Молодость – это недостаток, который очень быстро проходит

Высоко в небе поет жаворонок. Где-то за деревней слышно мычание коров — их недавно выгнали на пастбище после долгой и затяжной зимы. В огородах жители боронуют картошку — зеленые, еле заметные стебли уже проклевываются из земли. Обычная картина деревенского утра, простая и незатейливая. Может быть, даже не каждому заметная, особенно горожанину. Но он-то, Сергей Медзвецкас, деревенский. И умеет замечать и ценить то, к чему привыкает наблюдательный сельский житель. Вот только любоваться этими красотами молодому человеку особенно некогда: рабочий день у директора УП «Экспериментальная база «Боруны» напряженный. Как встал с постели в пять утра, так и «топчется» до десяти-одиннадцати вечера. А там, поужинав, спать. Спится ему хорошо. И от усталости, и от молодости. Все-таки 25 лет — это здорово... Работа для Медзвецкаса, пожалуй, главное в жизни. Он стремится себя самореализовать. Как специалист, руководитель коллектива, которому, несмотря на молодость и отсутствие опыта, оказано такое доверие. Жена поддерживает его. Конечно, ей, врачу, не знающей специфики его работы, порой нелегко понять мысли, рассуждения и заботы мужа. Но она стремится к этому, и размолвок между молодыми супругами, как правило, не бывает. Не по годам строгий, сосредоточенный и в то же время открытый, понимающий жизнь и людей, он всегда с желанием выполняет свою работу. Переживает, когда что-то не удается. Но у него больше все-таки достижений, чем неудач. Пусть не совсем громких, местного, так сказать, значения. Но из этих отдельных достижений складывается мозаика деятельности всего хозяйства: по основным показателям оно в числе лучших в районе. И его руководитель в почете. Теперь к нему иначе как по имени-отчеству — Сергей Тадеушевич — никто и не обращается. Поначалу он несколько смущался, потом привык. Ко всему привыкаешь в этой жизни, тем более к хорошему.

Если в 25 лет человека называют по имени-отчеству, значит, что-то хорошее он уже успел сделать.

Высоко в небе поет жаворонок. Где-то за деревней слышно мычание коров — их недавно выгнали на пастбище после долгой и затяжной зимы. В огородах жители боронуют картошку — зеленые, еле заметные стебли уже проклевываются из земли. Обычная картина деревенского утра, простая и незатейливая. Может быть, даже не каждому заметная, особенно горожанину. Но он-то, Сергей Медзвецкас, деревенский. И умеет замечать и ценить то, к чему привыкает наблюдательный сельский житель. Вот только любоваться этими красотами молодому человеку особенно некогда: рабочий день у директора УП «Экспериментальная база «Боруны» напряженный. Как встал с постели в пять утра, так и «топчется» до десяти-одиннадцати вечера. А там, поужинав, спать. Спится ему хорошо. И от усталости, и от молодости. Все-таки 25 лет — это здорово... Работа для Медзвецкаса, пожалуй, главное в жизни. Он стремится себя самореализовать. Как специалист, руководитель коллектива, которому, несмотря на молодость и отсутствие опыта, оказано такое доверие. Жена поддерживает его. Конечно, ей, врачу, не знающей специфики его работы, порой нелегко понять мысли, рассуждения и заботы мужа. Но она стремится к этому, и размолвок между молодыми супругами, как правило, не бывает. Не по годам строгий, сосредоточенный и в то же время открытый, понимающий жизнь и людей, он всегда с желанием выполняет свою работу. Переживает, когда что-то не удается. Но у него больше все-таки достижений, чем неудач. Пусть не совсем громких, местного, так сказать, значения. Но из этих отдельных достижений складывается мозаика деятельности всего хозяйства: по основным показателям оно в числе лучших в районе. И его руководитель в почете. Теперь к нему иначе как по имени-отчеству — Сергей Тадеушевич — никто и не обращается. Поначалу он несколько смущался, потом привык. Ко всему привыкаешь в этой жизни, тем более к хорошему.

Три в одном, или За два года – от студента до руководителя сельхозпредприятия

В Борунской средней общеобразовательной школе (правильное ее название — ГУ «Учебно-педагогический комплекс «Борунский ясли-сад — средняя школа») он был неплохим учеником. Как у всякого школяра, у него были любимые и нелюбимые предметы. К любимым он относил биологию и химию. К нелюбимым... Впрочем, что теперь о них говорить. Эта ориентированность на естественные, «земные» науки привела парня на агрономический факультет Гродненского государственного аграрного университета.

Кто был студентом, тот знает, какая это удивительная в жизни пора. Ничто с ней не может сравниться, потому что студенты — особый социальный слой. Уже не школьники, но еще и не окончательно взрослые, самостоятельные трудовые люди. Студенты бывают разные. Одни демонстрируют прилежание к учебе, другие не прочь прогулять занятия, увлекшись чем-то своим.

Из учебы в университете он стремился извлечь максимальную пользу. После трех курсов там же поступил на экономический факультет. Одновременно посещал занятия в школе будущего руководителя, которая действовала под патронажем Гродненского облисполкома. Дни у студента Медзвецкаса были заполнены до предела. Ни о каком прогуливании занятий, других вольностях и речи не было. Зато закончил университет разносторонне образованным специалистом сельского хозяйства — агроном, экономист-менеджер плюс к тому же еще и управленец. О таком наборе специальностей можно только мечтать, а он мечту обратил в реальность.

По распределению Сергей попал в родной Ошмянский район. Это совпало с его желанием. Он никогда не стремился изведать неизведанное в далеких чужих краях. Малая родина всегда была ему близка и дорога. Ведь, наверное, ничто так не держит человек всю жизнь в своем сознании, как память о том месте, где родился и вырос.

В райсельхозпроде молодого специалиста оставили на должности агронома. Но начальник управления при этом заметил:

— Имей в виду, долго в чиновниках мы держать тебя не намерены. Осмотришься, узнаешь район, а там и на практическую работу. Селу очень нужны квалифицированные, инициативные молодые кадры. Им продолжать то, что было сделано старшими поколениями.

Случай такой представился спустя полтора года. Он уже привык к своей должности, многое узнал. И вот однажды парню предложили стать заместителем директора экспериментальной базы «Боруны». Предложение было несколько необычным. Дело в том, что Боруны — его родная деревня, где он родился и вырос, где живут его родители, где его знают все — от мала до велика. Непросто начинать карьеру среди своих людей. Но от его согласия тогда мало что зависело. Сказали «надо» — и пришлось пойти.

Конечно, заместитель — это не директор, с которого весь спрос. Заместителю можно при случае «укрыться» за широкой спиной руководителя. Но буквально через полгода Медзвецкасу предложили... должность директора этой же экспериментальной базы. Решение объяснили так:

— Ты уже все изучил, притерся к коллективу. Знания имеешь, а опыт — дело наживное. Поможем, если потребуется. Но спрос — как со всех остальных, на поблажки не рассчитывай.

Тогда он, пожалуй, впервые в жизни ощутил огромную ответственность за принимаемые решения и собственные поступки. Первые дни приходил домой сам не свой. Все сомневался: правильно ли поступил, не обидел ли кого, ведь все его знали здесь с детства. Одно утешало: рядом родители. Мать — один из специалистов хозяйства. Ей со стороны были видны его промахи, и вместе с отцом, водителем школьного автобуса, они учили сына жизни, общению с людьми, всему тому, о чем не пишут даже в самой умной книге. Постепенно Сергей свыкся со своим новым положением. И к нему привыкли. А дальше была работа. Обыденная, каждодневная и ничем не примечательная. Но нужная. И ему самому, и людям, коллективу.

Экспериментальная база: приказано выжить, или Щедрый намолот зерна и загадочная пайза

Экспериментальная база «Боруны» в свое время сыграла важную роль в развитии на Ошмянщине сельского хозяйства. Благодаря ей колхозы и совхозы смогли внедрить в севооборот перспективные сорта сельскохозяйственных культур. В результате даже на здешних засоренных камнями небогатых землях хлеборобы стали получать невиданные до этого урожаи.

Но шло время. И постепенно экспериментальная база отстала в своем развитии. Местные хозяйства уже не получали от нее такой пользы, как прежде. Поговаривают, что виноваты в том были не только руководители этой сельхозорганизации, но и районные власти. Те, дескать, предъявляли к экспериментальной базе такие же требования, как и к обычному товарному хозяйству. В этих требованиях главным было увеличение объемов производства продукции, а селекционная, исследовательская работа отходила на второй план. Со временем этот крен обозначился еще четче. А вскоре экспериментальная база перестала не только производить и продавать в достаточном количестве семена сельхозкультур, но и сузила до предела все свое товарное производство. Встал вопрос о лишении ее прежнего статуса. Дело, конечно, не в названии, а в той сути, которую призвана выполнять сельхозорганизация. Если это экспериментальная база, то к ней и соответствующий подход по части финансовой поддержки со стороны государства. Если же это обычное рядовое хозяйство, то таков с него и спрос — оно само должно зарабатывать средства на собственное развитие.

Конечно, для района выгоднее, если хозяйство останется в статусе экспериментальной базы: чем завозить семена откуда-то издалека, лучше приобретать их в своем районе. И поставки надежнее, и хлопот меньше.

— На тебя как на руководителя возлагается особая миссия, — сказали Медзвецкасу при назначении на должность директора. — Для экспериментальной базы это, можно сказать, последний шанс остаться в ее прежнем статусе. Не сумеешь удержать хозяйство — пропадет оно.

Конечно, ему было несколько легче, чем его предшественникам. Но лишь в одном случае: они приходили со стороны, не зная хозяйства, а он уже успел разобраться в нем за полгода работы заместителем директора. Но это была, скорее, мнимая выгода. Ведь если прежде решения — какими бы они ни были, популярными или не очень — принимал его предшественник, то отныне это предстояло делать ему самому. От ошибок, конечно, не застрахован никто, но любой, даже малый, промах мог стоить очень дорого. Поэтому решения Сергей Тадеушевич принимал максимально взвешенно, предварительно в обязательном порядке посоветовавшись со специалистами, опытными хозяйственниками, рядовыми тружениками.

Первый год его руководства сельхозпредприятием оказался весьма продуктивным. Он неплохо провел посевную, а осенью в хозяйстве собрали 8 тысяч тонн зерна колосовых культур, что на 44 процента превышало уровень предыдущего года.

— Для прокорма собственного скота нам нужно 2,7 тысячи тонн зерна, — рассуждал молодой руководитель. — Семенной фонд — это неприкосновенный запас, мы его на всякий случай несколько увеличим. Остается порядка четырех тысяч тонн зерна, которое можно продать. Но не осенью, когда его у всех хватает, а ближе к весне, когда закрома постепенно пустеют и товар повышается в цене.

В этих рассуждениях — весь он. Хозяйственник, менеджер, аграрий с задатками бизнесмена, для которого просто продать то, что вырастили мозолистые хлеборобские руки, ничего не значит, а вот удачно продать — это совсем другое дело. Чтобы покрыть затраты и оставить что-то на дальнейшее развитие.

— Иначе, — говорит Медзвецкас, — сегодня нельзя, ведь что бы там кто ни говорил, мы просто вынуждены работать и жить в рыночных условиях. Кто этого не понимает, того спустя время сметет этой рыночной волной. Агробизнес сегодня определяет всю политику в сельском хозяйстве.

В первый же год своего директорства Медзвецкас сумел проявить себя и как агроном. Еще работая в райсельхозпроде, он заинтересовался таким несколько непривычным для здешних мест растением, как пайза. Став руководителем, решил на практике испробовать то, о чем рассказывалось о растении в литературе.

— Удивительная травяная культура, — говорит он. — По посевам пайзы можно выпасать крупный рогатый скот. Ее травяная масса вполне годится для закладки сенажа или силоса. А внимания к себе требует минимального. На гербициды не претендует. Один раз подкормил азотом — и достаточно. Растет не по дням, а по часам. Мы три укоса сняли.

Именно в том числе и за счет пайзы сельхозпредприятию удалось существенно укрепить кормовую базу для общественного животноводства. Теперь это позволяет ежедневно доить молока от коровы на килограмм больше, чем в предыдущем году. Не зря ведь говорят, что молоко у коровы на языке.

Картофелеводство: новые питомники, или Техника и оборудование в лизинг, остальное – за льготные кредиты

Подвижки в хозяйственной деятельности не могли, однако, заслонить для Медзвецкаса главного — возвращения эксбазы к прежнему статусу, что было непременным условием при его назначении. И хотя никто этого статуса ее пока не лишал, все же велика была вероятность того, что такое может произойти.

— Выйти на прежние позиции по зерновым экспериментальной базе уже вряд ли удастся, — считает начальник райсельхозпрода Андрей Мосейко. — А вот с картофелем у нее может быть неплохое будущее. Честно говоря, на это мы как раз и рассчитываем.

Для возвращения утраченных позиций уже немало сделано. В частности, обновлен машинный ряд техники для возделывания, переработки и хранения второго хлеба. При этом специалисты под руководством своего директора пошли несколько необычным путем. Они не стали использовать старые, дискредитировавшие себя схемы. Расчет сделан на современные технологии, модернизированную технику. Существенная помощь экспериментальной базе в этом смысле оказана со стороны  НПЦ НАН Беларуси по механизации. Изготовленные в экспериментальных условиях агрегаты оказались максимально адаптированными для использования на здешних землях.

Удалось также обеспечить функционирование системы климат-контроля в хранилище, где находится семенной запас клубней.

Техническая сторона опытного картофелеводства претерпела в хозяйстве такие изменения, каких здесь не видели долгие годы. Конечно, это положительно скажется на результатах работы, которые, как известно, приходят не мгновенно, а с течением времени, потому что каждая идея требует осмысления.

И все же решением технических проблем дело не ограничилось. Требовалось обновление сортовых видов.

— Одним из главных недостатков работы экспериментальной базы в прежние годы считаю отсутствие четкой системы обновления питомников, — замечает Сергей Медзвецкас. — Мы сделали из этого соответствующие выводы и в текущем году приобрели 26 питомников наиболее перспективных и востребованных сортов картофеля.

В ближайшие годы именно отсюда, из экспериментальной базы, начнут распространяться по хозяйствам Ошмянского и соседних районов такие сорта второго хлеба, как «янка», «журавинка», «бриз», «рагнеда». Они наиболее адаптированы для здешних земель, неплохие по урожайности и главное – обладают хорошими вкусовыми качествами, которые нравятся очень многим. Поэтому можно не сомневаться, что усилия, предпринятые в этом направлении, в итоге будут не напрасными. Положительный результат здесь гарантирован.

— На какие средства вы осуществляли свои преобразования в картофелеводстве, ведь финансово экспериментальная база пока, к сожалению, не очень устойчива? — спросили мы у ее директора.

— Своих денег у нас действительно пока недостаточно, — соглашается он. — Но есть другие резервы. В частности, приобретение технических средств осуществлялось в лизинг. А питомниками мы обзавелись благодаря государственной программе развития в республике картофелеводства. Понятно, что эти вложения предстоит отработать. На это и делается расчет. От своих обязательств мы не отказываемся. Как только встанем на ноги, рассчитаемся со всеми, кому должны. Экспериментальная база еще себя покажет.

Для претворения в жизнь планов по развитию картофелеводства в организационном плане здесь делается немало. На учет берутся все резервы. Снижаются затраты, просчитываются всевозможные варианты, определяется главное — рентабельность и прибыль от вложенных средств, понесенных затрат. В противном случае нынешнее руководство экспериментальной базы рискует наступить на те же грабли, что и его предшественники. В таком случае ради чего огород городить, строить планы, которые могут так и остаться на бумаге?

— Нет, такого не произойдет, — уверен первый заместитель председателя райисполкома, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Андрей Мосейко. — Я ни одного дня не сомневался, что дела там начнут меняться в лучшую сторону. И, знаете, не ошибся. Сергей Тадеушевич крепко взялся за дело. Переживает за неудачи, но ведь на ошибках, как говорят, учатся. А главное, у него есть цель, к которой, несмотря на все сложности, он стремится — сделать экспериментальную базу вполне самодостаточной, работающей эффективно, прибыльно. Думаю, он своего добьется. Во всяком случае, я желаю ему именно этого.

Один в поле не воин, или Почему экономист решает заняться строительством

— Вы только не пишите, будто во всем, чего мы достигли, исключительно моя заслуга, — просит Медзвецкас. — Конечно, я стараюсь оправдать оказанное мне доверие, и делаю для этого все возможное. Но ведь, как известно, один в поле не воин.

Большинство специалистов и руководителей структурных подразделений экспериментальной базы — люди в общем-то молодые, как и ее директор. Кстати, многие из них тоже закончили Гродненский государственный аграрный университет.

— Профессионально крепкий вуз, — говорит Медзвецкас. — Я никогда не жалел, что поступил туда учиться. Там готовят настоящих хозяев земли. Спасибо моим бывшим преподавателям за полученные знания, за любовь к нашей белорусской деревне.

Наверное, точно так или примерно так могли бы сказать главный агроном Руслан Артюкевич, главный зоотехник Евгений Бурачевский, главный ветврач Виктор Высоцкий. Свои специальности они избрали не по принуждению, а по призванию. Может быть, оттого и дела у них ладятся. Конечно, неиспользованных резервов еще хватает, всего ведь сразу не ухватить. Но даже те показатели, которых здесь добиваются, вызывают восхищие.

Возьмем, к примеру, животноводство. По удою молока на корову эксбаза на третьем месте после таких экономически крепких хозяйств, как СПК «Гольшанский» и СПК «Краковка».

— И на технологические привесы они уже вышли, — замечает начальник райсельхозпрода Андрей Мосейко. — Медзвецкас и его команда крепко взялись за дело. Думаю, там все получится.

Молодой руководитель внимательно вникает не только в производственные дела, но и пытается получше разобраться в кадровой политике. Ведь иной раз как бывает? Работает человек на одном месте, как говорят в народе, ни шатко ни валко. А поставь его на другой участок — и он раскроется во всех своих способностях. Надо уметь заметить в работнике лучшие его качества, поддержать, направить в нужное русло. От этого будет только польза и ему самому, и делу, которое ему поручили.

К примеру, экономист Дмитрий Мазолевский в экспериментальной базе вскоре займется строительством.

— Только не подумайте, будто он плохой экономист. Нет. Просто по строительной части хозяйству и мне он более необходим, у него это неплохо получается, — говорит Медзвецкас. — Ко всему это еще и мой одноклассник, надежный и проверенный человек, которому можно доверять как себе.

Строительная отрасль очень важна сегодня. Многое приходится ремонтировать, перестраивать. Ведь в каждом хозяйстве по указанию главы государства, как известно, предстоит реконструировать минимум по одной животноводческой ферме. Так что дел в этом направлении предстоит немало.

С огромным уважением, душевной теплотой относится молодой руководитель к рядовым труженикам. Работа на селе нелегкая, это он знает с детства. Поэтому внимание к человеку труда, считает руководитель, должно быть не показушным, а самым искренним, таким, какого и заслуживают люди.

— Механизатор Казимир Бражицкий — наш лучший труженик, — представляет Медзвецкас. — Это человек ответственный, работящий. За что ни возьмется, все у него буквально горит в руках.

И это действительно так. Внесение органики — тут Бражицкий с утра до ночи трудится не покладая рук. Посадка картофеля — тоже его забота. Работу делает так, что залюбуешься. Ну а когда настает пора «зеленой жатвы», то и здесь мужчина без дела не сидит, активно участвует в заготовке кормов. Приходит осень — он возвращается на картофельные плантации. Это только кажется, что уборка — дело нехитрое. На практике все выглядит совсем иначе. Впрочем, что там говорить, любая работа требует к себе внимания и сноровки, а их Бражицкому не занимать.

Его Боруны, или Почему не все молодые специалисты остаются работать в деревне

Агрогородок Боруны — один из красивейших на Ошмянщине. Здесь находится старейший католический храм — костел Петра и Павла, сохранились другие исторические здания. А рядом с ними — современные постройки. Жилые дома, производственные помещения.

В населенном пункте создана необходимая социально-бытовая инфраструктура. Это сделано для того, чтобы люди за каждой мелочью не спешили в райцентр, потому что это и накладно, и отнимает немало времени. Жизнь на селе по социальным стандартам постепенно уравнивается с городским бытом.

В одном из здешних домов живет семья Медзвецкасов. Они переехали сюда в начале 90-х из соседней Литвы. Уже тогда в республиках бывшего Советского Союза начали говорить о независимости, об особом историческом пути каждого народа, населяющего некогда огромную и мощную страну. Посоветовавшись, семья решила переехать на родину матери Сергея — Тамары Анатольевны, в Боруны. Глава семейства Тадеуш Витавто, литовец по национальности, конечно же, бывал здесь и раньше. Белорусы ему нравились своим гостеприимством, открытостью. Поэтому на переезд глава семейства согласился без колебаний. Со временем семья в деревне освоилась и стала своею, такой же, как все.

Сергей здесь окончил среднюю школу, в которой сейчас учится его младший брат Павел. Проезжая мимо школы, молодой директор экспериментальной базы нет-нет да и вспомнит что-то из своего школьного детства. Иногда он посещает учебное заведение. И как его бывший выпускник, и как руководитель хозяйства, которое оказывает школе определенную шефскую помощь. В такие минуты все производственные заботы отступают на задний план, и он на какое-то мгновение ощущает себя вновь учеником.

Такие ощущения длятся недолго, потому что мысли — это одно, а реальная жизнь — совсем другое. В ней он руководитель, под началом которого не один десяток людей, и надо быть предельно собранным, чтобы не подвести ни их, ни себя, ни тех, кто доверил ему эту ответственную должность. Говоря о своей работе, сельском хозяйстве и вообще о жизни, Медзвецкас замечает:

— Сельское хозяйство надо принять душой. Только тогда ты будешь в нем своим, и оно станет для тебя главным в твоей жизни. К сожалению, не все, кто заканчивает сегодня сельскохозяйственные вузы и колледжи, понимают это именно так. Поэтому среди молодых специалистов — выпускников вузов и колледжей — наблюдается определенная текучка.

С другой стороны, продолжает собеседник, надо позаботиться, чтобы тот, кто трудится в аграрном секторе, обязательно имел хотя бы один выходной в неделю. Труд сельчанина необходимо нормировать, он не должен быть таким тяжелым, как у предыдущих поколений. Ведь сегодняшний век — век машин, электроники, и эти факторы должны в полной мере распространяться и на сельское хозяйство. Тогда оно перестанет быть пугалом для какой-то части нашей молодежи.

К молодым специалистам, по словам Медзвецкаса, иногда предъявляют завышенные требования. Специалисты постарше при этом замечают: «Нам в свое время приходилось не легче». Что ж, вполне может быть. Но ведь времена изменились, и люди вместе с ними меняются. Молодежь требует к себе внимания — что ж в этом плохого? Ее надо социально защитить, а уж потом спрашивать. Иначе административный жим отпугнет юношей и девушек от деревни.

На селе по-прежнему недостаточно развит досуговый сервис. Танцев в сельском клубе сегодня уже недостаточно для молодежи. Где парню или девушке искать себе спутника жизни?..

Но работа — это святое, считает Медзвецкас. К ней каждый должен относиться в высшей степени ответственно. Потому что производство — первично, а все остальное — потом.

Рассуждения молодого руководителя, конечно же, не бесспорны, но, наверное, тем они и ценны.

А Боруны живут своей обычной жизнью. Вон там женщины, встретившись возле магазина, живо обсуждают какую-то новость. По улице проехала одинокая легковая машина. У костела собирается народ... Все это его Боруны, его малая родина.

КОММЕНТАРИЙ

Юрий Адамчик, председатель Ошмянского райисполкома:

— Хотим мы этого или нет, но ротация кадров неизбежна. По разным причинам. Кто-то уходит на пенсию, другой не «тянет» на своем посту, иной подыскал себе более подходящую работу. В этой ситуации очень важно найти достойного преемника. Если не лучше прежнего, то уж никак не хуже.

Районный исполнительный комитет придает кадровому вопросу большое значение, потому что кадровая политика была и остается важнейшей составляющей всей нашей жизни. Что-то нам удается, где-то бывают и промахи. Но лучшего все равно больше, и это убеждает, что мы в общем-то находимся на правильном пути.

В «Борунах» у нас уже полтора года новый руководитель. Наверное, давать оценку его работе пока преждевременно. Но в то же время нельзя не заметить тех положительных сдвигов в работе экспериментальной базы, которые произошли там с приходом Медзвецкаса. Надеюсь, у молодого руководителя все получится.

Олег ШВЕДОВ, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?