Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Моё и наше

Умами молодых читателей овладевают мысли об Отчизне
Умами молодых читателей овладевают мысли об Отчизне

Мы в редакции часто задумываемся: что заставляет человека писать в газету? Причины бывают разные, как правило, это события, которые вносят в привычный жизненный ритм какие–то изменения. Бытовые неурядицы, например. Люди до такой степени порой расстраиваются, что начинают клеймить всех и вся. Обязательно вспоминают при этом былые времена. А еще молодежь ругают. Но в последнее время будто рычажок кто–то опустил — в редакцию совершенно другие письма посыпались. Как раз от молодежи. Люди наконец пришли к выводу, что вопрос «куда девалась колбаса по два рубля?» неактуален. Это–то поколение и начало задумываться над иными вопросами. «Что такое Родина?», например. Или: «Как нам пропагандировать Беларусь в Европе?», «Почему нашего ТВ нет в турецких отелях, зато там есть три российских канала?». Мы в своем обзоре недавно об этом писали… После публикации почта дала повод еще раз вернуться к теме. Тем более повод более чем актуальный - юбилей Великой Победы. Кто мы, нынешние поколения: действительно наследники славных дел наших дедов или иваны родства не помнящие? Читаем, перечитываем, анализируем…

И все же – тенденция!

Смотрите, какими понятиями оперируют сегодня наши читатели: «гордость за свою страну» и даже слово вспомнили школьное какое–то — «Отчизна». И подумала я: как же это плохо, как плохо, что мы такие важные слова чуть не перестали употреблять всерьез!

Итак, с удовольствием перечитываем письма наших подписчиков…

Чеслав Николаевич Слободенко 22 лет прислал обстоятельное письмо, в котором рассуждает о том, что такое имидж страны в глазах иностранцев. Когда–то жил Чеслав с родителями в дальнем зарубежье. Очень трудно было мальчику объяснять, что за страна его родина — Беларусь. Когда наконец юному Чеславу (тогда он был просто Славиком) удавалось с помощью карты втолковать, где мы географически находимся, новые друзья из городка, где жила семья Слободенко, понимающе кивали: «А–а, рашен!» — «Да не рашен я, а бьелорашен», — обижался парень, но потом понимал, что нервничать смысла нет: не понимают.

Сейчас все изменилось: Беларусь знают и в маленьких городках Европы, и в больших. «Они понимают, о какой стране идет речь, — пишет Чеслав Николаевич. — Но, поняв, как–то настороженно реагируют. Только тот, кто побывал у нас, навсегда оставляет в душе теплое чувство о народе и стране. Обидно, что мы так слабо «рекламируем» в Европе свою Отчизну. О нас знают только из чужих уст».

Я не сразу поняла, что это ведь инциденты с показом по российским каналам сюжетов о Минске (помнят ведь репортаж Дмитрия Петрова, где речь шла о якобы пятитысячном митинге на площади Якуба Коласа — на самом деле там было человек 200?) придал почте новую окраску.

Эта группа писем, поступивших в редакцию за последние недели, показала неожиданную, а может, как раз и прогнозируемую реакцию соотечественников, живущих, кстати, не только в Беларуси. Не будем держать фигу в кармане и говорить о «политической» подоплеке произошедшего. Тут как раз все понятно: не хватало репортеру фактуры (такое бывает — любой журналист подтвердит), а материал из другой страны, чтобы попасть в эфир, должен быть броским. Столь откровенный телеобман, который удивительным образом прошел на ура по странам Европы, взволновал наших читателей не на шутку. Ольга Морель, жительница Корсики (до 19 лет жила в Витебске), пишет: «Я уже год во Франции. Информации о Беларуси никакой, хорошо хоть Интернет есть — можно газеты читать. Телевизионные новости до нас доходят только в интерпретации российских телеканалов. Потом эту же интерпретацию подхватывают европейские информагентства. Как услышала я слова диктора: «В Беларуси беспорядки, тысячи людей, пришедших на митинг, разогнаны дубинками», бросилась звонить родственникам — тетя живет в Минске. Выяснилось, она ничего толком не знает: видела людей, собравшихся на митинг, и все. Никаких тысяч не было, говорит. «Баррикадной» борьбы тоже. Все живы–здоровы». Ольга успокоилась, но все равно неприятный осадок в душе остался. «В России жизнь бьет ключом, там столько своих проблем, что о Беларуси (своей ближайшей и самой преданной, я думаю, соседке) телевизионщики вспоминают очень редко и, как ни странно, только когда есть повод покритиковать, — пишет Ольга. — Не очень–то приятно это видеть, живя в другой стране. А понять, что на самом деле происходит, хочется, потому что, где бы ты ни жила, все равно остаешься «бульбашкой». Как только по телевизору речь заходит о Беларуси, вся семья мужа (французы) начинает суетиться, звать меня к телевизору. Смотрю — опять скандал. Мои новые родственники вздыхают: «Франция времен 60–х!» Почему Беларусь не транслирует свое телевидение через спутник? Ведь это очень важно, какой нашу страну видит Европа!»

Вадим Казакевич из Гомеля в мае гостил у родственников в Тюмени. Пробовал отыскать там белорусские каналы с помощью «тарелки», но антенна оказалась бессильна. «Даже в наборе кабельного ТВ белорусских каналов нет, — удивляется Вадим. — А ведь чего там только не предлагают: несколько украинских каналов, даже Аджария была!»

Письмо из Бобруйска от Елены Кириленко. «Думал ли кто–нибудь, насколько важно предлагать загранице свой продукт, свою трактовку событий или, что было бы уж совсем замечательно, происходящие события без оценок, в том виде, какие они есть, предоставляя зрителю возможность самому делать выводы». Отвечаю: перед Первым национальным каналом поставлена задача транслировать программы через спутник. Но, как вы понимаете, все стоит денег. Чем лучше спутник, тем большую территорию можно охватить сигналом. Тем он и дороже, естественно. По идее, сигнал того спутника, что был выбран для трансляции БТ, должен распространяться до Урала. Но на практике получается иначе: только ограниченное количество людей смогут смотреть БТ. Спутник наш не самый дорогой, и потому с него обычная антенна не сможет поймать сигнал. Кто хочет смотреть БТ, должен покупать специальную «тарелку» или ставить перед собой задачу гораздо более сложную: убедить российских операторов кабельной сети ловить наш сигнал на свою антенну и предлагать БТ в общем пакете каналов кабельного телевидения.

Иван Кириллович Галиновский, заслуженный учитель из Быхова, присоединяется к голосам молодых. Высказываясь по существу обсуждаемой нами темы, он не скрывает возмущения. «По российскому государственному каналу показали московско–западный спектакль, — пишет Иван Кириллович. — Цель — показать Беларусь в самом неприглядном свете. Жаль, что российские власти смотрят на это сквозь пальцы. Мы строим Союзное государство, и вставлять палки в колеса в такой ситуации — очень опрометчивый шаг!»

Что тут можно добавить? Думы о дешевой колбасе уходят на второй план, и это уже само по себе является весьма положительной тенденцией. Думы о Родине, несколько позабытые в мечтах о возвращении к прошлой «благодати», напротив, потихоньку овладевают умами молодых и не очень молодых белорусов.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...