Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Моление о Родине

21 сентября в Национальном художественном музее откроется выставка картин всемирно известного армянского художника Мартироса Сарьяна.
21 сентября, в День независимости Республики Армения, в Национальном художественном музее откроется выставка картин всемирно известного армянского художника Мартироса Сарьяна. Впервые в Минске будут представлены 32 работы (живопись, акварель, рисунок) из собрания "Музея Сарьяна" в Ереване, охватывающие творчество мастера с 1904 по 1970 годы.

В искусстве нужно жить долго... И много работать. Чудовищно много. Так, как работали Леонардо, Толстой, Сарьян. Только тогда вам удастся выстроить здание собственной вселенной, в которой, кроме вас, смогут поселиться другие люди. Только тогда, к концу отпущенного вам Богом времени пребывания в земной юдоли, появится у вас выражение лица, которое в старости сделало похожими этих великих художников - Леонардо, Толстого, Сарьяна... Появится взгляд, отстраненный от суеты сущего, обращенный в глубину созданного вами мира, проявится в чертах лица достоинство человека, выполнившего свою земную миссию.

Это неправда, что Леонардо просто отразил эпоху Ренессанса - он во многом создал ее, определил ее законы; неправда, что Толстой был только "зеркалом", в котором запечатлелось его время, - он создал, сохранил для нас многогранный и многокрасочный русский мир, в котором жили, живут и будут жить люди России. Не побоюсь сказать, что именно через творчество Сарьяна Армения обрела свое лицо, свою визуальную сущность - одновременно юную и древнюю, по-детски игривую и мудрую, страстную и целомудренную.

Он родился вдалеке от розовых скал Армении, вдали от ее потоков и виноградников - в приазовских пологих степях, среди пыльных скифских курганов. Он учился в Москве у великих мастеров Валентина Серова и Константина Коровина. Жил в Париже и искал свой мир, знакомясь с творчеством импрессионистов, предчувствуя в присущем им колорите, откровенном и обжигающем, некий намек на свой путь, еще неосознанный, неопределенный, но уже предчувствуемый, предощущаемый.

Сарьян впервые приехал в Армению почти зрелым, много знающим и много умеющим человеком. Приехал и понял: вот он, мой мир, моя вселенная, моя родина.

Нужно сказать, что как он мгновенно узнал, навсегда полюбил и принял свою многострадальную Родину, так и она признала, поняла и полюбила своего сына. В этом обоюдном узнавании и приятии было нечто почти библейское по глубине чувств, по значительности и мгновенности. Он писал: "...самой главной вехой и точкой опоры стала родная Армения с ее неповторимыми пейзажами и всем колоритом быта ее народа. Я избрал эту дорогу. Никакой другой путь не привлекал меня больше, чем этот".

В 1907 году о выставке "Голубая роза", где впервые были широко представлены работы молодого мастера, известный художественный критик того времени С.Маковский сказал: "Светло, тихо... И картины - как молитвы..."

Сравнение живописных полотен с горячими, искренними молитвами, возносимыми божеству, которым для Сарьяна всегда была Родина, Армения - наиболее точно определяет все его творчество, весь его путь в искусстве. "Понимать свет" - вот, пожалуй, в чем живописное кредо Мартироса Сарьяна, которому он не изменял всю свою жизнь. Он вглядывался в свет, не опасаясь обжечь сетчатку глаз, упивался светом - его фантастическими проявлениями, его оттенками, его упругостью, насыщенностью, его плотностью, его способностью к образованию жизненных форм. Он умел "разлагать" свет на самые тончайшие колористические нюансы, из которых составлял, строил свой мир, невиданный и необычный, и не боялся открытых, ослепляюще ярких проявлений света, преломляя их в божественном кристалле своей фантазии, своего восприятия мира. Сталкивал несочетаемое, наслаждался изысканностью полутонов и полуявлений света. Он знал - свет есть жизнь! Свет - начало всех начал! Свет рождает цвет! Единение света и цвета определяло для него лицо Армении.

Даже тогда, когда глаза его с возрастом устали впитывать неистребимый поток солнечных лучей, он в черно-белых рисунках карандашом ухитрялся передавать нам феномен цветного полихромного мира, который художник воспринимал своим внутренним зрением.

Он прожил очень долгую жизнь. Пережил две революции, пять войн, геноцид собственного народа, который находился на грани полного истребления. Пережил расселение, раздробление своего народа на микроскопические частицы, рассеянные по всему миру. Однако он не был сломлен, не сдался, не изменил своей миссии - быть собирателем красоты своей родины, воссоздавать ее на холстах, будить в рассеянном по миру своем народе тоску и любовь к родной земле.

Уильям Сароян, другой великий армянин, из тех, кто был унесен из родных мест ветрами насилия, сказал о Сарьяне: "Его живопись состоит будто бы из солнца и земли. От солнца в ней - контраст, четкость, зной и одновременно плоскостность, условность. От земли - глубина, историчность и подлинность".

В этой фразе замечательного американского драматурга меня привлекает слово "подлинность". Для меня очень важно, что в творчестве Сарьяна Уильям Сароян тоже увидел, почувствовал, осознал главенство жизнетворного начала, признал, что в данном случае человечество столкнулось не с простым отражением действительности, пусть даже зеркально точным, а с явлением намного более глубоким и значительным - с актом творения, создания новой, своей вселенной, созданием новой, невиданной жизни.

Сароян продолжил фразу словами: "Главное открытие, сделанное им для мира, - Армения".

Сарьяну удалось прочувствовать сердцем и всю свою жизнь горячо и преданно молиться единому божеству, которое древние называли "genius loci" - дух места, а мы, современники великого художника, называем просто - Родиной.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...