Мистер скорость

Портрет четырехкратного чемпиона мира в гонках «Формулы-1»

«Меня воспитывали в строгих рамках, и у меня было твердое убеждение, что именно такой и будет моя жизнь. Такой, какой мне ее разрешали иметь», — иногда вспоминает Льюис о своем нелегком детстве. Его мать — белая британка, отец — сын чернокожего эмигранта из Гренады. Родители развелись, когда Льюису было всего два года. Первые 10 лет он жил с матерью. Лишь затем, когда у мальчика не просто стал проявляться талант автогонщика, но и он стал регулярно выигрывать чемпионаты, он перебрался жить к отцу. Старший Гамильтон, собственно говоря, и воспитывал из своего сына будущего чемпиона мира. Первого в «Формуле-1» чернокожего гонщика и, конечно же, первого чернокожего чемпиона.

«Я по-прежнему могу стопроцентно отдаваться гонке»

Найти другого такого медийного пилота, как Льюис, сегодня в пелотоне очень сложно. Практически невозможно. Некоторые, наверное, могут мне возразить, мол, Нико Росберг, прошлогодний чемпион и напарник Льюиса по команде «Мерседес», участвует во множестве медийных мероприятий, его видят на многих презентациях и т.д. Но смею с этим не согласиться. Во-первых, Нико стал так себя вести, оставив «Формулу-1», едва лишь добившись своей первой победы в чемпионате. Во времена же гонок он был гораздо более закрытым от СМИ и сдержанным как в своих высказываниях, так и в своих увлечениях. Во-вторых, Льюис проявляет более многогранный круг увлечений. Он действительно другой.

«Я себя считаю настоящим аутсайдером, — сказал как-то Льюис журналистам. — Но не в смысле отстающего от основной группы по своим параметрам или характеристикам. Отнюдь. А в смысле человека, выпадающего из общих рамок. Причем не только в стиле поведения или одежды, но и в силу цвета кожи, в образе жизни и даже в самом отношении к этой жизни».

По правде сказать, Льюису удалось своим поведением раздвинуть рамки узкого круга избранных, круга участников паддока «Формулы-1». Всем своим поведением и образом жизни он показывает, что, оставаясь активным участником этого элитного клуба «королевских гонок», он еще и востребован вне формульных границ. Чего только стоит информация, что Льюис пишет музыку, и, как говорят эксперты, неплохую.

Льюис ГАМИЛЬТОН и Николь ШЕРЗИНГЕР

Что до своего оригинального поведения, то скажите, кому из современной «Формулы-1» могло прийти в голову явиться в паддок на гонки со своим псом? Раньше никто и представить себе не мог, что в этот закрытый для многих клуб «паддок Ф1» можно привести свою собаку. А Льюис смог убедить нынешних владельцев Ф1, что в этом нет ничего сверхъестественного, и получить разрешение на присутствие своего любимого пса на гонках вместе с хозяином.

Нынешнее поколение гонщиков сильно отличается от предыдущих. Загнанные в рамки предписываемого им поведения многочисленными спонсорами, манипулируемые своими пресс-службами и физиотерапевтами, они не должны говорить ничего лишнего, не позволять себе расслабляться на виду у публики и тем более журналистов, строго по режиму кушать и ложиться спать, бесконечно заботясь о своем здоровье и физическом состоянии. Все поставлено в угоду добываемых в гонке долей секунд, побед, титулов.

Он действительно не похож на других. Льюис не говорит ни на одном иностранном языке. Ему вполне хватает его родного английского. По-русски он выучил только «привет», которым иногда здоровается в пресс-центре, когда ему задают вопрос российские журналисты.

Гоняться в картинге Гамильтон начал в 8 лет. Спустя два года он встретился с Роном Деннисом, чтобы взять у того автограф, и сказал тому буквально следующее: «Привет. Я — Льюис Гамильтон. Я выиграл британский чемпионат и однажды буду гоняться за рулем вашего болида». Босс «Макларена» не отказал себе в удовольствии написать в книге автографов Льюиса: «Позвони мне через 9 лет, мы что-нибудь для тебя устроим». Удивительно, но именно такой срок понадобился Льюису, чтобы впервые сесть за руль «Макларена» на тестах в Сильверстоуне в конце 2004 года. Уже в свой первый сезон в «Формуле-1» он едва не стал чемпионом, проиграв осенью 2007 года победителю чемпионата Кими Райкконнену всего 1 очко. Именно с таким же преимуществом, только уже над другим гонщиком «Ферарри» Фелиппе Масса, Льюис выиграл свой первый титул на следующий год.

Первый в «Формуле-1»

Рон Деннис, отличавшийся не только высокой работоспособностью, но и суровым нравом, требуя от своих подчиненных жесткой дисциплины, все-таки не смог надломить в душе британского юноши воли к самовыражению, свободолюбию. И чем старше становился Льюис, тем больше лимитов, которыми его ограничивали, он старался сломать. Принятие самостоятельных решений — вот признак, по которому можно было судить о взрослении юноши. Отказ от услуг своего отца, который в роли менеджера Льюиса строил его карьеру и в картинге, и затем в «Макларене», был чем-то из ряда вон выходящим. Но Льюис сумел не только не потерять на этом ничего в своей карьере, но и оставить с отцом добрые отношения.

Как гром среди ясного неба было решение британца перейти в конце 2012 года в «Мерседес». Непонятый поначалу многими действительно отважный поступок позволил Льюису уже через год начать завоевывать там очередные чемпионские звания.

У него есть собственное ранчо «Мегазона» в американском Колорадо, куда он периодически летает  с друзьями на своем выкрашенном в красно-черные цвета самолете Challenger. Своим образом жизни он открывает границы «Формулы-1» для тех людей, которые никогда до этой поры и не думали об автоспорте, умножая число своих болельщиков и просто почитателей автогонок.

«Ну вот, он опять «свалил» со своими дружками и подружками, чтобы где-то там попраздновать и потусить», — говорят в его адрес критики, в душе завидующие Гамильтону. Сам же Льюис отвечает с улыбкой на это так: «Мне плевать на то, что такие люди обо мне думают. Я вернусь через пару недель, выиграю гонку, и пусть завидуют дальше. Не надо за меня переживать, у меня нормальная жизнь сейчас и будет нормальной после «Формулы-1».

Несмотря на свою впечатляющую коллекцию дорогих и спортивных машин La Ferrari, Shelby Mustang GT500, Pagani Zonda 760, Льюиса совершенно не привлекает управление машиной на обычных дорогах: «Я ненавижу пробки, к тому же нет возможности общаться с друзьями по смартфону». Он предпочитает ездить на просторном заднем сиденье своего Mercedes Maybach в бело-перламутровом кузове с персональным водителем. По его словам, ему даже спится в машине или самолете лучше, чем дома. А спортивные машины и мотоциклы (еще одна страсть Льюиса) — это только для автодромов.

На заре своей формульной карьеры он полностью был охвачен гонками и любовными отношениями со своей подругой певицей Николь Шерзингер. Они занимали все его время. Однако пару лет назад они расстались. Льюис, не обделенный вниманием женского пола, стал еще и вегетарианцем. И он улыбается всякий раз, когда видит журналистов: «Я по-прежнему могу стопроцентно отдаваться гонке, но вне гонок у меня еще остается много энергии на другие вещи. Я люблю креативность, играю на гитаре и фортепиано, сочиняю музыку и делаю массу невероятных вещей, которые мне нравятся. Сегодня я уже не такой, как раньше. Я — другой, но я очень дружу с тем другим Льюисом, которым я сейчас являюсь».

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...