Мораль здесь больше не живет

Как защитить воспитанников детдомов от педофилов

Каждый раз новость о задержании педофила вызывает предсказуемую реакцию — смесь отвращения с негодованием. Даже когда извращенец получает максимальный срок, наказание кажется недостаточно суровым. И всегда возникает вопрос: как вообще такое происходит?



Недавно перед судом Добрушского района предстал очередной педофил. Грязная история усугубляется тем, что местом преступления стал детский дом семейного типа — учреждение, где должны, в первую очередь, гарантировать безопасность воспитанников.   

Потерпевшие — две девочки, биологические родители которых лишены прав. Насильник — 50-летний муж воспитательницы. Приемными родителями они стали после того, как прошли все проверки, собеседования и консультации. Сомнений в их репутации не возникало. Да и с чего бы? Положительные отзывы, воспитание двух собственных детей, победы в конкурсах «Семья года». Вот только в тихом омуте черти водятся. А порой — настоящие монстры. 

Как это было в таком же учреждении Светлогорского района. Несколько лет назад оно прогремело на всю страну. История шокировала: помощник воспитателя и его сын-подросток насиловали проживавших в детдоме девочек. Причем среди потерпевших от старшего насильника была даже его родная дочь. Кошмар вскрылся после того, как одна из девочек забеременела. В суде преступник просил о снисхождении. Мол, он и так уже наказан: совесть мучит, односельчане проклинают. 

Проще всего безапелляционно констатировать недоработку органов опеки. Ответственности с них, конечно, никто не снимает, однако суть проблемы гораздо глубже. Не секрет, что в большей или в меньшей степени она актуальна для всего мира. При этом четких методик вычисления потенциальных педофилов пока не существует. Само явление специалисты относят к патологии, подчеркивая, что каждый ее случай индивидуален, диагностируется и поддается коррекции крайне сложно. 

Объективно все это можно понять, однако что-то делать надо. Особенно там, где у госорганов есть полномочия, рычаги воздействия, а главное — ответственность за детей, лишившихся семей. Очевидно, систему отбора в приемные родители, по крайней мере кандидатов-мужчин, необходимо ужесточить. Вплоть до прохождения психолого-психиатрической экспертизы и проверки на полиграфе. Естественно, в добровольном порядке. Но в случае отказа стоит ли дальше рассматривать кандидата? Такой подход — не закручивание бюрократических гаек. Предосторожность. 

Второй момент — контроль, который не должен ограничиваться формальными проверками и редкими визитами сотрудников роно. Почти нет сомнений, что дети будут накормлены, ухожены и спать в чистых постелях. Все это — на виду. Сложнее понять, что происходит за фасадом благополучия, вне поля зрения инспекторов. Узнавать об этом необходимо всеми доступными способами. Начиная от квалифицированных детских психологов и заканчивая оперативными мероприятиями с использованием скрытого наблюдения. 

Третье — как ни банально, ужесточение наказания. При этом сам факт, что преступник является приемным родителем или опекуном жертвы, должен квалифицироваться как отягчающее обстоятельство. В описанных выше случаях оба осужденных приговорены к 15 годам лишения свободы. По действующему законодательству это максимальный срок за изнасилование несовершеннолетнего. В России верхняя планка по соответствующим статьям УК (ст. 131,132) предусматривает до 20 лет тюрьмы и даже пожизненное заключение.

Предвижу возражение о том, что суровость наказания не влияет на уровень преступности. С этим можно поспорить, обратившись для примера к другой проблеме. В конце 2014 года Президентом был принят Декрет «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Наказание ужесточили — теперь дилерам грозит до 25 лет неволи. В милиции констатируют: в сфере наркобизнеса действительно наметился спад. Конечно, сопоставлять педофилию и наркобизнес некорректно — слишком разный масштаб. Задержания наркосбытчиков — рутинная повседневность милицейских сводок. Их клиентов может быть по-своему жалко, но они, как правило, делали свой выбор сами. Жертвы педофилов — дети, которых не уберегли от лап похотливых негодяев. Наверное, поэтому такие случаи вызывают шок гораздо сильнее.       

Увы, но сами по себе, как в свое время мамонты, педофилы не вымрут. Однако и просто смириться с их существованием нельзя — такое не принимают ни разум, ни сердце.

proleskovskiy77@mail.ru

Фото world.fedpress.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости