Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Миссия выполнима

Три эти новости поступили одна за другой с разбежкой в пару дней. Прежде чем найти между ними связь и резюмировать, напомним их. 22 ноября в машинном зале № 2 Белорусской АЭС началась сборка турбоагрегата. 24 ноября Премьер–министр Сергей Румас посетил ключевые объекты станции. 27 ноября завершилась 17–дневная миссия МАГАТЭ в компании «Рос­энергоатом».

фото белта.

Подробнее. Турбине предстоит вырабатывать электроэнергию. Фактически это основной агрегат станции. Остальные, включая и реактор, который обеспечит турбину паром, — вспомогательные. Монтаж начался с установки опор подшипников. Рутинная технологическая операция, одна из множества: одни завершаются, другие начинаются. Стройка–то без преувеличения гигантская, подобных объектов наша страна еще не знала. Сейчас в сооружении двух энергоблоков одновременно участвуют более 7.500 специалистов!

Строительство находится на пиковом этапе: уложено 96% предусмотренного проектом бетона, смонтировано 99% арматуры. Готовность первого энергоблока — 71,9 процента, второго — 51,1. Именно так, до долей процента! Сергей Румас посетил основные объекты пусковых комплексов, включая реакторное отделение и машинный зал первого блока, хранилище топлива и учебно–тренировочный центр АЭС. Нашего Премьер–министра сопровождал глава госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев, а также белорусские министры и представители российской корпорации. Стороны удовлетворены ходом работ — об этом с теми или иными подробностями сообщили источники в БелАЭС и «Росатоме».

Наконец, миссия МАГАТЭ, хотя и проходила в России, нас тоже непосредственно касается. Мы все хотим, чтобы наша станция была самой безопасной, а министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Ващенко в январе публично заверял, что такой она и будет. Миссия фактически это подтвердила — если подвести ее итоги кратко.

Она инспектировала концерн «Росэнергоатом», входящий в электроэнергетический дивизион «Росатома». Команда включала 12 экспертов и наблюдателей — из Германии, Китая, Канады, Великобритании, Франции, Японии, Чехии. Особое внимание они обратили на компоненты обеспечения безопасности. Руководитель миссии Питер Таррен на итоговой пресс–конференции, в частности, сказал: «...В «Росэнергоатоме» все очень хорошо работает... Особо отмечу, что мы обнаружили очень хорошие практики, используемые в концерне, которые будут полезны для мировой общественности и позволят повышать ядерную безопасность не только на уровне конкретного государства, но и в мировом масштабе».

Иными словами, генподрядчик БелАЭС сегодня демонстрирует наивысшие по мировым меркам стандарты безопасности. Впрочем, это давно не новость для специалистов и вообще знакомых с темой людей. Им известно, например, что компания «Росатом» является лидером мирового атомного бизнеса: 80% портфеля заказов — зарубежные проекты. Компании доверяют в Китае и Европе. Конкуренты (французская «Орано», южнокорейская «КЕПКО» и пережившая банкротство американская «Вестингауз») отстали далеко.

Строительство идет своим чередом, появляются новые задачи. Требование Президента известно: уже сейчас думать об использовании будущего энергетического потенциала. Предложения от руководителей наших министерств и ведомств поступают. Они касаются, например, развития электротранспорта и перевода жилого фонда на электроотопление. Со временем поступят и другие.

Известно, что одно рабочее место в атомной энергетике создает еще десять в других отраслях. Это все же не производство пеллет. Атомная энергетика при всем уважении к альтернативной — это самый что ни на есть хай–тек. Мы не только вправе ожидать от нее так называемого синергетического, кратно увеличенного, системного эффекта, но обязаны действовать в этом направлении. Все зависит от нас.

ponomarev@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...