Мистер скорость

Портрет четырехкратного чемпиона мира в гонках «Формулы-1»

«Меня воспитывали в строгих рамках, и у меня было твердое убеждение, что именно такой и будет моя жизнь. Такой, какой мне ее разрешали иметь», — иногда вспоминает Льюис о своем нелегком детстве. Его мать — белая британка, отец — сын чернокожего эмигранта из Гренады. Родители развелись, когда Льюису было всего два года. Первые 10 лет он жил с матерью. Лишь затем, когда у мальчика не просто стал проявляться талант автогонщика, но и он стал регулярно выигрывать чемпионаты, он перебрался жить к отцу. Старший Гамильтон, собственно говоря, и воспитывал из своего сына будущего чемпиона мира. Первого в «Формуле-1» чернокожего гонщика и, конечно же, первого чернокожего чемпиона.

«Я по-прежнему могу стопроцентно отдаваться гонке»

Найти другого такого медийного пилота, как Льюис, сегодня в пелотоне очень сложно. Практически невозможно. Некоторые, наверное, могут мне возразить, мол, Нико Росберг, прошлогодний чемпион и напарник Льюиса по команде «Мерседес», участвует во множестве медийных мероприятий, его видят на многих презентациях и т.д. Но смею с этим не согласиться. Во-первых, Нико стал так себя вести, оставив «Формулу-1», едва лишь добившись своей первой победы в чемпионате. Во времена же гонок он был гораздо более закрытым от СМИ и сдержанным как в своих высказываниях, так и в своих увлечениях. Во-вторых, Льюис проявляет более многогранный круг увлечений. Он действительно другой.

«Я себя считаю настоящим аутсайдером, — сказал как-то Льюис журналистам. — Но не в смысле отстающего от основной группы по своим параметрам или характеристикам. Отнюдь. А в смысле человека, выпадающего из общих рамок. Причем не только в стиле поведения или одежды, но и в силу цвета кожи, в образе жизни и даже в самом отношении к этой жизни».

По правде сказать, Льюису удалось своим поведением раздвинуть рамки узкого круга избранных, круга участников паддока «Формулы-1». Всем своим поведением и образом жизни он показывает, что, оставаясь активным участником этого элитного клуба «королевских гонок», он еще и востребован вне формульных границ. Чего только стоит информация, что Льюис пишет музыку, и, как говорят эксперты, неплохую.

Льюис ГАМИЛЬТОН и Николь ШЕРЗИНГЕР

Что до своего оригинального поведения, то скажите, кому из современной «Формулы-1» могло прийти в голову явиться в паддок на гонки со своим псом? Раньше никто и представить себе не мог, что в этот закрытый для многих клуб «паддок Ф1» можно привести свою собаку. А Льюис смог убедить нынешних владельцев Ф1, что в этом нет ничего сверхъестественного, и получить разрешение на присутствие своего любимого пса на гонках вместе с хозяином.

Нынешнее поколение гонщиков сильно отличается от предыдущих. Загнанные в рамки предписываемого им поведения многочисленными спонсорами, манипулируемые своими пресс-службами и физиотерапевтами, они не должны говорить ничего лишнего, не позволять себе расслабляться на виду у публики и тем более журналистов, строго по режиму кушать и ложиться спать, бесконечно заботясь о своем здоровье и физическом состоянии. Все поставлено в угоду добываемых в гонке долей секунд, побед, титулов.

Он действительно не похож на других. Льюис не говорит ни на одном иностранном языке. Ему вполне хватает его родного английского. По-русски он выучил только «привет», которым иногда здоровается в пресс-центре, когда ему задают вопрос российские журналисты.

Гоняться в картинге Гамильтон начал в 8 лет. Спустя два года он встретился с Роном Деннисом, чтобы взять у того автограф, и сказал тому буквально следующее: «Привет. Я — Льюис Гамильтон. Я выиграл британский чемпионат и однажды буду гоняться за рулем вашего болида». Босс «Макларена» не отказал себе в удовольствии написать в книге автографов Льюиса: «Позвони мне через 9 лет, мы что-нибудь для тебя устроим». Удивительно, но именно такой срок понадобился Льюису, чтобы впервые сесть за руль «Макларена» на тестах в Сильверстоуне в конце 2004 года. Уже в свой первый сезон в «Формуле-1» он едва не стал чемпионом, проиграв осенью 2007 года победителю чемпионата Кими Райкконнену всего 1 очко. Именно с таким же преимуществом, только уже над другим гонщиком «Ферарри» Фелиппе Масса, Льюис выиграл свой первый титул на следующий год.

Первый в «Формуле-1»

Рон Деннис, отличавшийся не только высокой работоспособностью, но и суровым нравом, требуя от своих подчиненных жесткой дисциплины, все-таки не смог надломить в душе британского юноши воли к самовыражению, свободолюбию. И чем старше становился Льюис, тем больше лимитов, которыми его ограничивали, он старался сломать. Принятие самостоятельных решений — вот признак, по которому можно было судить о взрослении юноши. Отказ от услуг своего отца, который в роли менеджера Льюиса строил его карьеру и в картинге, и затем в «Макларене», был чем-то из ряда вон выходящим. Но Льюис сумел не только не потерять на этом ничего в своей карьере, но и оставить с отцом добрые отношения.

Как гром среди ясного неба было решение британца перейти в конце 2012 года в «Мерседес». Непонятый поначалу многими действительно отважный поступок позволил Льюису уже через год начать завоевывать там очередные чемпионские звания.

У него есть собственное ранчо «Мегазона» в американском Колорадо, куда он периодически летает  с друзьями на своем выкрашенном в красно-черные цвета самолете Challenger. Своим образом жизни он открывает границы «Формулы-1» для тех людей, которые никогда до этой поры и не думали об автоспорте, умножая число своих болельщиков и просто почитателей автогонок.

«Ну вот, он опять «свалил» со своими дружками и подружками, чтобы где-то там попраздновать и потусить», — говорят в его адрес критики, в душе завидующие Гамильтону. Сам же Льюис отвечает с улыбкой на это так: «Мне плевать на то, что такие люди обо мне думают. Я вернусь через пару недель, выиграю гонку, и пусть завидуют дальше. Не надо за меня переживать, у меня нормальная жизнь сейчас и будет нормальной после «Формулы-1».

Несмотря на свою впечатляющую коллекцию дорогих и спортивных машин La Ferrari, Shelby Mustang GT500, Pagani Zonda 760, Льюиса совершенно не привлекает управление машиной на обычных дорогах: «Я ненавижу пробки, к тому же нет возможности общаться с друзьями по смартфону». Он предпочитает ездить на просторном заднем сиденье своего Mercedes Maybach в бело-перламутровом кузове с персональным водителем. По его словам, ему даже спится в машине или самолете лучше, чем дома. А спортивные машины и мотоциклы (еще одна страсть Льюиса) — это только для автодромов.

На заре своей формульной карьеры он полностью был охвачен гонками и любовными отношениями со своей подругой певицей Николь Шерзингер. Они занимали все его время. Однако пару лет назад они расстались. Льюис, не обделенный вниманием женского пола, стал еще и вегетарианцем. И он улыбается всякий раз, когда видит журналистов: «Я по-прежнему могу стопроцентно отдаваться гонке, но вне гонок у меня еще остается много энергии на другие вещи. Я люблю креативность, играю на гитаре и фортепиано, сочиняю музыку и делаю массу невероятных вещей, которые мне нравятся. Сегодня я уже не такой, как раньше. Я — другой, но я очень дружу с тем другим Льюисом, которым я сейчас являюсь».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Андрей, Минск
Материал интересный, хотя мне не хватило новых фактов. Ещё хотелось бы получше понять психологию Хэмильтона. Какой он на самом деле?
П.Г.
Судя по тексту, вполне нормальный и адекватный гонщик. Судя по таланту - действительно эксклюзив, да еще и удачлив, что немаловажно для автоспорта. А вот почему все же многие его не любят? Неужели в нас говорят корни рабовладельцев, не могущих признать равность с чернокожими?
VK,ES
Хороший материал, Льюис вывел новый уровень популярности гонщиков, не только в Мире Ф1, но и среди ранее не задействованных областях. И пусть сейчас новое время, и есть инстаграмм и фейсбук, но факт остается фактом, и Льюис первый среди пелотона стал самым медийным гонщиком.
Андрей, Минск
Материал интересный, хотя мне не хватило новых фактов. Ещё хотелось бы получше понять психологию Хэмильтона. Какой он на самом деле?
Ромка
Хорошо, но мало.
Андрей, 34, г. Могилев
Хорошая статья.
Собаки, музыка, самолеты - это все бутафория. Плохо, что если ты сегодня делаешь то, что не делает большинство, то это считается чем-то из ряда вон выходящим. Вроде тот же Вильнев занимался музыкой (не знаю, есть записи его творений или нет, но помнят о канадце только как о пилоте Формулы-1 и побидителе 500 Миль Индианаполиса). Тот же Хэмильтон известен миру как пилот Формулы-1. И больше никак. Даже если станет известным исполнителем песен, то он по сути затеряется среди тех, кто поп-бизнесом занимается давно, профессионально и агрессивно. И стоит ли всерьез думать о смене деятельности, выступая в уникальном чемпионате на планете. Гонщиков Формулы-1 всего 20 на старте. И даже не всех из них считают звездами (не говоря о пилотах первой величины).

Да, в медийном плане Хэмильтон делает очень многое для продвижения Формулы-1. И делает это не в ущерб результатам. С другой стороны, знали бы мы о нем, вне Формулы-1. Уверен, что нет.
Насчет того, что "пилотам нельзя говорить ничего лишнего" - то тот же Хэмильтон помнит начало сезона 2009 года, когда его исключили из итогового протокола ГП Австралии и раздули скандал. Про молодых пилотов и говорить нечего. Как без спонсоров можно попасть в Ф1, если даже 1 сезон в Формуле-2 стоит 1,5 млн. долларов (а иногда там надо провести не 1 сезон, и на пути к самой Формуле-2 надо пройти несколько младших серий, которые стоят 0,3 - 0,5 млн. долларов за сезон). Тут уж приходится думать о том, что и кому говоришь.
SB, BE
Сожаление люди получают автоматически, а зависть надо заслужить. Bravo Louis.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости