Мост Блохина

Две маленькие стрелочки на карте, охватывающие Витебск с севера и юга, имели колоссальное значение на первоначальном этапе операции «Багратион»

Попытки освободить Витебск и продвинуться в направлении Минска предпринимались уже с конца 1943 года. Успехи тогда были скромными. Войска 1-го Прибалтийского фронта обошли Витебск с севера и заняли угрожающее для фашистов, окопавшихся в городе, положение. Однако на Западном фронте южнее Витебска далеко продвинуться не удалось. Наши понесли там немалые потери. Но и гитлеровцы в тех исключительно кровопролитных боях, о которых, кстати, рассказано массовой аудитории еще недостаточно, вынуждены были использовать все свои резервы. В той критической для немцев ситуации командующий группой армий «Центр» Буш с трудом уговорил Гитлера отвести свои потрепанные дивизии на внешний оборонительный рубеж Витебска.

К весне 44-го истощили свои наступательные возможности обе стороны. Но, во-первых, тяжелейшие бои на южных подступах к городу непосредственно способствовали успешному наступлению Красной Армии в Украине. А во-вторых, в отличие от вермахта, войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского (правопреемник Западного фронта. — Прим. авт.) постоянно пополнялись свежими соединениями, обеспечивалось абсолютное превосходство в силах над противником. Моральный дух Красной Армии был чрезвычайно высок. В Ставке Верховного Главнокомандования готовилась крупномасштабная операция по освобождению Беларуси.

На любой схеме наступательной операции «Багратион» среди множества победоносных красных стрел, прочертивших тогда еще оккупированную территорию Беларуси, видны две маленькие, на первый взгляд, незначительные стрелочки, охватывающие Витебск с севера и юга. Но реализация планов, ими обозначенных, имела колоссальное значение на первоначальном этапе «Багратиона», а значит, и в смысле осуществления всей операции. Эти малые стрелы охватывали Витебский «котел», в котором должен был прекратить свое существование 53-й армейский корпус вермахта.

По плану Витебско-Оршанской операции, разработанной советским командованием как часть наступательной операции «Багратион», уничтожение витебской группировки фашистов и освобождение города на Двине намечалось осуществить в результате фланговых ударов двух армий, которые действовали на стыке 1-го Прибалтийского (генерал армии Иван Баграмян) и 3-го Белорусского (генерал-полковник, с 28 июня 1944 года генерал армии Иван Черняховский) фронтов. 43-я армия (генерал-лейтенант Афанасий Белобородов) с правого фланга и 39-я (генерал-лейтенант Иван Людников) с левого должны были прорвать оборону немцев северо-западнее и южнее Витебска, выйти в район Бешенковичей, замкнуть «котел» и уничтожить вражескую группировку.

В ночь с 22 на 23 июня передовые части советских дивизий первого эшелона заняли исходные позиции...

Наступлению советских войск предшествовала беспрецедентная активность белорусских партизан, чьи формирования уже в ходе операции «Багратион» взаимодействовали с армейскими подразделениями. На рассвете 23 июня началась мощная артподготовка. Благодаря четким данным разведки наши артиллерия и авиация имели точно установленные цели. Быстро выводились из строя вражеские батареи и аэродромы, а на отдельных участках немцы и вовсе начали оставлять позиции. Командарм Людников принял смелое решение незамедлительно преследовать врага. Уже утром 23 июня бойцы 39-й армии форсировали Лучесу (впадает в Западную Двину в черте современного Витебска), преодолели первую и вторую траншеи фашистов, а днем перерезали железную дорогу Витебск—Орша. В тот же день войска 43-й армии прорвали оборону в районе Шумилино, 24-го форсировали Западную Двину и захватили плацдарм на левом берегу. 25 июня части 39-й армии обошли Витебск с юго-востока и вместе с бойцами 43-й армии, с которыми соединились у деревни Гнездиловичи, завершили окружение противника…

...Необходимость строительства в областном центре второго моста через Западную Двину возникла задолго до Великой Отечественной войны. Построенный в 1934-м параллельно тогдашнему Двинскому (ныне — Кировский), он стал первым в Беларуси постоянным городским мостом, рассчитанным на автомобильную и трамвайную нагрузку. К июню 44-го это был единственный в Витебске уцелевший мост. Разумеется, к тому моменту, когда в городе начались уличные бои, мост был заминирован. Немцы рассчитывали в случае необходимости перейти по нему на правый берег, а затем взорвать.

Командиру саперного взвода 875-го стрелкового полка 158-й дивизии старшему сержанту Федору Блохину было поручено спасти этот мост от подрыва…

Федор Тимофеевич родом из Нижегородской губернии. После войны неоднократно приезжал в Витебск, посещал пригородную деревушку Бабиничи, где долгое время в 1944-м вела тяжелые позиционные бои его дивизия, дружил с педагогами и учащимися Бабиничской средней школы. На одном из послевоенных снимков Герой запечатлен на том самом мосту, который в июне 1944-го спас со своими бойцами: абсолютно мирный уже немолодой человек в пиджаке, белой рубашке, летней шляпе… На фотографиях военной поры Блохин другой — суровый, как будто резкий, ожесточенный: у такого бойца рука не дрогнет — если понадобится, ударит фрица ножом не задумываясь… А в действительности на фронтовых фотоснимках изображен воин, который потерял близкого человека: незадолго до наступления Федор Тимофеевич узнал, что его сын, командир пулеметного взвода, погиб в бою под Ленинградом…

…Та короткая летняя ночь выдалась светлой, но через Витебск, где клубы пыли от разрушенных зданий окутывали целые кварталы, они прошли незамеченными. Это был весьма рискованный план, однако затея удалась. Блохин приказал своей группе из двенадцати человек построиться и, не таясь, в полный рост, двигаться к мосту прямо на солдат охранения в расчете на то, что немцы примут колонну, идущую на них открыто, за свое подразделение. Когда фашисты разобрались, уже было поздно: саперы пустили в ход гранаты, вступили в рукопашную. Охрана была уничтожена.

Советские бойцы заняли оборону в только что отбитых у немцев траншеях, понимая, что фашисты не смирятся с потерей такого важного объекта. Блохин с товарищем обследовали мост и, обнаружив заряд, перерезали все провода, а затем извлекли детонатор, который должен был подорвать триста ящиков взрывчатки, заложенной под опорами.

Четыре атаки фашистов, пытавшихся вернуть позиции, отразили отважные саперы. На рассвете, когда к ним пробились основные силы полка, бойцы Блохина перерезали провода еще одного взрывного устройства, которое немцы собирались привести в действие в самый последний момент. Теперь переправа была окончательно разминирована, и на правый берег быстро перешла вся дивизия, завершив освобождение Витебска.

Спасение моста — всего лишь эпизод в операции «Багратион», но он исключительно дорог каждому жителю города на Двине. Как и имя Героя Советского Союза Федора Блохина, удостоенного высокого звания именно за это успешно выполненное задание. Умер отважный сапер в 1974-м.

Витебск поднялся из руин 44-го, превратившись в цветущий город. Благодарные горожане свято хранят память освободителей, увековечив их имена в многочисленных названиях. В городе есть проспекты Черняховского и Генерала Людникова, улицы Генерала Белобородова и Баграмяна, 39-й Армии, 43-й Армии, 33-й Армии. А легендарный мост, с 1974 года — мост Блохина, реконструированный и облагороженный, в 90-е годы фактически отстроенный заново, — по-прежнему соединяет два берега тысячелетнего Витебска. На левобережье, почти рядом с мостом, — площадь Победы с устремленными ввысь тремя пилонами мемориального комплекса, главная площадь Придвинского края; за нею — парк Победителей и благоустроенная набережная, рядом с которой нескончаемо несет свои воды Двина.

А в Книге посетителей музея боевой славы Бабиничской средней школы уже многие годы бережно хранят запись, сделанную рукой Почетного гражданина Витебска Федора Блохина: «Ваша земля обильно полита кровью нашего народа. Пусть эта кровь даст плоды счастливой и радостной жизни».

Виталий СЕНЬКОВ

Фото автора и из интернет-источников

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?