Монументальный труд

Юбилейные выставки мэтров, где они презентуют не столько самих себя, сколько своих учеников, похоже, становятся традиционной практикой современного национального искусства...

Юбилейные выставки мэтров, где они презентуют не столько самих себя, сколько своих учеников, похоже, становятся традиционной практикой современного национального искусства. Гавриил Ващенко, Василий Сумарев, а теперь и Анатолий Артимович по случаю своего 70–летия делится законными выставочными метрами в Музее современного изобразительного искусства с воспитанниками. И каждый раз находятся злые языки, которые не прочь обсудить дальновидность мастеров, хитроумно использующих возможность привлечь дополнительный интерес к своему вернисажу: ведь у большинства их питомцев есть собственный и часто немалый круг поклонников. Но стоит перекинуться парой слов с участниками таких выставок, как очевидным становится совершенно иное.


Анатолию Артимовичу славы давно хватает: свое имя в историю национального искусства он надежно вписал еще в те годы, когда рисовал эскизы Кургана Славы и не менее знакомого каждому проема–звезды, который вот уже 40 лет служит главным входом в мемориальный комплекс «Брестская крепость–герой». Памятник Рогнеде в Заславле и изваяние Скорины в Калининграде, выразительные композиции в Минске, Борисове и других белорусских городах убедительно и надолго увековечили его талант скульптора–монументалиста. На выставке работ Артимовича почти нет — в основном здесь фотографии его памятников, окружающих разнообразие творчества многочисленных учеников Анатолия Ефимовича, специально приехавших к вернисажу не только, например, из Могилева, но еще из Польши, Франции... Как заметил по этому поводу коллега Артимовича Владимир Слободчиков, возглавляющий кафедру скульптуры в Белгосакадемии искусств: «Постоянно наблюдаю, как Анатолий Ефимович хлопочет вокруг своих студентов, и даже тут он как будто продолжает их оберегать». Но не пытайтесь разглядеть руку мастера в работах его воспитанников. Прежде всего эта выставка тем и интересна, что собрала вместе очень разных авторов, совершенно не похожих друг на друга и на своего учителя. А еще интереснее она тем, что все это так легко представить украшением любого европейского города... Увы, уличные скульптуры, которые появляются в наших городах, пока гораздо проще.


Интересуюсь мнением учеников — теперь уже полноправных коллег Анатолия Артимовича: каких пластических форм и сюжетов не хватает нашим улицам?


— Всех! — убежден скульптор Михаил Иньков. — В наших городах практически нет скульптуры. Скажем, в Париже — десятки скульптурных композиций на каждый квартал, а у нас редкий город может похвастаться хотя бы одним десятком... Унылые коробки домов — по–прежнему главное, что остается в памяти от наших городских пейзажей.


— Не хватает парковой, жанровой скульптуры, — присоединяется к разговору его дочь Анна, вслед за отцом выбравшая и профессию, и учителя («Нашей семье повезло дважды — когда на курс к Артимовичу попал я, а потом и моя дочь», — комментирует Иньков.). — Масштабная монументальная скульптура слишком затратна, да и время сейчас другое, патетики в нем намного меньше, чем в прошлом веке...


— А, по–моему, должно быть больше символических, аллегорических композиций, которые рассказали бы, кто мы, откуда, — возражает скульптор Сергей Бондаренко. — Кстати, примерно в такой области Анатолий Ефимович сейчас и работает...


К слову, с планами создания памятника ХХ веку, о которых рассказывал еще 10 лет назад, Анатолий Артимович пока не распрощался окончательно. Ангел–миротворец, осуждающий все прошлые и будущие войны, по мнению скульптора, когда–нибудь все же должен быть установлен на нашей земле, больше других пострадавшей в годы Великой Отечественной войны.


— Неужели мы все еще не до конца осмыслили итоги той войны? — провоцирую я мастера.


— А вот представьте себе! — горячится Артимович. — И если все государства, которые воевали, в складчину возвели бы такой памятник на нашей территории, это могло бы стать сильной акцией...


В мастерской Анатолия Ефимовича немало других нереализованных идей. Копятся невостребованные работы и в мастерских его учеников. Но, кроме коллег, таких же скульпторов, их редко кто видит.


— Если не ошибаюсь, за последние лет 15 у нас было только две специализированные выставки скульптуры, — вспоминает Бондаренко. — Более того, скажу вам крамольную вещь: если судить по количеству госзаказов, на всю Беларусь достаточно 5 скульпторов. А в нашем союзе художников их — больше 100... Проблема, конечно, зато какой богатый культурный слой!


Это правда, не каждая страна может похвастаться таким количеством профессиональных художников, как Беларусь. И юбилейная выставка Анатолия Артимовича определенно достойна внимания не только любопытствующих прохожих, но и архитекторов, и руководителей наших городов — хотя бы для того, чтобы убедиться, насколько разнообразнее могли бы стать городские пейзажи. А уж недостатка идей у наших скульпторов никогда не будет — ни один из тех, кто выбрал эту профессию, не изменил ей. И Анатолию Ефимовичу, несмотря на всю свою реализованность, знакомы перипетии трудной судьбы скульптора. Тем не менее его сын Иван выбрал тот же путь. И в будущее белорусской скульптуры оба верят свято.


— Ну а как иначе? — восклицает Артимович. — Есть будущее у Беларуси — значит, и у нашей скульптуры оно есть.


P.S. Планируется, что осенью творчество коллег и учеников Анатолия Артимовича будет извлечено из мастерских в гораздо большем объеме: на выставке, которая откроется во Дворце искусства, Белорусский союз художников обещает показать не только монументальную скульптуру, но и монументальную живопись.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости