Мистер и миссис Нет

О ратификации Лиссабонского договора

Когда–то на Западе саркастически иронизировали над неуступчивостью министра иностранных дел Советского Союза Андрея Андреевича Громыко и даже прозвали его за это «мистер Нет». В подтексте подразумевалось, что неумение идти на компромиссы — штука не очень хорошая, цивилизованные люди должны всегда договариваться...


Но вот наступили иные времена — и европейцы то и дело сталкиваются с собственными мистерами и миссис Нет. Самый свежий пример — ирландцы, которые в прошлом месяце отказались ратифицировать Лиссабонский договор. Вчера президент председательствующей в Евросоюзе Франции Николя Саркози прибыл с кратким визитом в Ирландию. В интервью газете «Айриш таймс» Саркози сказал, что едет в Дублин, чтобы выслушать и понять, почему 53% ирландцев голосовали против. Однако жители зеленого острова с возмущением восприняли недавнее замечание Саркози о том, что надо бы Ирландии проголосовать заново.


Многие ирландские политики отказались от встречи с Саркози, а противники ЕС проведут сегодня демонстрацию под лозунгом: «Нет — это нет».


На этом фоне кажутся странными железобетонные заявления брюссельских чиновников относительно снижения цен на визы для белорусов — дескать, «нет, это нет»...


Целый год я жил предвкушением того, как одним солнечным июльским утром открою своим выступлением белорусскую сессию престижной восточноевропейской историко–политологической конференции в Варшавском университете. Увы, с надеждами посетить престижное учебное заведение пришлось распрощаться по очень банальной, казалось бы, причине: в срок не успели оформить визу.


У меня, кстати, нет претензий к консульскому отделу польского посольства в Минске — его сотрудники делают порой даже больше, чем возможно, для того, чтобы справиться с огромным наплывом посетителей. Консул и рад помочь мне, тем более что польское посольство атаковали емэйлами, факсами и телефонными звонками сотрудники администрации авторитетного варшавского университета. Увы, даже в таком случае, когда речь идет о святых для каждого европейца контактах — научном сотрудничестве, дипломаты разводили руками: «Консульство ничем помочь не может, виза шенгенская и решение принимает Брюссель, а не мы».


Грустно, конечно, что поездка и выступление на столь представительном форуме сорвались. Но еще более обидно, что граждане красивой европейской страны вынуждены сталкиваться с таким вот бюрократическим заслоном, платить немалые деньги и самое главное — не быть до конца уверенными в положительном исходе дела.


За ту неделю, которую я провел возле посольства, пришлось увидеть очень многих разочарованных многочасовой осадой дипмиссии людей. Кто–то опаздывал на спортивные соревнования, вторые не могли поехать на медицинское обследование, третьи получали отказ в шенгенской визе. Последних, кстати, было немало.


Посмотрел я на все это и подумал, почему такое предвзятое отношение? Почему заявления о том, что научные контакты, образовательные поездки должны осуществляться на бесплатной основе остаются лишь пустой декларацией? Откуда взялись эти эфемерные возрастные границы, мол, до 25 лет визы бесплатные, а если ты хотя бы на год старше, то изволь заплатить 60 евро? И где вообще облегчение визового режима, о котором так часто и с пафосом говорили различные евросоюзовские чиновники?


Одни декларации, а на деле толпы утомленных граждан возле консульских учреждений, потерянные деньги, разрушенные планы...


Размышляешь на эту, прямо скажем, больную тему — и вопросы появляются сами собой. Во–первых, чем белорусы, украинцы, россияне etc. хуже граждан Гондураса, Аргентины, Бразилии, Чили, Гватемалы, Коста–Рики, Мексики, Никарагуа, Панамы, Парагвая, Сальвадора, Уругвая, Израиля или стран Южной Африки, которым разрешен безвизовый въезд на территорию Европейского союза на срок до 3 месяцев?


Во–вторых, почему нельзя ввести подачу электронного заявления на визу с последующим индивидуальным назначением даты и времени визита? Кстати, как мне удалось выяснить, на электронную форму перешли лишь некоторые продвинутые посольства в Москве. Заявитель просто заполняет анкету онлайн, а в ответ на свою электронную почту получает сообщение с датой и временем визита в консульский отдел посольства или визовый центр, собирает нужные документы, в назначенное время приходит в посольство и подает их. Никаких списков и очередей, все цивилизованно. И наконец, почему вместо того, чтобы расширить и упростить возможность поездок белорусских граждан в Европу, брюссельские чиновники закрывают границу на замок?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сергей УЛАДЫС
Честно сказать, мне не совсем понятно, почему французский лидер то ли просит, то ли заставляет ирландцев заново проголосовать за ратификацию Лиссабонского договора. «Нет» Лиссабонскому соглашению было сказано, несмотря на призывы в поддержку соглашения, которые высказывали почти все парламентские партии, и несмотря на мощную пропагандистскую работу правительства. Отдельные главы государств-членов ЕС, также предупреждали ирландцев не принимать отрицательное решение. Однако граждане Ирландии показали свою самостоятельность, дав четко понять свое неприятие. Николя Саркози делает это предложение на правах председательства в Евросоюзе, или он так сильно переживает за судьбу Лиссабонского договора, и это после того, как в 2005 году граждане его же государства отвергли единую европейскую Конституцию. Ехать в Дублин и понять, почему 53% ирландцев проголосовали против? Тогда можно спросить и Саркози (пусть даже он тогда еще не был президентом) почему три года назад 54% французов также не поддержали Евроконституцию? Я думаю жители Ирландии в праве сами принимать решения, тем более такие серьезные как принятие, вернее непринятие Лиссабонского договора.
Минчанин
Евросоюз погряз в своих проблемах. Ищут выход из политических разногласий, а наталкиваются на экономические подводные камни.<br /><br />Ирландцы, а вместе с ними поляки с чехами, похоже, осознали, что в их бедах им никто помогать не намерен. Евробюрократы занимаются лишь "крючкотворством". Вот они благополучно и "прокатили" конституцию. <br /><br />А что касается тех, кто все еще ратует за единогласную поддержку Лиссабонского договора, то им пора понять, что демагогией и заверениями проблему не решить. Европейцы тогда проголосуют за евроконституцию, когда будут уверены, что ценники в магазинах не пойдут в очередной раз вверх, а зарплаты наоборот увеличатся. А для этого нужны успехи в экономике, а не пустые заверения.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?