«Мой Тарас Бульба не убил бы сына»

Богдану  Ступке  хотелось, чтобы  роль  тезки  сыграл  его единственный  наследник — Остап…

Богдану  Ступке  хотелось, чтобы  роль  тезки  сыграл  его единственный  наследник — Остап…

“Они прямо косяком идут», — заметил в одном из интервью Богдан Ступка, говоря об обилии интересных ролей, которые ему посчастливилось сыграть в последние годы. Актер действительно много снимается. И началось это, по его словам, с 2003-го. 

Белорусские киноманы наверняка помнят, как уже в 2004 году настоящим бенефисом и триумфом стал приезд Богдана Ступки на Минский международный кинофестиваль “Лiстапад”. В конкурсной программе были представлены сразу три картины с участием актера — «Свои» Дмитрия Месхиева, «Водитель для Веры» Павла Чухрая и «Старинное предание: когда солнце было богом» Ежи Гофмана. Не остались незамеченными и созданные в них экранные образы. За роли, исполненные во всех трех фильмах, народный артист СССР и Украины Богдан Ступка стал обладателем почетного приза «За лучшую мужскую роль», присужденного ему международным жюри кинематографистов. 

Предлагаем читателям материал (с небольшими сокращениями) о новой роли артиста, опубликованный в журнале «Огонек». 

...Богдан Ступка сидит на берегу Днепра. Его длинные волосы с сединой обриты «под два миллиметра», на макушке — казацкий оселедец. Этот Тарас Бульба не так кряжист и могуч, как на хрестоматийной картине Репина. Но режиссер объяснил народному артисту Украины, что ему в этой роли важны глаза. Именно те глаза Богдана Сильвестровича, которые могут затаить и выплеснуть волной любое чувство, от любви до ярости. Холодные волны реки несут редкие льдины. Тарас Бульба разжигает люльку и задумывается. Нет уже на свете его сыновей — ни Остапа, ни Андрия. Но пора собирать войско на битву… 

Эта сцена «Тараса Бульбы», самой ожидаемой премьеры 2008 года, снималась первой. 

Пять украинских режиссеров заявляли о намерении взяться за гоголевский шедевр, но первым начал съемки российский. «Зато американцы давно поставили «Бульбу» с Юлом Бриннером — я смотрел, — рассказывает Богдан Ступка. — А в нашем фильме режиссер — Владимир Бортко, который учился в Киевском театральном институте им. Карпенко-Карого, его мама Марина Захаренко была актрисой театра им. Ивана Франко, и Бортко сам начинал в этом театре маленьким мальчиком — пел, бегал по сцене». Круг замкнулся: сейчас Богдан Ступка — художественный руководитель театра им. Ивана Франко, на сцену которого сам выходит уже четверть века. Поэтому выяснять отличия российского и украинского менталитетов не любит. 

Между тем россиянам нравится сам Богдан Ступка. В  этом году украинский актер стал обладателем российской независимой премии «Триумф» в области литературы и искусства. «Как гром среди ясного неба» — так описал Богдан Сильвестрович звонок друга Вадима Абдрашитова, сообщившего ему о лауреатстве. 

К 50 тысячам долларов премиальных триумфатор Ступка относится философски: как пришли, так и уйдут. «У меня есть студенты, я набрал с нового года такой курс экспериментальный в театральном институте им. Карпенко-Карого, — рассказывает он, — 25 человек. Прекрасные ребята есть. Один до этого Кембридж окончил, теперь у меня собаку на этюдах изображает… Думаю, что буду им помогать. Когда вижу, что приходят на лекции совсем обессиленные — одни подметают где-то как дворники, другие разгружают вагоны — на 150 гривен стипендии нельзя в Киеве прожить! — сидят, бедные, на лекциях и прямо засыпают… Мне их жалко». Практически накануне приглашения в Москву Богдан Сильвестрович продал принадлежащий ему участок земли под Львовом в несколько раз дешевле его реальной стоимости. Просто мать попросила уступить его семье, у которой девять детей. Сказала: «Тебе там зачтется». Рассказывая об этом, актер надолго замирает при слове «там» с поднятой вверх головой. 

Вообще, Ступка чуток к предзнаменованиям: недавно на съемках картины «Два в одном» с разницей в два дня героиня сломала руку, а он — вывихнул. Работа прервалась на два месяца, но зато продолжилась с небывалым вдохновением. Режиссер Кира Муратова, вторая украинка в истории «Триумфа», получившая его ровно 12 лет назад, свела в двух главных ролях Богдана Ступку и Ренату Литвинову, которым по сценарию пришлось полюбить друг друга так, как они никого не любили раньше. Но на самом деле Ступка полюбил другую… «Я знал Киру только по фильмам. А как люди мы раньше не встречались, — делится Богдан Сильвестрович. — И вдруг она на второй день съемок начинает мне говорить: «Да что вы со мной все соглашаетесь?!» Отвечаю: «Во-первых, мне нравятся те задачи, которые вы мне ставите. А если мне не будет нравиться, я могу так завестись эмоционально, что ого-го!» — «Да? — говорит. — Ну хорошо». Осторожно так говорит. Потом, уже на финальном этапе съемок, Кира Муратова подходит ко мне и заявляет довольным тоном: «Ну, покатилось!» И действительно покатилось. Я говорю: «Тут сделаю так-то!» Она: «Давайте!» Я ей потом подарил большую розу и сказал: «Я в вас влюбился, Кира». А она: «А я начала в вас влюбляться!» Так мы и расстались». 

Эпизоды будущего фильма «Тарас Бульба» Ступка будто пробует на вкус. Одна первая гоголевская фраза «А поворотись-ка, сынку! Экой ты смешной какой!» звучит у него в бесконечном множестве вариантов. «Когда Остапа должны казнить, Бульба приезжает в Европу, и он надевает голландский костюм. И ты не отличишь его от европейца, Тараса Бульбу. Он же полковник, образованный человек, а не простой казак. У него дети просвещенные — Остап и Андрий в бурсе учились», — рассказывает актер. 

Конечно, Ступке-отцу хотелось бы, чтобы его единственный сын Остап, блестящий актер, сыграл в фильме своего тезку. Или Андрия — эта роль ближе по возрасту Остапу Ступке. Но Бортко придумал Остапу роль казака Вертыхвоста. А в сыновья Ступке-Бульбе зачислил Гошу Куценко (Остап) и Игоря Петренко (Андрий), уже бывшего зятем Ступки-генерала в «Водителе для Веры». Но родной сын или не родной, а убивать его из-за любви к Родине… 

«Мне это очень не нравится… Как же это? Это же сын! Каким бы он ни был… Сын может быть убийцей, а отец его все равно любит. Очень сложный вопрос, — рассуждает Богдан Ступка. — Не знаю еще, как психологически подвести к этому, чтобы было оправданно. Думаю сам, думает режиссер. А ведь иначе нет смысла вообще снимать картину…» 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...