Много детей или ни одного? Что скрывает чайлдфри - философия бездетности?

  Наталья Иванова: «Быть мамой -- здорово, и никакие блага не заменят этого счастья»

  Татьяна Кандыба: «Родить ребенка и сломать жизнь? К такому стрессу я не готова»

• Как не засидеться в кастрюлях?

• К чему приводят свободные отношения?

• В старости любимая собака стакан воды не принесет...

• Что девушки подразумевают под понятием «пожить в свое удовольствие»?

• Дети плачут, муж чего-то хочет...
С. Сырицкая: — Наталья, вот вы многодетная мама, получается, все лучшие годы отданы детям. Из одного декрета в другой. Быт не заедает?

Н. Иванова: — Дети для меня — это дар. Хотя, знаете, после первого ребенка была убеждена, что у меня больше не будет детей: это очень тяжело. Потом восстановилась, отошла немного, родила второго и только тогда поняла, как классно быть мамой. Меняется вся жизнь, все устаканивается, но когда ребенку исполняется три года, опять хочется малыша. А ведь я никогда не предполагала, что буду многодетной мамой, хотя даже в детстве у меня куклы были — три девочки и один мальчик. И по жизни точно так же получилось. Совпадение...

Т. Ускова: — Наталья, может быть, вы сами из многодетной семьи, поэтому так рассуждаете?

Н. Иванова: — Нет, из совершенно обычной. Скажу больше: у нас бытовало мнение, что дети — это очень тяжело. Мои бабушка и мама — ярые борцы за независимость и успешность женщины — они, мол, должны работать, чтобы чего-то в жизни добиться, стать человеком. Ну а если ты рожаешь детей — значит, ничего не делаешь. Но я смотрела на маму и бабушку и понимала, что что-то в этой формуле неправильно. И когда я создала свою семью, осознала, в чем подвох. Женщины часто убегают от себя, летят на работу от детей, потому что когда они остаются с ребенком наедине, сталкиваются сами с собой, видят свои женские слабости. Когда ты мама, в тебе многое раскрывается. Например, я стала пугливой. Причем чем больше у меня детей, тем больше начинаю трястись за них. А когда женщина уходит на работу — все: отгородилась от проблем, заняла комфортную позицию. Потом появляется масса протестов: почему я должна готовить, убирать, стирать и с этими детьми возиться?

Т. Ускова: — Вы настаиваете на том, чтобы сидеть дома и рожать — лишь бы на работу не ходить?


Н. Иванова: — Нет, конечно. У любой женщины должна быть своя отдушина. Я, например, варю кремы, люблю готовить, занимаюсь творчеством. И дети в этом не помеха.

Т. Ускова: — Разве? Ведь чем их больше, тем меньше свободного времени?

Н. Иванова: — Почему дети должны мешать? Неправильно считать, что женщина с четырьмя детьми превращается в загнанную лошадь, которая вечно бежит и все пытается успеть. Нет! Нужно делать все в удовольствие: те же готовка и уборка — но с любовью, а не вечно бухтеть, мол, накидали, намусорили, бардак развели. У меня по три стирки в день. Многие бы сказали: «Ой, иди ты! Ни за какие коврижки». Но я хочу, чтобы мои дети были чисто одеты, чтобы приходили в чистую квартиру, чтобы муж возвращался с работы домой, где есть вкусная еда. Но если подходить ко всему этому с позиции «надо», тогда будет тяжело.

Т. Кандыба: — А у меня другая ситуация. Я родилась в многодетной семье — есть еще два брата: старший и младший. Семья вполне обычная, не было такой установки, что женщина должна рожать. Родители нас воспитывали в свободе: не сковывали, не притесняли, не загоняли в какие-либо рамки. Когда мне было 11 лет, появился младший брат. Мне с ним было классно, весело. Я его кормила, игралась, ухаживала, и тогда мне казалось, что быть с детьми — это круто. Даже хотела стать воспитателем в детском саду или работать в школе. Кстати, я дошкольный педагог по образованию. Но в итоге детей своих не хочу, да и в принципе с ними дела иметь не желаю.

С. Сырицкая: — Вас от вида ребенка в дрожь бросает? Вам неприятно?

Т. Кандыба: — Дети вызывают умиление. Когда их замечают прохожие, почти все говорят, мол, какие классные. Я это воспринимаю по-другому. Ребенок — личность, характер которой зависит от родителей, а те в свою очередь не занимаются со своими детьми. Эту обязанность они переложили на плечи педагогов. Почему лично я не пошла работать по специальности? Педагог — это загнанная лошадь, на которого навешали кучу бумажек и бешеных детей в придачу...

Я работаю в зоомагазине. Очень часто ко мне заходят клиенты с малышами, которые не обучены правилам поведения в общественных местах. Они все хватают, срывают игрушки, на замечания мои и родителей не реагируют. Часто мамы и папы приводят детей в зоомагазин ради развлечения, чтобы отвлечь их «пищалками». Но я работаю по 12 часов в день, и от этого балагана и хаоса устаю. Да и почему я должна плясать перед чужими детьми? И, кстати, я уже добилась своего: мои клиенты приходят в магазин без малышни.

С. Сырицкая: — Татьяна, что вам мешает показать пример и вырастить правильного, воспитанного ребенка?

Т. Кандыба: — Я психологически не готова к деторождению. Для меня это дикий стресс.

Н. Иванова: — Татьяна, извините, сколько вам лет?

Т. Кандыба: — 27. Ребенок для меня что-то противоестественное. Лет 10 назад не задумываясь родила бы. Но сейчас мне некомфортно с детьми. Два года назад окончила Гродненский государственный университет. Мы проходили практику в детском саду, и вот тогда мне стало страшно общаться с детьми: они были неуправляемыми. Это было ужасно тяжелое испытание...



Н. Иванова: — Мне кажется, проблема отторжения характерна для многодетных семей, где старшие дети (особенно девочки) автоматически становятся заменителем мамы. На них возлагают повышенную ответственность, спрашивают с них больше. Поэтому и не хотят они детей.

Т. Кандыба: — Не соглашусь с вами. Это ни о чем не говорит. У меня старший брат женился, много лет живет вместе с супругой, но детей тоже нет: у каждого свои дела, работа, заботы. Периодически они с женой встречаются, чтобы провести некоторое время вместе.

С. Сырицкая: — Так зачем тогда семью создавать?

Т. Кандыба: — Им комфортно вместе, легче и дешевле живется, меньше расходы, есть общие интересы — это тоже важно.

Н. Иванова: — Татьяна, но дети же не обуза, а составная часть семьи. Что ваши родители себе думают?

Т. Кандыба:
— Мама у меня демократ. Она ни на чем не настаивает и не заморачивается. Если я не хочу детей, родители донимать меня этой темой не станут. Тем более я открыто говорю, что не хочу этого и не готова к такому шагу. Считаю: если человеку претит что-то делать (а в мое случае ломать жизнь себе и маленькому индивидууму), нельзя толкать его на это.

С. Сырицкая: — А что, если родится маленький комочек — и вы растаете?

Т. Кандыба: — Зачем рисковать? Есть много семей, которые рожают детей, любят их. Вот Наталья у нас пример. Но это вовсе не означает, что так должны поступать все поголовно. Это общепринятая норма. Но кто ее принял — общество? Тоже мне аргумент...

Я осознанно не хочу детей. У меня нестабильное финансовое положение, нет жилья, мужа, который может меня поддержать. Не исключено, что через пять лет мои взгляды поменяются. И если так случится, скорее всего, я возьму на воспитание ребенка из детдома. Для меня это более интересный вариант. Лучше помочь чужому, чем своих плодить. Но если и не получится, не буду сокрушаться над упущенными возможностями.

Н. Иванова: — Думаю, вы так рассуждаете потому, что еще не нашли своего мужчину. Кстати, у вас есть молодой человек?

Т. Кандыба: — Да. У нас с ним свободные отношения, и это здорово. Суть сводится к тому, что никому никто ничего не должен. Я могу пойти в любое место и заняться тем, что мне нравится, и не спрашивать ни у кого разрешения. У нас с партнером нет конфликтов на этой почве. А ведь в семье через пару лет начинается сплошная бытовуха — ежедневные рутинные домашние заботы.

Н. Иванова: — Создается впечатление, что из-за стремления быть в тренде, придерживаться позиции чайлдфри, у вас все смешалось в голове. У современных девушек дилемма: их ставят перед необходимостью построить карьеру, добиться чего-то в жизни, с другой стороны, еще и семью нужно создать, детей родить... Вот они мечутся и сами толком не знают, какую позицию им занять. Как можно сказать «я не люблю детей», если их еще нет и ты не знаешь, что это такое?! Если ты не рожала ребенка, если не прошла через этот процесс, как можно сказать, что тебе это не нравится?! Так дети часто говорят при виде нового блюда: «Мне это не нравится». Хотя раньше его не пробовали. Вы же не знаете, какие у вас включатся силы после рождения ребенка.

Т. Кандыба: — Хорошо, попробую. А если мне не понравится, куда деть ребенка?

Н. Иванова: — Мне кажется, внутри вас — глубокое сопротивление, неприятие себя. Да, иногда проще жить с мужским мышлением и быть атаманом в юбке, но многие не понимают, каково это — быть женщиной. Меня многие спрашивают: мол, не засиделась ли я в кастрюлях? Я готовлю, потому что мне это нравится, кайфую, когда мои дети собираются за одним столом и едят, когда они бегут встречать папу с работы. А так сидите вдвоем и смотрите друг на друга. Хорошо, вас хватит на пару лет. А потом что? У любых отношений должно быть развитие. Вы должны вместе что-то создавать. Дети — это совместное ваше творчество, усилия, их нужно воспитать, дать образование. А вообще, какой вы видите свою старость?

Т. Кандыба: — Вы имеете в виду то, что дети принесут стакан воды? У детей своя жизнь. Мы рожаем ребенка, и, как только ему исполняется 18, он уходит в самостоятельную жизнь. Он ничего не должен своим родителям. В конце концов, какой смысл меня переубеждать? Очень много семей распадается как раз после рождения детей. К их появлению супруги оказались не готовы. Оправдание: действовали по общественным установкам. Если женщина — то нужно рожать, и девушка с этим безропотно соглашается. Бред.

Т. Ускова: — Но вы уже зрелая...

Т. Кандыба: — Да, но все равно не готова. Подчеркну еще раз, это же и затратно! Тут бы квартиру построить, быт обустроить. Я не хочу рожать ребенка на съемной квартире. Скажу больше: у меня нет задачи накопить денег, чтобы заводить детей. Сейчас могу позволить удовлетворить все свои «хотелки» — поездить, попутешествовать, пожить в свое удовольствие. Например, купить еще одну (третью) собаку и обеспечить ей хорошее существование.

Н. Иванова:
— В корне не согласна с такой позицией. Обществу просто выгодно прививать и подпитывать мысль, что дети — это дорого. Половина вещей, это я как мама говорю, совсем не нужна и бесполезна для чада. До года что ребенку нужно? Минимум одежды, мама и грудное вскармливание. Зачем малышу огромный гардероб и полки игрушек? А женщины ведутся на массовое зомбирование и не могут представить себе, как может обойтись их ребенок без той или иной безделушки. Это мишура, которой многие просто хотят заменить родительские внимание, заботу и ласку. Но ребенку важно общение с родителями, а не сумма, потраченная на него в магазине.

Т. Ускова: — Наталья, то есть когда создавалась ваша семья, финансовой подушки безопасности у вас совсем не было?

Н. Иванова: — Я бы не сказала, что все было круто. Мы жили на съемной квартире, где и родились трое детей. И ничего страшного. Наоборот, отпрыски подстегивают быстрее находить выход из сложившейся ситуации. Например, с каждым последующим ребенком муж зарабатывает все больше и больше, есть стимул дальше развивать свой бизнес.

С. Сырицкая: — Татьяна, как видите, не все так сложно. Неужели вам не хочется возвращаться домой под радостные крики детей?

Т. Кандыба: — И все же нет, не хочу, даже опустив материальный фактор. У меня есть две собаки. Этого достаточно. Я их не очеловечиваю. Они не заменяют детей. Это мои компаньоны. Мне с ними комфортно и приятно. Рожая детей, я боюсь потерять себя и свою сущность. Ребенок ведь выходит на первое место. Гуляешь с малышом — все внимание достается именно ему. С ним здороваются в первую очередь. А мама где-то побоку...

С. Сырицкая: — Ну это больше на ревность смахивает... А если вдруг «залет»?

Т. Кандыба: — Это исключено. Я предохраняюсь самым тщательным образом. Сделала бы стерилизацию, если бы возможно было это в Беларуси. В Украине этим занимаются, но тоже не так просто. Плюс это чревато гормональными сбоями.

Теперь я развиваю себя, повышаю свой образовательный уровень, общаюсь с людьми, много работаю. Знали бы, сколько времени уходит на тех же собак! Выгулы, прогулки — это прекрасно! Какие дети? О чем вы?

Н. Иванова: — Думаю, Татьяна лукавит. Животные — своего рода замена детям. Знаю по себе. Пока у меня не было детей, постоянно нужны были котики, попугайчики, хомячки, морские свинки. Точно так же с ними возишься, уделяешь внимание.

Т. Кандыба: — Но детей на самотек не пустишь... Им нужно развитие…

Н. Иванова: — Всяческие развивающие центры — это тупое вытягивание денег. Детям нужны родители. Чем больше мама общается с ребенком, чем чаще она его обнимает, целует, тем лучше для ребенка. Поэтому и в школу мои дети идут не за оценками. Нет такого, чтобы до посинения муштровать ребенка. Нет настроения сейчас делать домашнее задание — пусть займется чем-то другим. И часа через два желание открыть учебник проснется само.

Заставляя детей что-то делать, мы портим их. А родители с рождения штудируют дочек: мол, должна учиться, уметь готовить, уметь убирать. На самом деле они ничего никому не должны. Им нужно расти в своих девичьих грезах. Кстати, я мечтаю открыть школу для девочек, которые бы нормально и правильно воспринимали себя и свои функции, а не выискивали единомышленников по чайлдфри.

Т. Ускова: — Наталья, так нашей Татьяне, к примеру, не навязывали младшего брата и обязанности, связанные с его присмотром, не заставляли ухаживать за ним. Вы противоречите сами себе!

Н. Иванова:
— Но ей никто и не показал, как надо. Татьяна боится стать общепризнанной мамой, замученной детьми и бытом. А тут еще и муж пришел, чего-то хочет. Можно быть счастливой, даже имея 10 детей, и все успевать.

Т. Кандыба: — Возможно, вы просто говорите о материнском инстинкте, которого у меня нет.

С. Сырицкая: — Но как вы можете судить о его наличии, если вы даже не были беременны?

Н. Иванова: — Татьяна, вам влюбиться надо! А заводить ребенка лишь по достижении определенного социального уровня глупо. Человек такое существо, которому всегда и всего мало, в том числе и денег. Вы всегда будете искать не повод для рождения ребенка, а причину, чтобы от него отказаться.

Т. Кандыба: — Зачем рожать человеку, который не приемлет детей? Это же абсурдно звучит! Я бы хотела жить в уединенном месте на хуторе со своим молодым человеком. Сейчас мне не совсем хватает любви, но я не чувствую себя неполноценной. В конце концов, почему семья обязательно должна подразумевать ребенка?

Н. Иванова: — Татьяна, по-моему, вы совсем запутались. Дети — это способ не жить только лишь для себя, а понять как раз суть материнства. Для меня никакая работа, никакие блага и «хотелки» не сравнятся с тем, что я имею детей. Просто не нужно бояться себя. Быть мамой — это здорово.

Т. Кандыба: — Наталья, я уважаю ваше мнение, спасибо. Но моя позиция неизменна: рожать нужно тогда, когда ты готов. Иначе добра ни маме, ни ребенку не будет. Зачем плодить несчастных детей? Это не мое. По крайней мере, сейчас.

uskova@sb.by;

syritskaya@sb.by

Фото Татьяны УСКОВОЙ

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.2
Загрузка...
Новости