Многоликая «Гюльчатай»

С каждым днем фраза «беспорядки на Ближнем Востоке» кажется неуместно мягкой для обозначения той ситуации кипящего, взрывоопасного котла, в который превратился столь важный в геополитическом отношении регион.

Сегодня, оглядываясь на события месячной давности, когда все еще только начиналось, с почти совсем «бархатной» революции в относительно небольшом Тунисе, уже можно проследить интересные метаморфозы этого ближневосточного кошмара. Огромная, многомиллионная «Гюльчатай» открывает личико: постепенно слетают вуали, скрывавшие затаенные мотивы, амбиции и комплексы, движущие всем мегадейством. Итак, будем внимательнее…

В развертывании известных событий на пространстве от Магриба до Персидского залива очевидно выделяется несколько этапов.

На первом почти всем казалось очевидным, что происходящее в Тунисе и Египте — удар, прежде всего, по интересам США в регионе. Этот этап изобиловал антиглобализационной романтикой, а также лозунгами политического ислама, которому осточертел патронаж сытого Запада над арабскими государствами. На самом деле то был удачный отвлекающий маневр, оттягивающий внимание от ответа на вопрос о подлинных дивидендах и тех, кто их получает.

Вскоре первая вуаль спала. Оказалось, что «друг Запада» Хосни Мубарак был преспокойно «слит» своими могущественными заморскими партнерами. А когда пожар переметнулся в Ливию и зазвучали голоса Саркози, Меркель и Клинтон в поддержку оппозиционных сил, стало ясно, что антизападная нацеленность ближневосточных революций, мягко говоря, преувеличена.

На втором этапе поменялись акценты: теперь во всем виноваты не американцы, а национальные власти, провозглашенные узурпаторами, не считающимися с собственным народом. От этапа к этапу заметно меняются и мотивы. Во время протестных акций в Тунисе и Египте доминировали экономические лозунги: народ обвинял правителей не столько в ущемлении политических свобод, сколько в той нищете, на которую они его обрекли. Но вот за перенаселенными и полуголодными Египтом и Йеменом на борьбу поднялся зажиточный Бахрейн, затем — нефтеносная Ливия, и лозунги стали все ярче менять свою тональность.

Сегодня мы, пожалуй, стоим на пороге очередного, третьего этапа. Подлинный центр деструктивной тяжести из Северной Африки переносится в регион Персидского залива. Ахиллесова пята этого региона — религиозные и национальные разногласия. В Бахрейне борются не демократы с коммунистами и не либералы с антиглобалистами, а шииты пошли войной на суннитов. Время задать вопрос: кому выгодно?.. Ответ на поверхности: это Ирак, в котором верховодит проамериканское правительство.

Шиитская карта давно разыгрывается как раздражающий фактор в регионе... По мере ниспадания вуалей все более очевидно: Вашингтон подталкивает Ближний и Средний Восток к новой войне, которую ожидает развязать, изо всех сил провоцируя Тегеран. Иранцы полагают, что это — не что иное, как интервенция и сознательное нарушение военного баланса сил в регионе. Налицо явная провокация, циничное и неприкрытое желание разозлить Тегеран, заставив его первым пойти на агрессивные меры, чтобы умыть руки перед тем, как приступить к новому переделу мира.

Итак, задача цепной реакции ближневосточного бунта — вовсе не в борьбе за народное благоденствие и не в установлении либеральной демократии. Заваруха была начата издалека, с магрибских берегов, а подлинный пункт ее назначения — Персидский залив. Ведь именно здесь — центральное поле «Великой шахматной доски», на которой решаются геополитические судьбы мира.

Мирослав КРОТОВ, БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?