«Могу похвастаться: из Россонской школы ребята поступали в ленинградские институты...»

ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА, человек, с которым связана целая эпоха в истории Беларуси. О нем написаны книги, сняты фильмы, но самое главное, пожалуй, в другом: он живет в памяти благодарных потомков. «БН» предлагает читателям материал о бывшем первом секретаре ЦК компартии республики.

Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения Петра Мироновича Машерова

ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА, человек, с которым связана целая эпоха в истории Беларуси. О нем написаны книги, сняты фильмы, но самое главное, пожалуй, в другом: он живет в памяти благодарных потомков. «БН» предлагает читателям материал о бывшем первом секретаре ЦК компартии республики.

До войны

1918 год. Февраль 13-го дня. В семье Машеровых Мирона Васильевича и Дарьи Петровны (урожденная Ляховская) в деревне Ширки Сенненского повета Могилевской губернии (сегодня Сенненского района Витебской области) родился сын. Его нарекли именем одного из дедов — Петром. Отец новорожденного вырос в большой крестьянской семье, насчитывавшей семь детей, мать, в 12 лет потерявшая отца, с малолетства помогала воспитывать двух своих сестер. Мирону Васильевичу отец отписал 3,5 десятины земли, на которых работали от зари до зари. Через год родилась дочь Матрена, а в 1914-м — сын Павел. Вскоре отца забрали на фронт, откуда он вернулся только в 1917 году. И сразу стал строить новый дом, в котором и появился второй сын — Петр. С самого раннего детства братья были очень близки, и свои чувства сохранили до последних дней жизни. С 10—12 лет помогали они отцу работать в поле, но заветной мечтой родителей было дать детям образование.

Вначале они учились в Грибовской школе в четырех километрах от их родной деревни. Как вспоминает младшая сестра Ольга, «учеба давалась Петру легко, он все схватывал на лету, а уже в четвертом классе увлекся математикой: ему нравились сложные задачи». Дальше — Мошканская неполная средняя школа. По восемь километров туда и обратно; зимой — на лыжах, которые Петр сам же и смастерил из ясеня. Первая половина 30-х годов для семьи была крайне тяжелой: колхозных трудодней зарабатывали много, но на них ничего не давали. Хлеба не было. Выручали свекольный постный борщ, лук, перетертый с солью, и бобы.

Стало легче, когда в 1933 году брат Павел окончил педучилище, получил направление в Россонский район и с собой забрал брата-семиклассника. В 1934 году Петр поступил на рабфак, причем сразу на последний курс, а через год был зачислен на физико-математический факультет Витебского педагогического института имени С. М. Кирова. Сестра Матрена Мироновна, у которой он тогда жил, вспоминала впоследствии, «как много он сидел за книгами, готовясь к занятиям, как тщательно отглаживал себе брюки и белые накрахмаленные воротнички». На третьем курсе Петр возглавил команду из лучших спортсменов для участия в лыжно-стрелковом переходе Витебск — Орша — Могилев — Минск. Команда заняла первое место, а полученным за переход именным жетоном Петр Миронович гордился всю свою жизнь. Этот жетон сегодня хранится в Музее Великой Отечественной войны в Минске.

А в декабре 1937 года пришла беда: ночью к дому Машеровых подъехала автомашина, и незнакомые люди приказали Мирону Васильевичу собираться. Больше его никто никогда не видел. В своей автобиографии П. М. Машеров писал: «Отец, работавший пчеловодом в колхозе имени Молотова Новосельского с/с Богушевского района, был арестован и осужден как будто на три года, и в марте 1938 года умер. В силу каких обвинений был осужден мой отец, мне установить не удалось, т. к. при выяснении таковых никаких следственных и судебных материалов на него не было найдено». Впоследствии   стало известно, что М. В. Машеров умер 20 марта 1938 года из-за «паралича сердца». Реабилитирован он был посмертно в 1959 году. Сегодня известно, что на отца Машерова кто-то написал донос.

Окончив пединститут в 1939 году, Петр Миронович стал работать в Россонской средней школе преподавателем физики и математики. С собой на новое место забрал мать и двух младших сестер, Ольгу и Надежду, фактически заменив девочкам отца.

Работал он творчески, с комсомольским огоньком. Много лет спустя Петр Миронович вспоминал: «… могу похвастаться. Из Россонской школы ребята поступали в ленинградские институты. В основном — в технические вузы. Ни один мой ученик не провалился…» Целыми днями он занимался со своими ребятами, руководил после уроков физическим, астрономическим и фотографическим кружками. Часто выступал с политическими докладами в колхозе. Готовился к поступлению в аспирантуру. Кандидатура Машерова была утверждена для сборника очерков ведущего московского издательства, но книга так и не вышла — началась война.

В годы сражений

На месте он сидеть не мог — вступил по направлению райкома КП/б/Б в истребительный батальон, который не имел… вооружения, но должен был стать основой партизанского отряда. Затем отступление. Сам Машеров в автобиографии писал: «В Отечественную войну был около станции Пустошки, пробираясь через линию фронта, попал в окружение, находясь с 51-м корпусом, попал в плен 27.7.41. При отправке в Германию бежал с поезда, не доезжая Вильно». Бежал, выпрыгнув в окно движущегося поезда. Все прошло для него удачно. Спустя много лет он попробовал найти тех, кто вместе с ним бежал. Однако никого разыскать не смог, видно никто не выжил.

Шел через оккупированные территории в основном ночью. Ориентировался по звездам. Только уже в Беларуси рискнул обратиться к крестьянам за помощью. Те его накормили, указали дорогу.

Через девять дней добрался до Россон. Устроившись счетоводом в не распущенный немцами колхоз и учителем в школе, он занялся настоящей работой — созданием подпольной организации. Вначале их было двое: Машеров и учитель Петровский, потом шестеро… Собирали оружие и боеприпасы, медикаменты, распространяли сводки Совинформбюро, уничтожали продовольствие, подготовленное немцами к отправке в Германию, внедрялись в оккупационные структуры. Готовились к уходу в партизаны. Для конспирации Машеров принял псевдоним «Дубняк». Много лет спустя его вдова Полина Андреевна, член подпольной россонской группы, посадит на могиле Петра Мироновича маленький дубок в память об их тревожной боевой молодости.

К январю 1942 года во всех сельсоветах района действовали подпольные комсомольские группы. В своей автобиографии Машеров писал: «К концу зимы 1941—1942 гг. было подобрано и подготовлено в отряд до 150 человек, главным образом комсомольцев, бывших учеников и учителей с полным вооружением». В апреле 1942 года подпольщики ушли в лес. Отряд под названием «Дубняк» был первым в районе, в него вошли 19 подпольщиков — в основном ученики Петра Мироновича, который и стал их командиром.

3 мая 1942 года в десяти километрах от Россон партизаны организовали засаду. Немецкая машина шла из Дретуни. В ней ехали фашисты, которые должны были арестовать оставшихся в городе подпольщиков. В руки партизан попали их списки. В них фигурировала и фамилия будущей жены Петра Мироновича — Полины Андреевны Галановой, работавшей по заданию подполья зубным врачом. Машеров в этой акции был ранен в ногу и с трудом добрался до Россон. Его искали, немцы знали, что подпольем и отрядом руководит высокий учитель. Арестовали в окрестностях Россон всех учителей, носивших шляпы. А он лежал у матери под кроватью. Один раз во время облавы в дом ввалились два немца с собакой, искали партизан. Машерову повезло: это оказались как раз те солдаты, которым он недавно у себя в доме предъявлял документы, и даже играл им на пианино «собачий вальс». Они узнали Дарью Петровну. «Мутер, мутер, — говорят. — Тут учитель, тут бандита нет». И ушли, не став делать обыск. Но из Россон пришлось Машерову уходить в лес, в отряд.

Фашисты стали арестовывать родных тех, кого они считали партизанами. Среди них была и Дарья Петровна. Пытали ее страшно. Татьяна Симоненко, которой удалось вырваться из застенков, рассказывала: «Дарья Петровна возвращалась с допросов вся в синяках, но скрывала, что ее били. Она только повторяла: «Я никого не выдала. Ничего не сказала». Всех арестованных расстреляли 9 сентября 1942 года, не пожалели даже 13-летнюю Глашу Езутову. А через семь дней немцы оставили Россоны. Могилу подпольщиков с большим трудом нашли местные жители. Петр Миронович узнал свою мать только по синему платью в горошек… Много лет спустя, когда встал вопрос о перезахоронении, он сказал, что его мать должна лежать вместе со всеми в общей могиле. И приходя на кладбище, он никогда не поворачивался к обелиску спиной. До конца своих дней он считал себя виноватым в гибели матери, но тогда в 42-м он не мог взять ее в отряд, когда родные других партизан оставались в оккупированном городе.

В 1942 году партизанские отряды стали объединяться в бригады. Отряд «Дубняк» вошел в бригаду имени К. К. Рокоссовского, действовавшую в Витебской и Калининской областях. Бои, засады, подрывы… Петр Миронович был всегда впереди. «Он обычно маячил впереди разведки: высокий, в кожаном пальто… и ни за кого не прятался. Был обычно уверен, спокоен, но мог и выругаться, если что-то не получалось», — вспоминала Полина Андреевна. Особенно хорошо она помнила бой за Бениславский мост.

120-метровый мост на железной дороге Витебск — Полоцк — Двинск — Вильнюс — Рига имел стратегическое значение. Он усиленно охранялся немцами, все подходы к нему были заминированы и обнесены колючей проволокой. Гитлеровские гарнизоны располагались недалеко от моста, а по самой железной дороге непрерывно курсировал бронепоезд. Задачей отряда Машерова было уничтожить охрану моста. «Но не все партизаны атаковали предмостные укрепления, многие остались лежать, прижимаясь к земле. Петр поднимал их, сильно ругался и стрелял в немцев. Мост был захвачен, но из караульного помещения рота охраны открыла сильный огонь. Я добежала только до середины моста, — вспоминала Полина Андреевна Машерова, — когда крикнули, что Машеров ранен. Раненый, он продолжал стрелять. Продолжал командовать. Из боя он не вышел. Он никогда не выходил из боя». Полина Андреевна перевязала ему раненую руку. Охрана моста была уничтожена, а сам мост был взорван.

«В бою у Бениславского моста 9 августа 1942 года т. Машеров командовал штурмовой группой, ворвавшейся на мост и перебившей немецкий гарнизон в рукопашной схватке. В этом бою были убиты 65 немцев, взяты трофеи и, главное, взорван мост на р. Дрисса и более чем на две недели прекращено движение...» — говорилось в боевых донесениях бригады.

Скупые строки партизанских документов и поныне хранят истинную правду о войне, о ее героях, о боевых заслугах П. М. Машерова, который 10 августа 1942 года был принят кандидатом в члены ВКП(б). Ему исполнилось тогда 24 года. Великим достижением подпольщиков и партизан и лично самого Машерова было то, что в районе функционировала Советская власть. В марте 1943 года он был утвержден комиссаром бригады «За Советскую Белоруссию». О ситуации весны 1943 года в истории бригады говорится так: «Образовался обширный партизанский край, куда входили территории Россонского, Освейского, часть Дриссенского, Полоцкого, Себежского, Идрицкого, Пустошского и Невельского районов, которые удерживались партизанами до подхода линии фронта». Всего, говорится в справке о деятельности бригады, «нанесено противнику потерь в живой силе в количестве 11173 человека, сбито 3 самолета, уничтожено 1100 голов скота противника, 818 винтовок, 122 автомата, 10 минометов, 6 пушек и 647 кг тола». Личный состав бригады к моменту ее соединения с Красной Армией составлял всего 915 человек, из которых 74 были женщины.

На территории Россонского района действовало 8 бригад, что сужало зону боевой деятельности. Поэтому бригада имени К. К. Рокоссовского была передислоцирована в Вилейскую область Западной Белоруссии. В характеристике, подписанной начальником Белорусского штаба партизанского движения, говорится: «Во всех боевых действиях т. Машеров всегда проявлял большое личное мужество, своим примером поднимал дух у бойцов, среди которых пользовался исключительной любовью и уважением… В бою при переходе бригады через сильно охраняемую железную дорогу т. Машеров в момент, когда при обстреле колонны получилось некоторое замешательство, с криком «ура» бросился вперед и увлек за собой отряды».

Осенью 1943 года пришлось пережить блокаду. В основных населенных пунктах разместились фашистские гарнизоны, замкнув в кольцо партизан в Нарочанской зоне. Из-за отсутствия боеприпасов положение шести отрядов стало критическим. Им было приказано самостоятельно выбираться из окружения. В характеристике на П. М. Машерова об этом эпизоде сказано кратко: «Во время карательной экспедиции в октябре 1943 года из исключительно трудной обстановки сумел вывести бригаду из окружения без потерь, причем вел лично отряд имени Н. А. Щорса». Тогда же П. М. Машеров был выдвинут на должность первого секретаря Вилейского подпольного обкома комсомола.

И опять бои. Рейд в Островецкий и Свирский районы, в котором участвовали 1500 партизан из 16 отрядов. Многими операциями руководил лично П. М. Машеров. Партизаны сметали на своем пути полицейские участки, фашистские заслоны, отряды предателей, оккупационные структуры. Сегодня поблизости от нынешней курортной зоны на озере Нарочь недалеко от дороги можно увидеть партизанский мемориал — землянки, в которых в последние дни оккупации жили партизаны. Там же находится и землянка Петра Мироновича. И люди часто приходят туда поклониться памяти этого человека.

Летом 1944 года Белоруссия была освобождена. 15 августа 1944-го Президиум Верховного Совета СССР присвоил Петру Мироновичу Машерову звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Весьма характерна пометка на предварительном документе: «И. В. Сталин согласен». Представление заканчивалось следующими словами: «Товарищ Машеров — первый организатор партизанского движения в Россонском районе, которое в дальнейшем выросло во всенародное восстание и создало огромный партизанский край в 10 тысяч квадратных километров, полностью сбросивший немецкое иго и восстановивший Советскую власть. Машеров за время двухлетней борьбы с немецкими захватчиками проявил личное мужество и отвагу, отдавая все силы, знания и способности этой борьбе и не жалея своей жизни».

Мирное время

Вся энергия и талант организатора в последующие десять лет были связаны у Петра Мироновича с комсомолом. Машеров избирается первым секретарем Молодечненского обкома комсомола, а затем секретарем, первым секретарем ЦК ЛКСМ Белоруссии. В 1947 году в Лондоне проходил Международный конгресс молодежи мира. В составе советской делегации был и Петр Машеров.

В июле 1954-го начинается новый жизненный этап — партийная работа. Сначала вторым секретарем Минского обкома КПБ, а с 1 августа 1955 года Петр Миронович — первый секретарь Брестского обкома Компартии Белоруссии. С апреля 1959-го — секретарь, с декабря 1962-го — второй секретарь ЦК КПБ. В марте 1965 года П. М. Машеров был избран первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии. С 1966-го — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР. В 1978 году за большие заслуги перед Родиной, личный вклад в социально-экономическое развитие республики Петру Мироновичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

4 октября 1980 года в автомобильной катастрофе трагически оборвалась жизнь Петра Мироновича Машерова.

Владимир ПЕТРОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости