наши команды к соревнованиям.


«СБ»: Наши программисты создают известные на весь мир программные продукты по самым разным направлениям. Одна только популярнейшая игра «Мир танков» чего стоит...


П.Мандрик: Успехи есть. Например, программные приложения к мобильным системам. Молодежь это хорошо знает, видя, какие возможности появились в новых мобильных телефонах. Это все наша работа. Есть и различного рода игры, обучающие игры, обучающие тренинговые системы. Не только наши, но и банки США работают на нашем программном обеспечении. А их надо не только разработать, но и настроить на определенные задачи и процессы, их надо постоянно поддерживать, сопровождать, модернизировать и так далее. Чтобы создать такой продукт, нужно знать глубоко финансовый, бизнес–анализ, знать все о банковской системе.


«СБ»: То есть программист должен знать не только свое специфичное дело?


П.Мандрик: Безусловно. На базе ФПМИ работает институт повышения квалификации и переподготовки кадров по информационным технологиям и управлению. Допустим, студент учится на 4 — 5–м курсе и, работая над программами в экономической области, почувствовал, что его затягивает сфера экономики. И что ему не хватает знаний. У него есть возможность параллельно за полтора года получить квалификацию по экономической специальности. По банковской или финансовой деятельности. Если он учится на бюджете, то второе образование он получает на платной основе.


Л.Бокун: Сегодня меняются и задачи, которые решают наши IT–компании. Раньше это было программирование, которым занимались люди, знающие технические науки. Сегодня наиболее востребованными на рынке являются программисты, которые владеют знаниями о технологиях того или иного производства, знают особенности учетных систем. И в этом я вижу будущее нашей IT–отрасли. Когда мы сможем не участвовать в разработанных кем–то проектах, а сами их будем создавать. И тем самым выходить на сотрудничество не с посредником, а непосредственно с заказчиком этого проекта. И в этом плане важен еще и вопрос знания иностранных языков.


П.Мандрик: В том и преимущество системного обучения в вузе, что студент изучает одновременно несколько предметов.


В.Молофеев: Если вы обратили внимание, последние 5 — 6 лет наш университет интенсивно вводит новые специальности и направления обучения. Каждое третье из них связано с информационными технологиями. Направление в рамках специальности «география» вырастает в самостоятельную специальность. Например, космоаэрокартография. Далее — компьютерная физика. Понятно, что моделирование физических процессов, присутствующих в любых технических сферах, невозможно без использования современных программных средств и соответствующих технологий. Механико–математический факультет развивает такое направление, как математика информационных технологий. Всего будет введено порядка 12 новых специальностей и направлений.


П.Мандрик: У нас на факультете 6 специальностей. Прикладная математика выпускает математика–программиста, информатика — математика, системного программиста. Это базовые специальности. На их основе строятся другие наши практико–ориентированные специальности: экономическая кибернетика выпускает математика–экономиста, актуарная математика — математика–финансиста, то есть специалиста по финансовому анализу, прогнозированию, страховой математике. Компьютерная безопасность — специалиста по защите информации и разработке систем защиты информации, прикладная информатика — разработчика компьютерных систем, системного архитектора, разработчика программного обеспечения.


И.Овсяник: Если раньше всех айтишников называли программистами, то сейчас появились бизнес–аналитики, специалисты по тестированию и по поддержке программного обеспечения и сопровождения и много других. И все эти специалисты проходят подготовку именно в наших совместных с университетами лабораториях.


П.Мандрик: К айтишникам сегодня относят всех тех, кто занят в области интернет–технологий, занимается социальными сетями, трафиком, безопасностью, разработкой и внедрением ПО, мобильным контентом, созданием софта для мобильных телефонов, web–приложений и так далее. Например, системный или сетевой администратор нужен на любом предприятии. Даже в тех фирмах, которые занимаются разработкой программного продукта, им, кроме разработчиков, нужны программисты, которые будут работать с клиентом, будут сопровождать их продукты, заниматься установкой программ, контролировать их работу. Кто–то должен быть системным архитектором, кто–то заниматься отдельными направлениями, быть кодерами, тестировщиками, бизнес–аналитиками, менеджерами и так далее.


И.Овсяник: Все это хорошо. Но появилось немало негативных тенденций и проблем, которые не могут не тревожить. В этом году снова неприятно поразили результаты приемных экзаменов в вузы. На специальности математика и физика в педуниверситете были самые низкие проходные баллы. То есть те люди, которые будут учить в школе наших детей физике, математике, информатике, сами весьма посредственно владеют ими. Кого они смогут подготовить?


В.Черницкий: В нашей компании основным условием работы является знание английского языка. Специально пригласили преподавателей, которые поддерживают знание языка, усиливают владение тем, кому предстоит командировка за рубеж. А ездят у нас очень многие. Почему бы не увеличить количество часов в школах, вузах на изучение языков?


С.Романюк: Речь может однозначно идти только в отношении специальностей, непосредственно требующих знания иностранных языков. Увеличивать количество часов для всех специальностей мы не планируем.


П.Мандрик: Количество часов не резиновое: кому–то добавить — значит у кого–то их забрать. У кого? Да и вообще, я считаю, научить всех студентов свободно владеть иностранными языками, а тем более в технической сфере, задача нереальная. Главное, научить мыслить, научить, так сказать, учиться. Дается определенная база, а уж те, кому языки нужны по работе, пусть сами изучают глубже.


М.Журавков: Пока еще белорусские IT–компании слабо ориентированы на наши научно–исследовательские лаборатории. Мы постоянно сталкиваемся с тем, что каждый год из нашей лаборатории к ним уходят сотрудники. Мы не можем конкурировать с ними по уровню зарплат. Поэтому нужно искать возможности более тесного сближения вузовских лабораторий и IT–компаний. Тогда бы мы могли создавать действительно полноценный во всех отношениях IT–продукт.


И.Мамоненко: Когда–то индийцы в основном занимались аутсорсингом. Но потом они накопили определенный опыт, был создан потенциал в виде множества научно–исследовательских центров, в том числе на базе вузов, они стали создавать свой собственный IT–продукт. Хотелось бы, чтобы и у нас наконец количество перешло в качество.


Л.Бокун: А мы идем к этому. Сотрудничество с вузами расширяется. Есть лаборатории, учебные классы, преподаватели — мы входим в учебный процесс. И уже на подступах к научному процессу.


В.Радкевич: Безусловно, мы поддерживаем студентов профильных факультетов: в БГУ и БГУИР нами уже созданы лаборатории. И всегда рады помочь командам программистов, которые участвуют в различного рода соревнованиях.


П.Мандрик: Мы благодарны всем вам за помощь в оснащении лабораторий, компьютерных классов, поддержку олимпиадного движения. Но надо более активно работать на перспективу. Я жду, когда же наши ведущие IT–компании наконец–то создадут у нас первую научно–исследовательскую лабораторию — сайенслаб. Не производственную, не учебную, а именно научную. И начнут ее финансировать под задачи на будущее. Нужно жить не только видением задач на уровне оказания услуг в области программирования, но и открывать новые направления, которые будут актуальны завтра.


Поверьте, креативность молодежи — это хорошо. Но этого мало. Белорусский IT–бизнес должен выходить на первые позиции не только в технологиях программирования. Мы многое теряем оттого, что не используем идеи наших молодых талантов. У них появляется немало очень интересных предложений, с которыми они обращаются в зарубежные фирмы. Мы просто обязаны использовать свои идеи и сами продвигать новые технологии на рынок, но уже как собственные.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?