Миражи и витражи ВТО

В КОНЦЕ августа 2012 года Россия стала полноправным членом ВТО. Год спустя «социальный» вице-премьер Ольга Голодец поручила министерствам оценить последствия вступления в организацию для основных отраслей. Как и следовало ожидать, оценки даны прямо противоположные. «Никаких драматических изменений из-за вступления России в ВТО не произошло»,— отметил министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев. Другая точка зрения — этот шаг нанес российской экономике страшный удар, поставив многие отрасли на грань вымирания. Для Беларуси, поставляющей в РФ более 90 процентов своей сельхозпродукции, принципиально важен вопрос: удалось ли отечественным аграриям победить в схватке с ВТО за российский рынок? Или у нас еще все впереди?

На их фоне белорусский экспорт продовольствия в Россию испытывает серьезные риски

В КОНЦЕ августа 2012 года Россия стала полноправным членом ВТО. Год спустя «социальный» вице-премьер Ольга Голодец поручила министерствам оценить последствия вступления в организацию для основных отраслей. Как и следовало ожидать, оценки даны прямо противоположные. «Никаких драматических изменений из-за вступления России в ВТО не произошло»,— отметил министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев. Другая точка зрения — этот шаг нанес российской экономике страшный удар, поставив многие отрасли на грань вымирания. Для Беларуси, поставляющей в РФ более 90 процентов своей сельхозпродукции, принципиально важен вопрос: удалось ли отечественным аграриям победить в схватке с ВТО за российский рынок? Или у нас еще все впереди?

ВООБЩЕ, о пользе ВТО как-то даже не принято рассуждать. Весь цивилизованный мир живет и торгует по правилам этой организации. Чиновники всех мастей и народов утверждают, что присоединение к ВТО в целом для экономики любой страны оказывается положительным, экономический рост ускоряется за счет того, что многие производители получают более выгодные условия проникновения на зарубежные рынки, а уязвимые отрасли не слишком страдают от этого шага. А главное, утверждают чиновники, усиление конкуренции — только во благо.

Вот и жителям России говорили, что после вступления в ВТО повысится конкуренция и не будет столь высокой инфляция, а цены на потребительские товары даже снизятся.

Упали ли цены в магазинах для потребителей? Стала ли Россия больше экспортировать?

Промышленники, аграрии и бизнесмены отмечают, что со вступлением России в ВТО им стало не просто сложно выживать, а практически невозможно. Обещанного роста инвестиций, цивилизованных отношений со всем миром, развития экспорта, снижения потребительских цен не видно, но негатива хлебнули вдоволь. По итогам полугодия министр экономического развития Алексей Улюкаев честно признал, что инвестиционная активность в РФ снизилась, а ВВП увеличился всего на 1,7 процента. Значительно ухудшились внешнеторговые показатели: падение положительного сальдо торгового баланса на 15,4 процента в первом полугодии 2013 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт снизился на 3,8 процента при продолжающемся росте импорта на 4,4. Причем эксперты подчеркивают, что падение внешней торговли не обусловлено ухудшением ценовой конъюнктуры на товарно-сырьевых рынках. Напротив, она была очень благоприятной: так, средняя цена на нефтяную смесь Urals — около 107 долларов за баррель.

Спад в экономике отмечает и директор Института проблем глобализации Михаил Делягин: «Торможение роста — с 4,5 процента за 6 месяцев прошлого года до 1,8 — в 2013».

Нет и обещанного стремительного роста иностранных инвестиций. По данным Росстата, формально динамика вроде и есть: по итогам первого полугодия 2013 года в сравнении с первым полугодием прошлого общий объем иностранных инвестиций, поступивших в Россию, вырос на 31 процент и составил 98,8 миллиарда долларов. Но, во-первых, из этого общего объема прямые иностранные инвестиции составляют всего 12,1 миллиарда, или 12,3 процента. Основная же доля — 86,3 миллиарда долларов — это так называемые «прочие инвестиции». Под этим определением Росстата скрываются обыкновенные кредиты. А во-вторых, следует упомянуть и уже давно всем известный феномен: большая часть этих инвестиций является зарубежными лишь формально, а на самом деле это чаще всего незаконно вывезенные средства российских же юридических и физических лиц, которые, легализуясь в офшорах, возвращаются в Россию под видом иностранных инвестиций.

Таким образом, иностранные инвестиции оказываются подобными, как образно выразился один из независимых экспертов, морской свинке, которая, как известно, никакая не морская и никакая не свинка, так как не имеет ровно никакого отношения ни к морю, ни к свиньям. Так же и иностранные инвестиции, приходящие в Россию: это никакие не инвестиции, да еще и не иностранные.

А ЧТО же потребитель? Как сказался год в ВТО на его кошельке?  Из-за сниженных таможенных пошлин полки магазинов заполонили импортные товары, которых и до этого было более чем достаточно и которые в достатке субсидированы тамошними государствами. Результат печален: потребитель не выиграл, так как ритейл съел весь куш от сниженных пошлин. А продовольственный рынок, и без того напичканный зарубежными продуктами, стал еще более небезопасным для здоровья.

К лету забеспокоились и депутаты. В июне в Госдуме прошел «круглый стол», на котором сельхозпроизводители массово отчитывались. Суть — практически все сельхозпредприятия в убытках, рентабельных не осталось. К сентябрю импорт мясной продукции несколько снизился по сравнению с прошлой осенью и зимой, но за счет того, что в последнее время ведутся активные заготовки мяса, фактически идет массовый забой животных. К примеру, из Краснодара сообщают, что за год поголовье свиней снизилось почти на 60 процентов. В некоторых регионах страны идет массовое уничтожение свиней под предлогом борьбы с АЧС. Сама эта операция уже получила прозвание «свиноцид».

«Наибольший ущерб несет и без того захлебывающееся в проблемах село, — отмечает Михаил Делягин. — Только ленивый не слышал о проблемах в свиноводстве. Рентабельность новейших комплексов, насколько можно судить по передовой Белгородской области, рухнула втрое (с 29 до 10 проц.), не самые современные оказались, на официальном языке, «около нуля», а личные подсобные хозяйства по всей стране на глазах становятся убыточными», — поясняет экономист.

Не лучше обстоят дела и в сельхозмашиностроении: первый год работы в условиях ВТО показал неутешительные итоги. По данным президента Промышленного союза «Новое Содружество», сопредседателя Московского экономического форума Константина Бабкина, европейский рынок сельхозмашин по итогам полугодия вырос на 7 процентов. Рынок тракторов и комбайнов в Канаде — на 7 и 38 соответственно, в США — на 13 и 52 процента. Зато в России отгрузки тракторов упали на 13, а комбайнов — почти на 40 процентов.

С ним солидарен Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко»). «Цена на молочную продукцию вырастет до конца года как минимум на 10 процентов, — уверен Даниленко. — И, наверное, увеличится объем фальсификата, продавцы не захотят пугать потребителей ростом цен и увеличат процент «левого» товара на полках».

Практически такая же ситуация и в других отраслях экономики. Случайны ли все эти печальные итоги? Сегодня многие эксперты говорят, что подобные ситуации являются следствием ложной стратегии, основанной на мифах:  об открытой экономике и якобы существующей в мире свободной торговле.

Сегодня ведь стало очевидным, что в регионах по существу идет сколачивание команд для коллективного отстаивания собственных интересов в глобальной конкуренции и формирование замкнутых воспроизводственных контуров. Яркий пример тому — Евросоюз.

ЗНАЧИТ, становится принципиально важным наш собственный интеграционный проект на Евразийском пространстве. К чему, собственно, и стремится Беларусь.

Уже в начале 2012 года была известна группа риска — товары, снижение ставок по которым в соответствии с договоренностями России и ВТО было максимально опасным для белорусского экспорта. В нее вошли сухое обезжиренное молоко, сухое цельное молоко, плавленые сырки, молочная сыворотка, свинина. По всем проблемным товарам мы пока сохранили позиции на главном экспортном рынке. Доля отечественного СОМ в общем объеме российского импорта составляет 71, СЦМ — 93, сыворотки — 66, масла — 53 процента. Практически нигде белорусские молочники не уступили поставщикам из третьих стран. Но это не повод почивать на лаврах, поскольку ситуация может стремительно меняться. Пример — цены на свинину. Еще по итогам 11 месяцев 2012 года свинина поставлялась в Россию на 4,7 процента дороже, чем в 2011-м. Однако в декабре произошло резкое падение цен на рынке РФ, и уже после нового года белорусская свинина второй категории стоила 90 руб. за килограмм вместо 120, а третьей — 85 вместо 100. Кроме того, импортеры свинины придерживали свои поставки до вступления в силу нового ЕТТ. По условиям членства России в ВТО не только увеличиваются размеры разрешенного импорта свинины, но и обнуляются ставки таможенного тарифа в рамках квот. В итоге практически весь годовой объем импортеры ввезли в последние месяцы, что и привело к падению.

В этой связи нам приходится принимать у себя какие-то меры, изыскивать резервы, чтобы поставлять эту продукцию в Россию. Увеличение продаж товаров с высокой добавленной стоимостью остается одним из главных приоритетов в работе на российском рынке.

Производство и переработка сельхозпродукции в Беларуси растут все последние годы. В планах на 2013 год увеличение производства молока на 600 тысяч тонн, мяса — на 100 тысяч тонн.

Однако мы знаем и планы соседки. Они декларируют, что к 2020 году у них значительно возрастет объем сельхозпроизводства. Уже в прошлом году Россия фактически обеспечила свой внутренний рынок свининой и мясом птицы. Как следствие, емкость нашего основного рынка сбыта сокращается. Чтобы избежать проблем в будущем, надо осваивать новые регионы уже сейчас. Потому что завтра может быть уже поздно.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?