Минск
+14 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Музыкант Дмитрий Колотило: «Цимбалы уже давно исчерпали себя в качестве народного инструмента. Их будущее – на академической сцене»

Молоточком по струнам

В России — гусли и балалайка. Кобза — в Украине, домбра — из Казахстана. Музыкальный символ есть и у нашей страны. Это цимбалы — некогда дедовский деревенский инструмент, который преобразовал в академический Иосиф Жинович. «Бацька цымбал» не только оставил после себя огромное музыкальное наследие и стал основателем белорусской цимбальной школы, но и подготовил новое поколение специалистов. Те, в свою очередь, привили любовь к инструменту молодым солистам — так сохранилась преемственность. Выпускник Белорусской государственной академии музыки, обладатель гранд‑премии и трижды стипендиат спецфонда Президента по поддержке талантливой молодежи Дмитрий Колотило из тех, кто вслед за Жиновичем отстаивает право цимбал считаться инструментом солирующим, а не фольклорным. Хотя признается: дело это нелегкое.

Фото minsknews.

— Стереотипы — вещь очень мощная. Категорически не согласен, когда цимбалы интерпретируют как инструмент народный (не путать с национальным!). Лично я вижу его в академической манере исполнительства. Слово «народный» имеет связь с чем‑то простым, примитивным. А цимбалы сейчас настолько развиваются, для них пишется так много оригинального репертуара, что этот инструмент уже давно исчерпал себя в качестве деревенского. Флейту и скрипку, к слову, раньше тоже относили к народным, но они быстро вышли на мировую сцену и сейчас скрипка — это основа любого симфонического оркестра. Такую судьбу я вижу и для цимбал. Их будущее — на академической сцене.

Повелитель 78 струн и двух молоточков


Его любовь к цимбалам, о которых золотой медалист молодежных Дельфийских игр может говорить бесконечно, у обывателей, далеких от мира музыки, вызывает недоумение. У профессионалов — невыразимый восторг.

— Заблуждаются те, кто считает, что цимбалы — инструмент исключительно женский, — Дима разбивает первый из стереотипов. — Все самые яркие представители белорусской цимбальной школы — мужчины. Это Иосиф Жинович, Евгений Гладков, Александр и Михаил Леончики и многие другие. Хотя симпатию девочек к цимбалам объяснить тоже легко, чисто визуально они кажутся очень пластичными.

Свою жизнь с 78 струнами и двумя молоточками Дима связал достаточно поздно. В музыкальную школу в родном Гомеле попал только в 12 лет. Пришел, правда, еще в восемь, но все места оказались заняты:

— Сказали, что перезвонят, когда смогут принять. Ждал этого звонка 4 года. Не дождался и пришел сам. В силу возраста мог выбирать только между инструментами 5‑летнего обучения. Когда услышал звучание цимбал — сразу влюбился.

После окончания школы Дима поступил в Гомельский государственный колледж искусств им. Н.Соколовского. Минск, рассказывает, даже не рассматривал:

— Для музыканта самое важное — найти своего педагога. В Гомеле преподавала Валентина Трацевская — единственный педагог, с которым я хотел заниматься. Она ученица Евгения Гладкова, который, в свою очередь, учился у Жиновича. То есть не терялась школа. Для меня важным показался и тот факт, что все ее ученики остались в профессии.

В академии музыки Колотило получил сразу две специализации — цимбалы и дирижирование. За время учебы объездил с концертами десяток стран. К слову, деньги, полученные 4 года назад вместе с гранд‑премией спецфонда, музыкант потратил на поездку на конкурс в Германию.

— Люблю конкурсы не за радость побед, а за процесс подготовки. Когда ищешь, готовишься, репетируешь — уже только это дает большой рост и развитие. А сама победа — скорее, вопрос удачи. Причин, по которым ты не займешь призовое место, может быть сотня: от психологического давления и обстановки до нервного напряжения. Есть множество случаев, когда музыкант побеждал в престижном конкурсе, а потом терялся, переставал творить. Но бывают и обратные ситуации. Мой любимый пианист Евгений Кисин, например, никогда не участвовал в конкурсах, при этом он лауреат множества премий, виртуоз, один из самых востребованных музыкантов современности.

Джаз на цимбалах


В октябре белорусские цимбалы прозвучат в столице Казахстана Нур‑Султане. Чуть раньше Дима выступит в Словакии, затем в Германии, России, в сентябре сыграет в родной Беларуси. На очереди — проект в капелле Санкт‑Петербурга, где компанию нашему цимбалисту составит дирижер Вячеслав Ларин, который в следующем году окончит Белорусскую государственную академию музыки. Дмитрий уверен:

— Белорусские цим­балы сегодня выходят на новый уровень. Екатерина Анохина, например, играла с маэстро Гергиевым, Владимиром Спиваковым и другими именитыми дирижерами. Ее цимбалы звучали даже в «Карнеги‑холл»! И я горжусь нашим национальным достоянием и тем, что исконно белорусский инструмент вызывает интерес у таких именитых дирижеров. Сегодня на цимбалах играют даже джаз! А вы слышали, как звучит «Венгерская рапсодия» Листа на цимбалах? А Бах? Дебюсси? Послушайте — это же просто сказка!

КСТАТИ

В Европу (и Беларусь в том числе) цимбалы пришли из Азии и распространились при дворах королей и монархов. В каждой стране инструмент приобрел свою форму. Единственное, что объединяет их, — форма трапеции и палочки, которыми извлекается звук.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...