Мирные сводки с Елисейских полей

О Средиземноморском саммите

Национальный праздник, торжественно отмеченный вчера во Франции — День взятия Бастилии, — президент Николя Саркози отпраздновал с глобальным размахом. Париж выдвинул крупные международные инициативы в сфере безопасности.


Так, Средиземноморский саммит, состоявшийся накануне в Елисейском дворце, стал уникальным форумом. На нем встретились непримиримые антагонисты Востока — лидеры Сирии, Ливана, Израиля, Египта, глава Палестинской автономии — за одним столом... Более того, израильский премьер–министр Эхуд Ольмерт заявил на этой встрече, что Израиль и палестинцы как никогда близки к мирному соглашению. Оптимизм относительно перспектив ближневосточного урегулирования выразил и палестинский руководитель Аббас.


Правда, станут ли эти заявления шагом к установлению мира, покажет время. Но Николя Саркози, надо отдать ему должное, одержал свою дипломатическую победу, кстати, уже не первую. Вспомним недавнее освобождение из плена Ингрид Бетанкур — гражданки Франции и Колумбии, которая провела шесть лет в колумбийском плену. В аэропорту ее встретил президент Николя Саркози, приложивший немало сил к счастливому финалу драматической истории. «Это мечта, которая сбывается. Я смотрю на человека, который столько сделал для моего освобождения», — сказала Ингрид, пожимая руку президенту.


Эти заметные акции зримо подчеркивают стремление Франции играть все более активную роль в международных делах и прежде всего — в сфере безопасности.


В последнее время из Парижа стали поступать все более четкие сигналы о возможном возвращении Франции в военную организацию НАТО, из которой она вышла в 1966 году, протестуя против доминирующей роли США в военной структуре атлантического альянса. По данным газеты «Вашингтон пост», это может произойти к апрелю 2009 года, к 60–й годовщине образования НАТО.


Впервые идея о пересмотре Францией своего подхода к Североатлантическому союзу была очерчена в выступлении президента Николя Саркози перед французскими послами в августе 2007 года. Установка на реинтеграцию в военное командование НАТО получила новый импульс в связи с недавней публикацией «Белой книги по обороне и национальной безопасности», где изложена новая военная доктрина Франции на период до 2025 года. Данную публикацию представил лично президент Саркози.


Правда, президент сделал при этом несколько существенных оговорок. «Франция, — заявил он, — независимый союзник, свободный партнер. Я оставляю за собой принципы, которые в свое время провозгласил генерал де Голль: Франция при любых обстоятельствах сохранит за собой право вынесения решения относительно участия своих войск в военной операции». По его словам, в мирное время Франция не предоставит ни один свой военный контингент под командование НАТО. Кроме того, ядерные силы Франции (4 субмарины и 40 бомбардировщиков) останутся исключительно национальными. «На основе этих принципов Франция может возобновить свои отношения с НАТО, не опасаясь за свою независимость и не рискуя быть втянутой в войну против своей воли», — резюмировал президент.


Намечаемый сдвиг в атлантической политике Парижа, как представляется, будет иметь далеко идущие последствия. «В первой за 14 лет новой национальной оборонной доктрине Франция решила, что ее безопасность тесно связана с Европой и НАТО. Это означает существенный отход страны от принципа моральной и военной самодостаточности», — так прокомментировала газета «Нью–Йорк таймс» перемены в военной политике Франции. А парижская «Монд» считает, что восстанавливая полное членство в НАТО, Франция как бы отказывается от проекта «превращения Европы в крупного и автономного игрока в вопросах обороны».


В этом смысле, между прочим, показательна заявленная Францией готовность направить в Афганистан дополнительный батальон (700 — 800 военнослужащих) в состав сил ISAF, которыми руководит НАТО. И об этом было объявлено как раз в то время, когда в других столицах европейских стран — членов НАТО, за исключением Лондона и Варшавы, никакого стремления усиливать свои контингенты в Афганистане не наблюдалось.


Все это может привести к тому, что Европа постепенно станет более самостоятельной в военной сфере, способной вырабатывать свою военную политику без обязательной оглядки на Вашингтон. В этом случае европейская идентичность в вопросах безопасности, умение развивать собственное военно–стратегическое мышление могут проявиться более определенно и рельефно.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?